В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Юбилейный год ДНИИМФа

– Виталий Витальевич, вы возглавили ДНИИМФ в этом году. Скажите, верно ли, что вы дали старт «перезагрузке» старейшего проектного института на Дальнем Востоке? Что происходит? В чем ваша идея изменений?

Юбилейный год ДНИИМФа
Фото: Konkurent.ruKonkurent.ru

Видео дня

– Я бы был осторожен с термином «перезагрузка». Каждый может вкладывать в него свой смысл. Когда мы перезагружаем компьютер, то он прекращает работать, а потом запускается снова. ДНИИМФ не прекращал свою работу ни на минуту с момента своего основания и, уверен, не прекратит ее впредь. В то же время для того, чтобы быть эффективным, институт постоянно должен двигаться вперед. Движение вперед означает постоянные изменения, адаптацию к меняющемуся рынку и потребностям заказчиков. На каком-то этапе руководству института стало сложно успевать за внешними изменениями, что привело к ряду проблем: потере доли рынка, «старению» коллектива. Мое назначение на должность генерального директора было реакцией акционеров на вышеперечисленные проблемы. Мы осознали проблему и сформулировали пути ее решения.

– Чего с вашим приходом ожидать от АО «ДНИИМФ» заказчикам?

– Институт сохранил финансовую устойчивость, сохранил кадровый потенциал, в этом году мы его серьезно усилили новыми высококвалифицированными руководителями и специалистами. Нашим заказчикам следует ожидать от нас того, на что они вправе рассчитывать: качественной работы, будь то инженерные изыскания, сложные проекты или относительно простые услуги, и, конечно, ответственности за результат.

– Что такое комплексный проектный институт в вашем понимании сегодня?

– Это организация, которая способна выполнить сложный проект и отвечать за результат своей работы. Не секрет, что последние годы и, может, даже десятилетия заказчики пытались удешевить процесс проектирования и старались выбирать самых недорогих проектировщиков. Квалифицированные специалисты, прошедшие хорошую школу и наработавшие опыт, уходили из проектных институтов, создавали небольшие проектные бюро и компании и благодаря этому удовлетворяли спрос на «удешевление». Но через какое-то время стало очевидно, что в маленьком проектном бюро гораздо сложнее удерживать длительное время качество работ на стабильно высоком уровне. Так как в любом крупном проекте цена ошибки очень высока, то вполне логично, что наши заказчики сейчас ставят в приоритет надежность проектировщика.

АО «ДНИИМФ» остался одним из немногих комплексных проектных институтов на Дальнем Востоке. Это значит, что мы сами делаем инженерные изыскания, сами проектируем, сами осуществляем авторский надзор за строительством. Это обеспечивает необходимое качество нашей работы, которое ценят наши заказчики.

– Кто конкуренты института?

– В ключевой для нас сфере – проектировании гидротехнических сооружений – серьезные конкуренты, способные к комплексной реализации сложных проектов, остались только в западной части страны, в и . Их козырь – близость к штаб-квартирам крупных заказчиков и способность работать на разных бассейнах – на Балтике, на Черном море, в Арктике…

Мы остаемся региональным институтом, и наше преимущество – доскональное знание местных условий и опыт проектирования на Дальнем Востоке. Не случайно в советские времена на каждом бассейне создавались отдельные проектные институты. Учет при проектировании местной специфики, будь то геология или метеорология, способен уберечь от крупных неприятностей в будущем.

– В чем вы видите успех своего проектного дела – в хорошем администрировании или в профессионализме исполнителей?

– Для успеха нужно и то и другое. Хороший проект не родится, если им будут заниматься недостаточно квалифицированные или неопытные специалисты. Но также не родится он и если квалифицированными специалистами будут непрофессионально руководить. Для успешной работы специалисту нужны условия: достаточные исходные данные, налаженная коммуникация, как с представителями заказчика, так и со своими коллегами, удобное и комфортное рабочее место, достойная оплата труда, своевременное решение возникающих сопутствующих проблем, а это все способны обеспечить только профессиональные управленцы.

