В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Несчастный дебошир и пират: подлинный отец Робинзона Крузо

Со времени написания знаменитой приключенческой книги Даниеля Дефо прошло уже почти 300 лет, но наряду с именем ее главного героя — Робинзона Крузо — не забыто также имя матроса Александра Селкирка, ставшего его прообразом. Он был найден экипажем английского военного корабля на одном из необитаемых островов в Тихом океане во второй день февраля 1709 года. В предисловии к первому изданию Дефо писал: «Еще до сих пор среди нас есть человек, жизнь которого послужила основой для этой книги». Как считают историки, писать явно имел в виду Селкирка.
Несчастный дебошир и пират: подлинный отец Робинзона Крузо
Фото: ИА RegnumИА Regnum
Обычный моряк и необычные обстоятельства
Остров Мас-а-Тьерра входит в состав архипелага , расположенного в Тихом океане, в 640 километрах от побережья . Это и есть знаменитый остров Селкирка, которого впоследствии связали с именем персонажа книги Дефо — Робинзона Крузо. А 2 февраля 1709 года пришвартовавшиеся к берегу матросы увидели заросшего человека в одежде, пошитой из кожи коз. Вначале он мог вымолвить лишь нечленораздельные звуки, зато через несколько недель, словно опомнившись, сумел рассказать, что провел на острове четыре года и четыре месяца (1704 1709 годы). В шотландском поселке Ларго, где родился Александр Селкирк, ему поставили памятник.
Изучая биографию этого шотландского моряка, можно сделать вывод, что Селкирк был обычным человеком, попавшим в необычные обстоятельства. «Моряк как моряк, прилагал все усилия, чтобы остаться в живых», — говорил о нем некий капитан Кук (не сам знаменитый мореплаватель, а его однофамилец, возможно и предок). Однако долгие морские путешествия и одиночество на острове сильно повлияли на его характер, судя по всему и до этого не слишком мирный и покладистый.
Как дебошир стал пиратом
По некоторым данным, Александр Селкирк — седьмой сын сапожника из села Лоуэр Ларго, расположенного недалеко от . Родился на свет в 1676 году, а подросши, проводил много времени в отцовской в мастерской, играя обрезками кожи и кусочками дратвы.
Его «бессмертная история» началась с того, что Александру достался ужасный характер — жарактер настоящего шотландца. Некоторые исследователи биографии известного пирата и моряка отмечают, что всё семейство Селкирков в нескольких поколениях слыло буянами и нарушителями общественного порядка. По одной из версий, именно из-за драки с братьями и попытки насмерть прибить папашу, юноше пришлось покинуть отчий дом и стать матросом. Приключения не заставили себя ждать: во время путешествия в Африку Селкирк попал в плен и был продан в рабство. Это достаточно темная полоса в его жизни: по-видимому, он сам занимался пиратством, потому что спустя несколько лет он вернулся домой — с золотой серьгой в ухе, в роскошных одеждах и при деньгах.
Действительно, готовность в любой момент влезть в драку, смелость и острый ум помогли ему преуспеть в матросских делах, и сделало по-сути идеальным кандидатом в пираты. Александр Селкирк достаточно быстро стал буканьером на службе Его Величества.
В начале 1703 года в «Лондон газетт» он прочитал о том, что знаменитый капитан Уильям Дампьер на двух судах готовится предпринять новое плавание в Вест-Индию за золотом. Такая перспектива вполне устраивала молодого, но уже «заболевшего» морем, плаваниями и приключениями шотландца. Уильям Дампьер — авантюрист и одновременно ученый-натуралист, корсар и мореход, успешно продолжал дело знаменитых королевских пиратов Френсиса Дрейка и Уолтера Рели, положивших в веке начало морскому владычеству Британии. Цель похода флотилии Дампьера — нападение на испанские суда в море, захват и ограбление городов на суше. Курс — южные моря, страны Латинской Америки. По существу, это была обычная для того времени грабительская экспедиция, прикрывавшаяся лишь лозунгом борьбы с враждебной .
Роковая ссора
Плавание протекало спокойно, если не считать смерти капитана судна, на котором служил Селкирк. Вместо умершего моряка Дампьер назначил нового командира Томаса Стредлинга, сыгравшего позже столь неблагодарную роль.
Известно, что полтора года галера «Сэнк пор» скиталась по морям, вступала в абордажные схватки, совершала дерзкие набеги, захватывала корабли испанцев. Из Атлантического, следуя путем Магеллана, вышла в Тихий океан. Совершив несколько налетов на города, расположенные по чилийскому побережью, корабли разошлись в разные стороны. «Сэнк пор» поднялась до широты нынешнего города Вальпараисо и взяла курс на пустынные острова архипелага Хуан Фернандес, где команда рассчитывала запастись пресной водой и дровами. Здесь-то и разыгрались те события, благодаря которым имя Селькирка не было забыто историей.
