Ещё

Пенал Есенина, черновики Высоцкого. Школьные экспонаты из московских музеев 

Пенал Есенина, черновики Высоцкого. Школьные экспонаты из московских музеев
Фото: Mos.ru
Иногда через обычные на первый взгляд школьные предметы можно узнать интересные подробности из детства известного владельца, а иногда и о целой исторической эпохе. О чем рассказывают школьные предметы, хранящиеся в московских музеях, — в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур».
Школьная поэма. Государственный музей Владимира Высоцкого
Поэт-песенник Игорь Кохановский и Владимир Высоцкий были одноклассниками и друзьями. В день перед последним звонком их осенила идея — написать отчет за 10 лет обучения в школе в стихах. Кохановский вспоминал: «За четыре урока мы накропали шуточную поэму о школьной жизни и обо всех наших учителях — аж в 20 онегинских строф! Одиннадцать написал я, девять — Володя». Энциклопедия школьной жизни двух друзей начиналась так:
«Ты удивишься, наш читатель,
Такое чудо увидав:
“Газета, да какая, гляньте!
И вся, как книжечка, в стихах”.
Но нет тут чуда никакого.
То плод стремления благого,
Последний и прощальный смех,
Последние проказы тех,
Кто в свой последний год ученья
Всех больше школе насолил,
Но кто душой честнее был (Пример — грехов скрыть неуменье),
Кто интересней всех провел
Весь десяти лет «произвол»».
Одноклассник юных подражателей Пушкину был свидетелем создания поэмы и даже стал ее первым читателем. Впечатления он пронес через всю жизнь: «Они, когда написали, говорят: „Слушай, на, вот, почитай“. Прочитал: здорово! Говорят: „Пойдем с нами к Вере Петровне. Чтобы она разрешила опубликовать“. В переменку пошли к ней. Это все было в тетрадке. Никаких исправлений не было. Там все было чисто написано — Вере-то отдать… Она: „Оставьте“. Взяла почитать. В общем, она запретила. Помню, в одной из строф было написано: „Пусть Жив вечно будет жив!“. Вере показалось, что в поэме не обо всех хорошо, и она ее запретила. А нам казалось, что она к нам очень хорошо относится».
Текст запрещенной Верой Петровной «Школьной поэмы» был восстановлен в 2010 году. В Государственном музее Владимира Высоцкого экспонируется ее черновик.
«Но что бы ни было, читатель,
Расстаться нынче я с тобой
Хочу как старый друг-приятель:
Ведь остаешься ты, друг мой,
Где веселились мы, тужили,
Дрались, ругались и дружили,
Где провели мы столько лет —
Всей нашей жизни лучший цвет.
Сейчас нам радостно и грустно,
И хочется мне в строках сих Заставить свой прощальный стих
В вас разбудить такие чувства,
Чтоб нас, ушедших навсегда,
Вы не забыли никогда».
Пенал . Музей С. А. Есенина
Начальное образование Сергей Есенин получил в  земской школе. Классы были немногочисленными, а учебный год непродолжительным — дети помогали взрослым по хозяйству, занятий не было в дни православных праздников, в дни рождения членов царской семьи, а на Рождество и Пасху начинались каникулы.
Обучение в земской школе длилось четыре года, но Сергей отучился пять — из-за плохого поведения его оставили на второй год. Несмотря на это, в последний год обучения будущий поэт сдал все экзамены на отлично, за что был награжден похвальным листом и Евангелием. Отец Есенина гордился успехами сына и всячески их поощрял. Младшая сестра поэта Екатерина вспоминала: «Отец снял со стены портреты, а на их место повесил похвальный лист и свидетельство, а ниже повесил остальные портреты».
По воспоминаниям одноклассников, будущий поэт был заядлым книголюбом и никогда не расставался с книгами. После окончания Константиновской земской школы Сергей поступил в Спас-Клепиковскую второклассную учительскую школу, в которой обучался с 1909 по 1912 год, — будущий поэт получил звание учителя школы грамоты.
В Музее С. А. Есенина хранятся ученический деревянный пенал и копия похвального листа поэта.
