Войти в почту

Когда закончилась война…

Журналисты пишут о многих современниках, составляя таким образом «палитру имён» своего времени. При этом очень часто сами «летописцы» остаются неизвестными. Впервые столкнулся с этим, когда в редакции «Забайкальского рабочего» готовились к 100-летнему юбилею и когда трудились над «Энциклопедией Забайкалья». Стало ясно, что о наших коллегах мы или ничего не знаем, или знаем мало. Поэтому восстановление каждого имени — большая удача. Это рассказ о Галине Клейн — журналистке, работавшей в нашей газете в послевоенные 40-е годы. В восстановлении её творческого имени помогли заведующая отделом библиографии и краеведения Забайкальской краевой универсальной научной библиотеки им. А.С. Пушкина Наталья Петровна Тарасова и сын Галины Павловны Сергей Клейн. Сергей Михайлович родился в Чите, окончил здесь школу №4. Потом учился в Красноярске, получив профессию инженера химика-технолога. Исколесил полстраны. Работал в Сибири, на Севере, в Карелии. С 1985 года живёт в Иркутске, куда ещё раньше перебралась и семья его брата, и мама. Недолгий путь в журналистику В Чите, как известно, журналистов в местных вузах не учили. И многие наши коллеги были выпускниками прежде всего самого гуманитарного факультета — историко-филологического. А вот Галина Романович поступать не то что на журфак, даже в педагогический не собиралась. Родилась она в Чите 16 января 1924 года. Здесь прошли детство и юность. После окончания школы №4, которая в довоенный период была женской, Галина поступила в Иркутский медицинский институт. Её планы стать врачом разрушила война. Проучившись год в медицинском, она вернулась в Читу и поступила на отделение русского языка и литературы историко-филологического факультета. В 1942 году вышла замуж и стала носить фамилию Клейн. Вскоре родился сын Сергей, а вот её молодой супруг Михаил отправился в армию. Домой он вернулся уже после войны с Японией, в 1946 году. «После окончания института в 1947 году, — сообщил Сергей Михайлович, — мама начинает работать в редакции газеты «Забайкальский рабочий» в должности литературного работника». Если для должности корреспондента требовались либо высшее журналистское образование, либо опыт работы в СМИ, то литрабом, то есть сотрудником, ведущим литературную обработку публикуемых материалов, мог стать любой, имеющий высшее образование и… талант. У Галины Клейн были и первое, и второе. Из литрабов — в корреспонденты В подшивках газеты «Забайкальский рабочий» за период с сентября 1947 по август 1949-го удалось найти несколько авторских материалов Галины Клейн. Кто-то скажет: мало. Но надо знать особенности работы советских журналистов в тот период. Да, газета была ежедневной, но выходила всего на четырёх страницах (полосах, как говорят в редакции). При этом печаталось много официальных материалов, даже части стенограмм заседаний Совета Безопасности ОНН или судов над руководителями стран народной демократии, которые ещё не были социалистическими. Не говоря о местном официозе. Кроме того, тогда выходила масса новостных заметок без подписей авторов. А ещё журналисты, в том числе и литработники, «помогали» передовым рабочим и крестьянам, руководителям производств и партийным деятелям писать статьи. Интервью тогда как-то не практиковались. «Мама рассказывала, что несколько раз ей приходилось спускаться в шахты, когда она, скорее всего, по заданию редакции газеты, писала статьи о работе шахтёров. В эти командировки она ездила с управляющим трестом «Забайкалуголь» по фамилии Семикобыла. Мама всегда с восхищением рассказывала об этом руководителе, который в шахты спускался в белоснежном костюме. Боюсь ошибиться, но, по-моему, примерно в это время ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда», — вспоминает Сергей Клейн. Известный шахтёр-фронтовик Георгий Сергеевич Семикобыла (1910-1997) действительно в 1942 году, получив тяжёлую контузию, после госпиталя был направлен на шахты в Забайкалье. В 1948-м он возглавил трест «Забайкалуголь» и был удостоен звания Героя Социалистического Труда. Статей Галины Клейн о нём в подшивках «Забайкальского рабочего» найти не удалось. А вот несколько больших материалов о ситуации в угольной отрасли за подписью «Г. Семикобыла» в газете были напечатаны. Тогда, повторюсь, такая «помощь» была в порядке вещей. И литработник Галина Клейн стала корреспондентом. Её темой стали социальные проблемы, которых после войны немало. О скромных героях тыла и жертвах войны 19 ноября 1947 года была опубликована статья «В артели слепых». На самом деле Галина Павловна рассказала в ней лишь об одном