Во время плавания между капитаном галеры «Сэнк пор» Томасом Стредлингом и его боцманом Селкирком не раз возникали пререкания, порой даже ссоры. По одной из версий, упрямый шотландец так надоел властолюбивому капитану, что тот в наказание решил высадить его на необитаемом острове. По другим данным, Селкирк сам решил покинуть корабль, кстати говоря, к тому времени изрядно потрепанный и давший течь. Как бы то ни было, в судовом журнале появилась запись: Александр Селкирк списан с судна «по собственному желанию». В шлюпку погрузили платье и белье, кремневое ружье, фунт пороху, пули и огниво, несколько фунтов табака, топор, нож, котел, не забыли даже Библию.
За годы, проведенные на острове, Селкирк выучил ее почти наизусть.
Остров «Робинзонов»
На Мас-а-Тьерра, входящий в архипелаг Хуана Фернандеса, Селькирка ждала вполне «комфортабельная» жизнь. Этот весьма своеобразный клочок суши представляет собой не не просто какую-то скалу, торчащую из моря (наивысшая точка острова — гора Эль-Юнке имеет высоту 916 метров над уровнем моря). Это место известно своим сухим средиземноморским климатом, где температура воздуха колеблется от +3°С до +30°С, и уникальной историей.
Интересно, что Isla Más a Tierra — в переводе на русский «ближайший к земле остров» — в 1574 году открыл испанский мореплаватель и авантюрист Хуан Фернандес. Обнаружив на острове «стада» морских котиков, он выпросил у испанской короны финансы на колонизацию острова. Но, получив деньги, а также — семена для посевов и инструменты и около полутысячи рабов-индейцев, капитан все это привез на остров, да тут же забросил. Большую часть полученного прохиндей использовал для развития своего предприятия по добыче жира котиков, ценившегося в те времена на вес золота. Впрочем, создать прочную торговую империю у него не вышло: в одной из поездок Фернандес подхватил малярию и умер.
«Что после этого стало с индейцами — совершенно неясно. Никаких следов их пребывания так и не было найдено, так что есть вариант, что он и не привозил сюда никого, а все эти записанные колонисты — просто «мертвые души». Теоретически Фернандес мог и вовсе сбросить их за борт по дороге как балласт. В истории такие случаи со слишком докучливыми рабами уже случались, и не раз. Но главное: испанский пройдоха оставил здесь то, без чего жизнь Робинзона быстро пришла бы к концу. На остров были завезены козы и кошки (чтобы ловить крыс, которых тоже завезли европейцы)», — пишет в своей статье Владимир Бровин.
Он также напомнил, что до того, того, Селькирк оказался брошенным на произвол судьбы, на острове пытались также выжить трое голландских добровольцев, а позже испанцы «забыли» одного слугу-индейца, который умудрился прожить на Мас-а-Тьерра три года. В 1687 году пиратский капитан Эдвард Дэвис высадил сюда на пару лет в наказание девятерых моряков, которых хотел проучить за пристрастие к азартным играм.
«В общем, история этого острова уже была переполнена Робинзонами как ни одно место в мире. Позже, в XIX веке, из Мас-а-Тьерра сделают тюрьму для политических преступников, которые будут жить здесь в пещерах в почти первобытных условиях. Причем, двое из них потом станут президентами Чили. Остров определенно притягивал интересные истории и небанальных личностей словно магнит», — отмечает Владимир Бровин.
Наедине с собой и природой
К одиночеству и уединению в разное время стремились многие люди, но эта тема не про Селкирка. В душе боцман надеялся, что долго пробыть на острове в положении добровольного узника ему не придется — ведь корабли довольно часто заходят на остров за пресной водой. Впрочем, расчеты не оправдались. Чтобы не умереть с голоду, пришлось заботиться о еде.
Особенно трудно было в первые месяцы. И не столько от того, что приходилось ежечасно вести борьбу за существование, сколько из-за полного одиночества. Землю, которая его приютила в океане, он стал проклинать, а также корить себя за тот час, когда решился на свой необдуманный поступок. Впрочем, знай он тогда, что корабль «Сэнк пор» вскоре после того, как он его покинул, потерпел крушение и почти вся команда погибла, наверное, не стал бы так сокрушаться.
Известно, что Александр не очень-то старался афишировать своё пребывание на необитаемом острове, — чтобы не попасть в плен к испанским морякам. Поначалу большую часть дня он проводил, наблюдая за морем. Но, так уж получилось, что мимо берегов Мас-а-Тьерра плыли исключительно испанские галеры. А в то время Англия и Испания находились в состоянии непрекращающейся вражды, и попасть в руки к испанцам по сути означало смерть.
