В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Без защиты в окружении неприятеля

75 лет назад немецкая армия, точно саранча, налетела на советские города, деревни и села, оставляя после себя выжженные пустыни. Чудом оставшимся в живых свидетелям злодеяний немецких карателей сегодня уже далеко за 70 лет, но время не стерло из их памяти кошмары, которые они видели в детстве. «ВМ» публикует воспоминания пятилетней девочки Гали Комаровой.Галина Анисимова (в девичестве Комарова) уже больше 50 лет живет в Москве. С тех пор как вышла замуж за летчика. Но каждый год она обязательно бывает в Белоруссии. Там прошло ее детство.

Без защиты в окружении неприятеля
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва

...Последние числа июня 1941 года. Раннее утро. Душно и как-то уж чересчур тихо. Не к добру. Первый секретарь Суражского райкома партии Сидор Комаров по очереди обнимает старшую дочь, среднюю, двухлетнего сына, крепко целует жену. На руках у нее посапывает малютка. Она родилась совсем недавно.

Видео дня

Малышке еще и имя придумать не успели. Комаров нежно чмокает ее в макушку, хлопает дверцей кабины грузовика и с тяжелым сердцем отпускает родных. Стоя на крыльце дома, он смотрел, как большая машина постепенно превращается в едва различимую точку. Комаров не мог знать наверняка, но его не покидало едкое чувство, что он видел семью в последний раз.

Там Днепр, немец не дойдет…

— Я вам сейчас расскажу только то, что помню сама, — говорит . — Довоенное детство у меня было счастливое. Полная семья, жили, что называется, душа в душу. Папа любил с нами в прятки играть. Спрячется, а самому на работу пора, так он — в окно. А мы все бегаем по дому, его ищем, пока мама нас во двор не отправит. А потом маму в роддом забрали. На тот момент папа уже почти все время в райкоме проводил. Он знал, что война близко, но маме ничего не говорил…

За нами, тремя маленькими детьми, папина сестра присматривала. И вот однажды мы просыпаемся от того, что все вокруг гремит, трещит.

«Детки! — зовет нас к себе тетка. — Побежали прятаться! По-моему, нас бомбят». Так началась война… Первый день мы в погребе просидели. Во второй прятались где-то в чистом поле. А потом мама вернулась, с малышкой. Папа хотел нас отправить в тыл, но тетя закапризничала: «Поеду только к маме (моей бабушке). Там Днепр, немец не дойдет». Тогда все так думали.

Мы уезжали из дома на грузовике. Едем по дороге. По бокам лес. И тут слышим — самолет гудит, немецкий. Подлетает поближе — и как давай по нам строчить. Шофер машину остановил, и мы все в лес побежали прятаться. Помню, тетя меня все собой накрывала...

Мама родом из Быхова была, хотела нас к своим родителям отвезти, но издалека было видно, что мы опоздали: весь город в огне и дыму. Так мы оказались в деревне Большая Зимница.

Главное, деточки, чтобы вас не сожгли…

Летом 1944-го,после тяжелого, изнуряющего и голодного года, наконец пришла радостная весть.

— Мы тогда уже с мамиными родителями жили, в деревне Большой Кудин, — на лице Галины Сидоровны по явилась легкая улыбка. — Над ней все летали фанерные самолеты, зеленые. И вдруг показался серебристый, с красной звездой. Помню, как бабушка с дедом все стояли у дома, не хотели спускаться в блиндаж. Помню, как сквозь сон услышала взрывы, как проснулась от пугающей тишины. И вдруг шаги…

Когда немцы отступали, по округе ходили каратели. Они бросали в блиндажи гранаты, уничтожая целые деревни. Женщины как услышали шаги, так и сказали: «Молитесь, сейчас и нас забросают гранатами».

Но скрипнула дверь — и раздался бабушкин голос: «Бабы! Бабы! Да чего вы там сидите?! Наши пришли!»

У меня много в жизни было радости, но то, что я испытала тогда, ни с чем не сравнимо!

ДОКУМЕНТЫ

Выдержки из письма немецкого ефрейтора Менга к жене Фриде

«Если ты думаешь, что я все еще нахожусь во Франции, то ты ошибаешься. Я уже на Восточном фронте… Мы сделали открытие: русские закапывают свое имущество в снег. Недавно мы нашли в снегу бочку с соленой свининой, с салом. Кроме того, мы нашли мед, теплые вещи и материал на костюм. День и ночь мы ищем такие находки…»

Из дневника обер-ефрейтора Иоаганнеса Гердера

«25 августа 1941 года. Мы бросаем ручные гранаты в жилые дома. Дома очень быстро горят. Огонь перебрасывается на другие избы. Красивое зрелище! 29 августа 1941 года. В одной деревне мы схватили первых попавшихся 12 жителей и отвели на кладбище. Заставили их копать себе просторную и глубокую могилу».

ИЗ СООБЩЕНИЙ СОВЕТСКОГО ИНФОРМБЮРО

29 сентября 1941 года

В деревне Басманово Смоленской области гитлеровцы забрали у жителей весь скот и все продовольствие. Грабеж сопровождался дикими издевательства ми. У старика Василия Пахомова забрали 9 пудов ржи, трех поросят, овцу, два тулупа и три пары валенок. Все это немецкий ефрейтор погрузил на телегу. Лошади поблизости не было. Тогда фашистский изверг запряг Пахомова и его жену и приказал везти повозку до ротной кухни. Телега проехала несколько десятков метров и остановилась. Пахомов и его жена не могли двигаться дальше. Ефрейтор начал избивать крестьян.

14 октября 1941 года

В селении Васильевка Орловской области перепившие немецкие солдаты заставили танцевать изнасилованных и избитых ими девушек. В это время по улице шла беременная колхозница Анна Ларионова. Фашисты потребовали, чтобы и она танцевала. Ларионова попыталась отказаться, ссылаясь на беременность, тогда один из немцев ударил женщину сапогом в живот. Несчастная родила мертвого ребенка.

15 декабря 1941 года

В деревне Белый Раст Московской области немецкие солдаты поставили в качестве мишени 12-летнего Володю Ткачева и открыли по нему стрельбу из автоматов. В Володю фашисты попали 21 раз.

27 апреля 1942 года

В селе Воскресенское Старо русского района старики, женщины и дети, спасаясь от огня, спрятались в церкви. Гитлеровские палачи подожгли церковь. В огне погибли 85 человек.

25 мая 1942 года

Немецко-фашистские изверги в деревне Новая Ленинградской области долго пытали, а затем повесили колхозника Евдокимова на пороге его дома, на глазах жены и трех малолетних детей. Подлые бандиты не разрешали снимать повешенного в течение семи дней.

P.S.

В тот июньский день видела отца на крыльце в последний раз. Он погиб под Курском, незадолго до Дня Советской армии — 20 февраля 1943 года. Но семья узнала об этом уже после освобождения Белоруссии. Капитан стрелкового батальона Сидор Назарович Комаров за проявленные отвагу и мужество награжден орденом Красной Звезды.