Войти в почту

Первая пьеса незабываема, как первый поцелуй

родилась в в 1984 году. Окончила факультет психологии НГПУ, сценарный факультет ВГИК (магистратура). Член Союза писателей России, организатор (совместно с ) Товарищества сибирских драматургов «ДрамСиб» (с 2012 г.). — Как так получилось, что после факультета психологии Вы решили поступать на сценарный факультет, да еще во ВГИК? Удалось поработать по первой своей специальности? — Есть такая шутка — «В психологи идут только психи», а в каждой шутке, как известно, есть доля правды. Выбор этой профессии был не особо осознанным (мне было 16 лет) и отчасти романтическим — хотелось помогать людям. Факультет психологии сделал главное — выбил из меня эти глупости и четко оформил понимание собственной профнепригодности для данной специальности. Так что психологом я не работала ни дня. Тем более по диплому я прежде всего должна была идти в школу. «Бедные дети», — подумала я и устроилась оператором ПК в одну крупную компанию, в которой спустя год уже работала дизайнером, а далее фотографом. Собственно, жизнь все расставила на свои места — с детства я хорошо рисовала и одному Богу известно, почему не пошла на худграф. По поводу ВГИКа — он не был сразу после психологии, разрыв между ними составляет 10 лет. За эти годы я поняла, чем хочу заниматься, что мне интересно и к чему есть способности. Это была драматургия. Так что ВГИК — это уже вполне зрелый выбор. — Прочитал несколько Ваших пьес, и мне показалось, что свои знания по психологии Вы применяете и в написании пьес? — Да, анализ человеческого поведения — база не только для психологов. Любому писателю это необходимо, и, в частности, драматургу. Так что пять лет психологии не прошли напрасно. — Что было раньше — стихи или пьесы? — Стихи. Хотя в моей голове всегда бродили всякие истории в диалогах, я только почему-то не догадывалась, что их можно оформить в пьесу. Спасибо товарищам, объяснили. — Запомнили свою самую первую поставленную пьесу? Как это вообще было? С чем можно сравнить? — Конечно, это, как первый поцелуй, незабываемо и удивительно. Забавно, что и в пьесе была сцена с историей первого поцелуя. Пьеса называлась «Озябла». В сочетании с именем автора получалось «Кристина Кармалита озябла». Мы с коллегами постоянно шутили по этому поводу. Когда я смотрела постановку, у меня было ощущение легкого помешательства. Вот жило все это у меня в голове, есть не просило, а теперь стало живыми людьми, которые вроде существуют отдельно от меня, но в то же время воплощают мои фантазии. Как будто галлюцинации. Ну, я же псих, я же на факультете психологии училась, так что все нормально. С интересом смотрела, как режиссер и актеры интерпретируют текст пьесы. Первым моим режиссером был , а актерами — и . С ними мне повезло — они отнеслись к тексту очень бережно. — Что нужно сделать, чтобы твою пьесу поставили в театре, а по твоему сценарию сняли фильм или сериал? — Самое первое и важное, конечно, нужно написать хороший текст. Это должно быть главной заботой автора. Но часто, еще ничего не написав, автор думает, как бы ему это повыгоднее продать. Это, конечно, тоже важный вопрос, но он второй. Должен быть вторым, в идеале. И если отвечать на этот второй вопрос, то отвечу — нужно крутиться. Нет какого-то единственного четкого механизма, никогда не знаешь, где что выстрелит. Так что все подряд нужно делать — посылать пьесы и сценарии на всевозможные конкурсы, участвовать в семинарах, посылать в журналы, в театры, устраивать читки, давать интервью, заводить знакомства в мире кино и театра, снимать и ставить самому… Словом, все, что делает Товарищество сибирских драматургов «ДрамСиб». — Что представляет собой Товарищество сибирских драматургов? Когда оно было создано и сколько в нем сейчас состоит драматургов? Берете всех? Могут в него вступить литераторы, например, из нашего региона? — «ДрамСиб» возник в 2011 году, это движение инициировал новосибирский поэт и драматург Дмитрий Рябов. Движение это неформальное и не имеет четкой структуры. Есть два человека, которые занимаются всей организацией — я и Дмитрий, собственно, остальные участвуют как авторы. В самом начале был небольшой семинар под руководством Дмитрия Рябова и Бориса Гринберга, они объясняли азы драматургии неофитам. Иногда появляется группа постоянных артистов, как было с курсом актеров-кукольников Театрального института в 2018 году, как было с группой под руководством режиссера в 2019-2020 гг. Ну вот как-то так все существует несколько стихийно уже почти 10 лет. В рамках «ДрамСиба» организовывались читки и постановки пьес сибирских авторов, публикации, семинары, и вообще — привлечение молодой крови. Я была одним из таких привлеченных к написанию пьес поэтов, а в 2012 году и сама занялась организацией драматургического процесса. Мне грезилось, что можно создать в Новосибирске Театр сибирской драматургии. В принципе, можно, но нужно вложить в это жизнь, а мы с Дмитрием в какой-то момент переключили все силы на журнал «Сибирские огни» и несколько подзабросили «ДрамСиб». Сейчас он существует только в виде сайта с пьесами. Читки не проводились с ноября 2020 года, но не исключено возобновление мероприятий. Скажу честно, берем не всех. Если материал слишком сырой, для чего собирать народ на его читку? Зрители просто перестанут приходить, зачем им тратить время на плохое представление? Да и зачем это актерам? У нас же все на одном энтузиазме, оплаты труда нет, зрители на выходе могут положить любую сумму в шапку артистам на кофе, а могут и ничего не положить (хотя такого не было). Тут все работает на одном интересе, а для того, чтобы интерес был, нужен интересный материал. Также нет смысла все подряд публиковать на сайте. Я содержу его на свои средства, трачу время на размещение материалов, поэтому, конечно, выбираю, что публиковать, что нет. Но заявки мы рассматриваем, так что можно прислать пьесу без проблем. и , несмотря ни на какие правительственные решения, мы считаем Сибирью. — Традиционный последний… Ваши пожелания молодым авторам и вообще всем, кто пишет и еще ищет свой путь в литературу? — Любви той, о которой говорит апостол Павел: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества и знаю все тайны и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, то я ничто… Любовь долго терпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает…» Олег ТОПОЛЕВ