Тем не менее, Селькирк продолжал каждый день взбираться на самую высокую гору острова, где часами всматривался в безжизненный горизонт. Но судно все не появлялось, и моряк начал заниматься обустройством быты. Он построил две хижины из бревен и листьев и тщательно оборудовал их. Вскоре его жизнь улучшилась. Тому способствовали мягкий и обычно сухой климат на протяжении почти целого года, отсутствие ядовитых или опасных зверей и наличие пресноводных ручьев. Помимо тюленей в лагуне родились многочисленные виды рыб, а земля была богата съедобными растениями, в том числе — дикорастущими ягодами, горчицей полевой, различными видами черного перца и растений, имевших вкус капусты. Единственное, чего не хватало, это соли, — рассказывал он позднее своим спасителям.
Плохо было только то, что таяли запасы пороха и, кроме того, износилась одежда. Тогда Селкирк при помощи ржавого гвоздя, сшил себе одежду из козьих шкур.
Посуду Селкирк делал себе из кокосовых орехов, мастерил из дерева полочки и сундуки, в которых хранил свою утварь. Огонь он научился добывать трением. Однажды во время охоты, пытаясь поймать козу голыми руками, моряк сорвался в пропасть и трое суток (?) пролежал там без сознания. После этого шотландец стал подрезать у козлят сухожилия ног, отчего те утрачивали резвость и становились более доступными для безоружного охотника.
Как он сам потом рассказывал, восемнадцать месяцев потребовалось для того, чтобы привыкнуть к одиночеству и примириться со своей участью. Он уже не испытывал те муки, которые одолевали его в самом начале. Отлучение от людского общество растянулось на одну тысячу пятьсот восемьдесят дней и ночей. Именно столько Селькирк оставался один на один с природой.
Вызволение с острова
Конец отшельничеству Селкирка пришел только начале 1709 года. Точку, которая постепенно превратилась в парус, моряк впервые увидел днем тридцать первого января. Привлекать внимание мореплавателей он не стал, так как и без того было видно, что судно держит курс к берегу острова Мас-а-Тьерра. Когда корабль подошел достаточно близко и бросил якорь, а от него отчалила шлюпка с матросами, радости Александра не было предела.
По прибытию в Британию он на какое-то время стал звездой едва ли не национального масштаба: о нем писали газеты, им интересовалась праздная публика и даже высший свет. Он получил немалые по тем временам деньги — 800 фунтов стерлингов — и мог позволить себе жить безбедно.
Однако герой острова был несчастлив в цивилизованном мире и тосковал по своему острову: «Сейчас у меня восемьсот фунтов, но никогда больше я не буду так счастлив, как я был тогда, когда у меня не было ни пенни». Он снова начал пьянствовать и в конце концов опять решил стать моряком. На этот раз — лейтенантом военно-морского флота. Ему поручили командовать кораблем «Уэймаус».
«Бывший пират примкнул к охотникам на корсаров, хотя в профессиональном смысле разницы было мало — плавай под парусом и бери на абордаж испанцев и французов. Но можно сказать и иначе: ему противела суша, а собутыльники в пабах казались не намного интереснее коз, которым он читал псалмы на острове Мас-а-Тьерра», — приводит интересное сравнение в своей статье Владимир Бровин. В одном из таких походов вдоль западной Африки Александр Селкирк и погиб в 1721 году от желтой лихорадки, а его тело было захоронено в водах близ .
Золото «Робинзона Круза»
В 1966 году чилийские власти переименовали остров Мас-а-Тьерра в остров Робинзона Крузо (а именем самого Александра Селкирка назван другой остров архипелага, на которым Селкирк, скорее всего, никогда не бывал). По свидетельству археолога Дэвида Калдвелла, на остров можно смело отправляться, если способны выжить только на лобстерах — основном промысле местных жителей.
Кстати, они рассказывают об огромных сокровищах, спрятанных на этом острове. В 1760 году английский моряк Корнелиус Уэбб спрятал клад, состоявший из 864 мешков золота, 200 золотых слитков, 21 барреля драгоценных камней и ювелирных изделий, 160 ящиков с золотом и серебряными монетами. Спрятав сокровища, люди Уэбба вернулись на борт корабля. Корнелиус взорвал судно вместе с экипажем, таким образом, только он один знал тайну спрятанных сокровищ. С того момента остров наполнен молвой о месте возможного укрытия клада. Предприниматель из Бернард Кайзер, потратив около 1 миллиона долларов на его поиски, утверждал, что он приблизился слишком близко к разгадке возможного нахождения клада. Однажды его спросили: «Так где же находится сокровище?» «Остров Робинзона Крузо и есть сокровище», — ответил он.