– Кто вам милее – талантливый менеджер или крутой профи?

– Мне милы оба, каждый на своем месте. Каждый должен заниматься своим делом в соответствии со своими способностями: талантливый менеджер – организовывать работу, крутой профессионал – делать работу своими руками. Кстати, система оплаты труда в нашем институте предполагает, что уровень заработка как менеджеров, так и специалистов зависит только от конечного результата их работы. Совершенствуясь в своей области, каждый может повышать как квалификацию, так и уровень дохода.

– Сколько «стоит» хороший специалист? Есть ли таковые сейчас у вас в институте?

– Хороший специалист стоит дорого, это уже стало банальностью. У нас в институте есть не просто хорошие специалисты, а уникальные специалисты, обладающие уникальными компетенциями. Задача управленцев – обеспечить этих специалистов сложной и хорошо оплачиваемой работой. Это то, над чем мы работаем постоянно.

– Правы ли скептики, утверждающие, что все проекты можно гораздо эффективнее заказать в частном порядке – дешевле как минимум… ну или у маленьких узкоспециализированных фирм…

– Если понимать под эффективнее – дешевле, то вполне возможно. И я бы назвал тех, кто выбирает так подрядчиков, не скептиками, а оптимистами. Они верят в лучшее, в то, что эта экономия им не выйдет боком.

Если же оценивать эффективность с точки зрения получения качественного результата и управления рисками, то тут уже начинаются нюансы. Небольшие проекты, полностью укладывающиеся в компетенцию узкоспециализированной фирмы, вполне могут быть ими реализованы дешевле и быстрее. Именно за счет их узкой специализации. Мы сами прибегаем к услугам специализированных компаний в том случае, когда понимаем, что в каких-то вопросах у них больше компетенций.

Но если речь идет о проекте комплексном, когда перед заказчиком нужно отвечать за качество всего проекта, а не только отдельного раздела, то тут уже незаменима компетенция комплексного проектного института.

– На ваш опытный взгляд профессионального управленца, при исполнении заказа важны личные качества специалиста в работе или же преобладает тренд на «умные» программы?

– «Умные» программы – это очень важный и удобный инструмент в руках хорошего специалиста. Они помогают выполнить работу быстрее и качественнее, без мелких ошибок. Но в любом случае это всего лишь инструмент. Без профессионала, знающего, что он делает, любая умная программа бесполезна.

– Есть ли «мода на проектировщика»? У кого заказывать проект престижно?

– Понятие «мода» предполагает, что заказчик готов переплачивать за то, чтобы получить услугу именно у «модного» подрядчика. У нас на рынке еще многие заказчики пытаются сэкономить любой ценой и не готовы платить даже за качество. Ситуация меняется, и, допускаю, через какое-то время мы сможем говорить и о появлении «модных» проектировщиков. Но пока еще рано.

– Строгий ли вы руководитель?

– Все познается в сравнении, и каждый сравнивает по-своему. Я считаю, что каждый сотрудник института имеет право на то, чтобы им управляли профессионально. Именно профессиональное управление обеспечивает условия для комфортной и эффективной работы всего института. Правильное применение принуждения и наказаний – это одна из составляющих профессионального управления. Под правильным применением я имею в виду и обоснованное, и соразмерное, и неотвратимое наказание за проступки. Причем именно за проступки, а не за ошибки. За ошибки наказывать нельзя.

– Основным делом для АО «ДНИИМФ» всегда были морские гидротехнические объекты… или вы готовы удивить заказчиков новыми видами проектной деятельности… Как насчет проектирования в области экологии?

– Уже достаточно давно ДНИИМФ является комплексным институтом, проектирующим не только гидротехнические сооружения, но и инженерные сети, производственные объекты, административные и жилые здания. К слову, многие храмы в нашем городе были запроектированы нашим коллективом. И сегодня мы занимаемся гражданским проектированием как в составе наших крупных «морских» объектов, так и отдельно.