человеке из этой артели — бывшем артиллеристе Илье Чернове, который, потеряв зрение во время боев за Берлин весной 1945 года, стал в Чите и мастером, и стахановцем, и просто нашёл свой путь. «Здесь воспитываются дети погибших» — так называлась статья, напечатанная 15 февраля 1948 года. Речь в ней шла об одном дне, который журналист Галина Клейн провела в Читинском детском доме №2, организованном в 1945 году. В нём воспитывались 96 детей дошкольного возраста. «Большинство из них — дети погибших воинов, — писала Галина. — Они обрели здесь вторую семью». Центральное место в статье занял её разговор с ребятишками, которым она задала один вопрос: «Кем бы вы хотели быть?» «Дети заговорили разом: — Я танкистом! — Я стрелком! — Я дома буду строить! — Я буду учительницей. Обязательно учительницей, — сказала Лида Забелина. — А я буду лётчиком, — энергично выпалили Алик Лапин. — Вот! Как видно, «вот» он добавил для большей убедительности». 23 марта того же года в газете вышла небольшая, но резкая заметка «Почему облздрав не заботится о детдоме?», которую Галина подписала своей девичьей фамилией — Романович. Побывав в другом детском доме Чите, она была возмущена до глубины души. Здесь не хватало не только игрушек и учебников. «Плохо и с одеждой для детей. Зимой в детдоме не было ни одной пары валенок. Сейчас тоже не хватает обуви, верхней одежды для мальчиков». Завершалась заметка предельно простым и чётким вопросом: «Почему руководители облздрава и облоно мало уделяют внимания детскому дому, забота о котором является их прямой обязанностью?» Нет сомнения в том, что после такой публикации эту проблему конкретно обсудили в партийных органах и оперативно кого надо наказали, а ребятишкам помогли. А вот в номере, вышедшем 8 марта 1949 года, был опубликован её очерк «Телеграфистка» о пришедшей во время войны на Читинский телеграф юной Ларисе Корсаковой, которая стала одним из самых профессиональных работников. «На состоявшихся летом квалификационных экзаменах молодая телеграфистка, — писала о своей героине Галина Клейн, — при норме 550 слов в час передала 600 слов. Сейчас тов. Корсакова учит сама». Без курьёзов никуда Журналистская работа всегда состояла не только из командировок, написания и публикации материалов, но и из различных, порой забавных историй, запомнившихся на всю жизнь. «Мама всегда со смехом вспоминала один курьёзный случай, — рассказал Сергей Клейн. — Вечером, после работы должно было проходить партсобрание (тогда в газете работали преимущественно мужчины, многие из которых были фронтовиками – авт.). Перед собранием мама прибежала домой, благо мы жили всего в квартале от помещения редакции. Раздевшись и покормив меня (мне было всего три года), мама накинула зимнее пальто (а дело было зимой) и убежала в редакцию. Собрание уже началось, и председательствующий попросил маму объяснить опоздание. Мама, снимая пальто, сказала, что сейчас всё объяснит. Но в это время в зале раздался сдержанный смех и громкий голос Иосифа Подорожанского (он был её наставником): «Галочка, ничего объяснять не надо. Мы все были в твоём возрасте и прекрасно всё понимаем. Причина у тебя очень уважительная». Всё было банально просто: покормив меня и в спешке одеваясь, мама забыла надеть юбку. Ей было тогда 24 года». Второй случай, который припомнил из рассказов Галины Павловны её сын, хотя и тоже был курьезным, но мог иметь тяжёлые последствия для многих в редакции. «Когда почти половина тиража газеты была уже напечатана, мама, бывшая дежурной выпускающей в ту ночь, обнаружила, что в одном из материалов, которые перепечатывала газета, в фамилии «Сталин» вместо буквы «л» напечатали букву «н». Как и кто просмотрел, было уже не важно. Важно было, чтобы газета не попала с этой опечаткой к читателям. После обнаружения ошибки весь отпечатанный тираж… сожгли в печке. И напечатали всё заново. Газета вышла хотя и с небольшой задержкой, но уже без ошибки». «Работа в газете очень нравилась маме, — отмечал Сергей Михайлович, — но была связана с частыми командировками, поэтому в конце августа 1949 года она перешла на работу в школу №3 учителем русского языка и литературы». *** Галина Павловна Ракитина (её фамилия по второму браку) много лет работала учителем, завучем школ №12 и №9, методистом в политехническом техникуме, заведующей кабинетом русского языка и литературы областного института усовершенствования учителей. Уйдя на заслуженный отдых, она жила с сыновьями, их семьями, внуками в Иркутске. Не стало её в 2010 году. Александр Баринов Фото из семейного архива семьи Клейн.

Забайкальский рабочий: главные новости