Дореволюционный бланк ведомости об успехах и поведении учеников. Музей «Садовое кольцо»
В конце XIX века в Российской империи были учреждены второклассные школы, в которых на самом деле обучались три года. Существовали они в сельской местности и были предназначены для подготовки преподавательских кадров. Поступить могли подростки с начальным образованием в возрасте от 13 до 17 лет любых сословий и православного вероисповедования.
Второклассные школы были распространены преимущественно в европейской части страны — Вологодской, Костромской, Пензенской, Новгородской, Симбирской, Вятской епархиях. В музее «Садовое кольцо» хранится оставшийся от одной из таких школ документ — пустой «бланк ведомости об успехах и поведении учеников ___ отделения Карлинской второклассной школы Сенгилеевского уезда, Симбирской губернии за ___ четв. 19__ учебный год».
Из него мы можем узнать, что в учебной программе упор был сделан на религиозные предметы — Закон Божий, церковную историю, богослужение, церковнославянский язык (неудивительно, что второклассные школы были упразднены в 1917 году). Кроме этого, будущие сельские учителя изучали отечественную историю, географию, арифметику, природоведение, геометрическое черчение, дидактику и гигиену. В ведомости также прописывалось количество посещенных практических занятий и пропущенных уроков. Для «малоуспешных» учеников педагогический совет школы составлял список рекомендуемых мер для поднятия их успеваемости.
Гимназическая характеристика . Дом-музей
Анастасия Цветаева, как и ее старшая сестра Марина, получила домашнее начальное образование. Затем сестры учились в частной женской гимназии: «Марина училась в гимназии Брюхоненко на Малой Кисловке, и я с осени поступила туда же. С первых же дней, в переменах сходясь, вдвоем ходили по рекреационной зале, под высоким лепным потолком».
В своих воспоминаниях Анастасия Цветаева пишет о директоре гимназии, учителях и взаимоотношениях с ними: «Начальница Мария Густавовна Брюхоненко, большая, полная, добрая, пожилая, являла резкий контраст со своим более молодым мужем — рыжеволосым, рыжебородым (узенькая бородка) Александром Николаевичем. Он ходил в вицмундире, был розов, весел и необыкновенно увлечен своим предметом — естествознанием. Скоро отметил он мое вящее равнодушие к ним и подшучивал надо мной, быть может, боясь моего влияния на класс. Подруги мои кротко принимали в сердце его пылкие уроки, увлекались физическими опытами и — что страннее было мне — формулами скучнейшей мне химии, как я — стихами».
В Доме-музее Марины Цветаевой хранится характеристика учениц гимназии М. Т. Брюхоненко, датированная 1910–1911 годами. Про Анастасию в ней написано следующее: «Цветаева — кого-то из себя корчит, ломается, умная, развитая, очень интересная как собеседник».
Ноты сына Александра Скрябина. Мемориальный музей А. Н. Скрябина
В 1908 году в семье Скрябиных родился сын Юлиан. В семье ходили легенды о его необыкновенных талантах, признаки которых проявились очень рано. Первое упоминание способностей Юлиана в архивах Скрябиных датируется тем же 1908 годом. Едва оправившись после родов, супруга композитора сообщает в письме: «Наши детки здоровы, Юлиан очень славный становится мальчишка, не по месяцам (!) развитый».
Как и отец, Юлиан Александрович проявлял способности в музыке. Уже на первом уроке ритмической гимнастики в школе Гнесиных юный гений «привел всех в восторг своим серьезным, страстным отношением к учению!». Люстюкрю (домашнее прозвище Юлиана) проявлял себя не только в музыке. «Представь себе, что этот малыш решил в пять минут две задачи, которые Ариадна находила слишком трудными!» — писала Татьяна Федоровна Шлецер-Скрябина мужу.
Едва достигнув семилетнего возраста, Юлиан начал удивлять всех своими новыми, совсем не детскими увлечениями. В 1915 году о нем писала Татьяна Федоровна своей подруге: «Юлиан все больше и больше увлекается музыкой. Он любит очень импровизировать и иногда удивляет меня интересными аккордами. Наравне с музыкой он любит и философию, и архитектуру (это он заявил мне недавно). Много хороших минут мне доставляет мой мальчик, воспитывать так интересно, но и так жутко, я так боюсь за него, если бы Вы знали!»