Проектирование в области экологии – это сравнительно новое направление. Сегодня растет спрос на современные полигоны по хранению и переработке твердых бытовых отходов. Привычные нам «свалки мусора» должны превратиться в современные предприятия, сортирующие и перерабатывающие отходы. Наши специалисты уже занимаются проработкой таких объектов. Надеюсь, что в обозримом будущем мы сможем похвастать и реализованными проектами.

– Сколько специалистов работает сейчас у вас в ДНИИМФе?

– Всего в институте на постоянной основе трудятся около 200 человек. Еще несколько десятков специалистов привлекаются нами по мере необходимости для выполнения проектных и изыскательских работ.

– Есть ли сейчас работа для института?

– Работы у нас много, и очень интересной! Заканчивая проектирование ряда объектов, мы уже ведем переговоры о работах на следующий год. Это и очередная стадия проектирования детского научно-образовательного центра на 60 га, и проектирование крупного контейнерного терминала, и огромное количество обследований гидротехнических сооружений (наша текущая и постоянная работа). А еще у нас есть сюрвейеры, теплотехническая лаборатория, проектировщики-корабелы, абсолютно загруженные заказами, да много еще чего – всего не перечислить в рамках одного интервью. Но, одновременно, работы нам всегда мало. Нужно еще! Молодые специалисты, только что пришедшие в коллектив, нетерпеливо подгоняют рабочих ГИПов (главных инженеров проектов) – им хочется не просто новых работ «с нуля», но – новых с точки зрения постановки задач, технологии, инженерных решений и так далее… И мы им это ищем! Это – наш завтрашний день!

– Какое-то время назад ходили слухи о внутрикорпоративных конфликтах между акционерами института. Улажены ли они сейчас?

– Я бы не назвал это в полном смысле слова конфликтом. В истории института был период, когда часть крупных акционеров почувствовала себя выключенной из управления своим активом. На мой взгляд, это стало результатом смены модели корпоративного управления обществом. Еще пять лет назад все сколько-нибудь значимые собственники являлись одновременно и топ-менеджерами института. Сегодня менеджмент представлен исключительно наемными сотрудниками. Центр корпоративного управления сместился в наблюдательный совет общества. Не все было гладко на этом пути, между акционерами до сих пор продолжаются дискуссии о путях развития института. Но следует заметить, что все происходит в строгих рамках корпоративного законодательства. Поэтому можно сказать, что акционеры уже сменили модель корпоративного управления, что позволяет нам стабильно работать и развиваться.

– В этом году два юбилея – АО «ДНИИМФ» и ваш личный. Что такое опыт в вашем понимании – опыт почти столетней компании и человеческий – лично ваш?

– 95 лет истории института для меня – это прежде всего ответственность за продолжение дела. В 1926 году было создано Управление портовых изысканий на Тихом океане (УПИТО).

95 лет целые династии работников института занимаются очень важным и нужным делом – развивают порты и промышленные сооружения на Дальнем Востоке, в разных формах способствуют развитию морских сообщений. Сегодня наша работа так же востребована, как и 95 лет назад. Не только проектировщики и изыскатели, но и конструкторы, сюрвейеры, инженеры-гидротехники и многие другие специалисты работают добросовестно и успешно. Моя задача – обеспечить эффективное продолжение этой работы.

Ну а опыт, как личный, так и корпоративный, – это и достижения, ставшие примером, и ошибки, ставшие наукой. Другими словами – это тот капитал, который нельзя приобрести за деньги.

– Что бы вы спросили у себя сами сегодня?

– А ты точно знаешь, что делаешь?

– И что бы на это ответили?

– Такой вопрос себе приходится задавать постоянно. С одной стороны, я часто сомневаюсь в частностях, но с другой – уверен в основном: мы идем верным курсом!