Подающий большие надежды юный композитор погиб в возрасте 11 лет. В Музее А. Н. Скрябина сохранилось несколько рабочих тетрадей Юлиана с упражнениями, гаммами, первыми опытами в сочинении и рисунками.
Принадлежности гимназистов. Музей
Константин Паустовский проходил обучение в Киевской Первой гимназии — одном из лучших заведений царской России. По воспоминаниям писателя, в гимназию привозили всех высокопоставленных гостей города. В 1911 году она отмечала свое столетие, и ее посетил сам . В честь этой даты гимназия получила название — Императорская Александровская. Тогда же было выпущено памятное издание «Столетие Киевской Первой гимназии», посвященное истории и жизни этого выдающегося учебного заведения. Экземпляр уникального издания, содержащего редкие фотографии преподавателей и учеников, а также интерьеров гимназии, сегодня хранится в Музее К. Г. Паустовского.
В одной из витрин музея можно увидеть металлическую перьевую ручку начала ХХ века. Такую ручку со сменным пером называли вставочкой. Подобными письменными приборами пользовались во времена обучения Паустовского в гимназии.
Есть в экспозиции и пряжка от поясного ремня ученика Киевской Первой гимназии и пуговица с гимназического мундира. Гравировка на пуговице указывает на то, что она принадлежала форме ученика гимназии уже после ее переименования в Императорскую Александровскую.
Первый в России учебник по естествознанию. Биологический музей имени К. А. Тимирязева
До школьной реформы 1786 года общее образование было слабым по качеству преподавания и доступным далеко не всем. В 1780-х годах при правлении Екатерины II была собрана комиссия для организации системы образования, которая предполагала охватить не только столицу, но и губернские и уездные города. Для выполнения задуманного требовалось подготовить квалифицированных учителей и издать учебные пособия.
К созданию первого учебника по естествознанию был приглашен ученый-естествоиспытатель путешественник и этнограф академик Санкт-Петербургской Императорской . Изначально ученый вел занятия для школьников и студентов по своим записям, но вскоре составил учебное пособие «Начертание естественной истории, изданное для народных училищ Российской Империи по Высочайшему повелению царствующия Императрицы Екатерины Вторыя».
В книге Зуев решил все методические задачи преподавания впервые вводимого предмета (отбор учебного содержания, структура, стиль изложения), определил методы и средства обучения. Пособие состоит из двух частей. В первой два отдела — «Ископаемое царство» (почвы, минералы, металлы и соли) и «Прозябаемое царство» (растения). Во второй — «Животное царство». В дальнейшем этот учебник сыграл важную роль в становлении методики преподавания естествознания.
Выпустили учебник в 1786 году без авторства. Редактором выступил немецкий ученый Петр Паллас, который дал ему очень высокую оценку. По его мнению, книга превосходила все иностранные издания по естествознанию того времени.
Форма юнкера. Музей истории «Лефортово»
В царской России Алексеевское военное училище считалось третьим по престижности после Павловского и Александровского. В настоящее время в его здании располагается общежитие Общевойсковой академии и Военного университета Вооруженных сил Российской Федерации.
Училище было основано в 1864 году как Московское пехотное юнкерское училище на территории Красных казарм Екатерининского дворца. С момента основания по 1917 год оно выпустило почти 14 тысяч офицеров. Изначально туда поступить могли действующие военнослужащие, не окончившие среднюю школу, — после обучения они возвращались в свои полки в звании подпрапорщиков. Позже появились одногодичные курсы — для имеющих высшее образование — и двухгодичные, куда принимались абитуриенты после школы.
В 1897 году учебное заведение переименовали в Московское военное училище, отменили одногодичные курсы, а юнкера стали выпускаться в звании офицеров. В 1906 году шефом учебного заведения был назначен сын императора Николая II, которому на тот момент было всего два года. В честь цесаревича Алексея училище было названо Алексеевским.
Форму юнкера Алексеевского военного училища конца XIX века музею подарил режиссер в 1999 году — это реконструкция, созданная для его фильма «Сибирский цирюльник».
Опоздавший на рейс пассажир устроил погром
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео