Ещё
Пока вы не уснули: анонсировано вторжение в Крым
Пока вы не уснули: анонсировано вторжение в Крым
В мире
Путин проигнорировал Пенса и пожал руку Макрону
Путин проигнорировал Пенса и пожал руку Макрону
Политика
В Турции назвали Россию обманщицей
В Турции назвали Россию обманщицей
Армия
Мама-папа, простите, так надо: срочник погиб в Москве
Мама-папа, простите, так надо: срочник погиб в Москве
Происшествия

Эксперты объяснили, чему стоит учить современное поколение 

Эксперты объяснили, чему стоит учить современное поколение
Фото: Вечерняя Москва
24 июня в  опровергли сообщения о том, что число бюджетных мест в вузах может сократиться на 17 процентов. Советская система образования нередко подразумевала необходимость изучения физиками лирики и наоборот. Вопрос о том, должны ли вузы давать лишь узкопрофильные знания, с началом Болонского процесса стал лишь актуальнее. В эфире сетевого вещания «ВМ» эксперты высказали свои позиции по поводу того, чему же стоит учить современное поколение.
Извечный вопрос о том, кто важнее, нужнее и умнее — гуманитарии или технари, — в XXI веке вышел на новую стадию дискуссионного развития: есть ли вообще смысл в таком разделении? Стоит ли придерживаться крайностей и воспитывать подрастающее поколение в двух, казалось бы, противоположных ипостасях или все же есть смысл в целенаправленном формировании всесторонней и гармонично развитой личности, которая оказывается способной на все?
Требования нового века
Один из самых популярных литературных персонажей, детектив , как известно, не читал ни беллетристику, ни историю, ни философию. Для него откровением был тот факт, что Земля вращается вокруг Солнца. А на таких исторических деятелей, как  и Жанна Д’Арк, великий сыщик реагировал фразой: «Ну, что-то про них слышал».
— Как представитель технарей в лагере гуманитариев, могу сказать, что трений и споров по поводу того, следует ли обучать физиков истории, сейчас куда меньше, чем в советской системе образования, — считает кандидат технических наук, доцент, заведующий кафедрой прикладной информатики СанктПетер бургского гуманитарного университета профсоюзов Валентин Слюсарь. — Гуманитарных предметов для студентов технических специальностей осталось не так много. В моей молодости, например, самым страшным экзаменом была философия. Почему это плохо? За счет этого страдает компетенция подготовки по профильным специальностям, по тем сферам, ради которых ребята, собственно, и пошли учиться в вуз.
В современной системе, на мой взгляд, гуманитарные дисциплины пусть и остались, но отвлекают в куда меньшей степени.
Впрочем, существующие ныне требования времени диктуют свои условия. Науки развиваются не только на стыке смежных специальностей вроде физики, химии и биологии, но и на грани, казалось бы, совершенно несовместимых направлений: бизнес и культурология, биология и лингвистика, инженерия и массовые коммуникации.
— Современная жизнь говорит о том, что разделение на технарей и гуманитариев морально устаревшее, — говорит кандидат исторических наук в Национальном исследовательском университете «Московский институт электронной техники», соавтор дисциплины «Социокультурные процессы в современном мире» . — В наше время мы имеем возможность добавлять гуманитарные знания к развитию технологий. С другой стороны, создавая технологии, нужно понимать социальную среду и запросы целевого потребителя. Тут вступают в силу социальные навыки. Образно выражаясь, в XXI веке не имеет значения, умеете ли вы готовить борщ.
Главное — умеете ли вы его продать. Ключевой вопрос, которым должны задаваться студенты, — будет ли их компетенция востребована.
Корни проблемы — в школьной системе
Как утверждает доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой массовых коммуникаций в Международной академии бизнеса и новых технологий , главный принцип современного образования — обучение в течение всей жизни, так называемый life long learning. Технарь и гуманитарий сегодня — это две стороны одной личности.
— Давайте будем реалистами: подавляющее большинство тех, кто сейчас учится в университетах и школах, ни к гуманитарному, ни к техническому складу ума никакого отношения не имеют, они попросту недообразованы, — категорично утверждает кандидат философских наук, доцент Московского городского психолого-педагогического университета, главный специалист Российского государственного архива социально-политической истории . — Современная система образования — это руины советской системы с плохо привитыми к ней отростками болонской.
Школьники и студенты попросту не умеют работать с информацией. Все заточено под Единый государственный экзамен. Почему-то раньше специалистам не надо было платить за курсы повышения квалификации. Они могли переобучаться сами. Была фундаментальная подготовка, владение не просто прикладными навыками, а теоретической наукой. И на мой взгляд, качество профессионалов обуславливалось той самой общей культурной базой. Простой пример: первый разрешенный вечер памяти прошел на мехмате .
По мнению Соловьева, то, что происходит с нынешним образованием, — это искусственное разделение сфер науки. И узкопрофильный специалист — это плохой специалист. — У всех нас есть врожденные свойства мышления, — объясняет Попова. — Некоторые люди мыслят конструктивно, последовательно, раскладывая все по полочкам. Другие — художественно, воспринимая мир через образы. Это биологическая предрасположенность. Но это не имеет ничего общего с уже социальным делением на тех, кто конструирует самолеты, и тех, кто читает книги. Каждому необходимо с самого начала давать широкое и фундаментальное образование.
Статус: «командный игрок»
Однако хорошо это или плохо, но сейчас и перед школой, и перед университетом стоят совершенно иные, отличные от классического обучения задачи.
— Когда мы думаем, что давать нашим студентам и что является перспективным фокусом развития, мы понимаем, что сейчас цифровые технологии серьезно меняют бизнес-контекст, практически каждую его функцию, — считает проректор по учебной работе одного из российских корпоративных университетов Наталья Шумакова. — Если раньше мы фокусировались на развитии профессиональных способностей, то сейчас в почете так называемые мягкие навыки: взаимодействие в команде и обратная связь. Речь идет обо всем том, что позволит специалисту работать в команде и быть качественным сотрудником, который привносит в работу всего предприятия нечто ценное.
В этом есть своя доля истины: в одиночку сейчас не создается ни один крупный проект. Да, профессиональные компетенции были и остаются приоритетными. Но реальность такова, что даже высококвалифицированный эксперт, не способный грамотно представить свой продукт, найти контакт с клиентом и завести полезные связи, оказывается на окраине карьерного пути.
— Пусть это и требование времени, у такой системы заточки студентов под запросы определенной компании масса недостатков, — утверждает Сергей Соловьев. — Гармонично развитая личность со своими предпочтениями, потребностями и запросами на самом деле много требует: комфортных условий, высокой зарплаты, учета собственных интересов. А личность, которую натренировали на определенные навыки и задачи, на осуществление чьих-то чужих целей, не требует ничего. Это концепция винтика в системе, фабрика биороботов, если хотите.
Русский менталитет против западной практики
Уже упомянутый выше Болонский процесс — та реальность, в условиях которой приходится существовать всему современному высшему образованию. Изначально преследовавший исключительно благие цели — стирание границ, сближение университетов и создание единого европейского пространства качественной подготовки ученых, — он словно разбился о русский менталитет.
— У нас психологически нет этой особенности взять и заточить себя под что-то одно, — объясняет поэт, издатель и переводчик . — Русский человек любопытен по своей сути. А болонская система, как и популярные нынче корпоративные университеты, требует той самой узкопрофильной специализации и формирует стандартных, ничем не выдающихся специалистов.
По словам Соловьева, проблема болонского процесса заключается и в его экономической составляющей. Это, как утверждает специалист, искусственное насаждение неких внешних форм с целью сокращения расходов на систему образования. Однако применимы такие весьма рискованные шаги далеко не ко всем сферам деятельности. Не просто так эксперты даже речи не ведут о разделении на бакалавриат и магистратуру, например, медицинских вузов.
— В определенный момент национальные системы образования были разрушены, что по инерции вызвало огромный всплеск активности в этой области, — говорит Валентин Степанов. — Но никто не учел, что образование — это очень сложная и очень отлаженная система.
И нужно учитывать не только внешние факторы, но и инструменты, которые используются для преподавания. Этого нет. Еще один фактор заключается в том, что болонская система — это стандартизация. А введение новых стандартов влечет за собой безумную бюрократию. Все упирается в конфликт привычек и текущих постоянно меняющихся условий.
Мир требует многообразия
Эксперты сходятся в одном: специалист, которого требует современный мир, должен быть всесторонне развитой личностью, способной отвечать вызовам рынка труда.
— Важно осознанно менять карьерные траектории, осознанно общаться с руководством, осознанно строить свою жизнь, — утверждает Шумакова. — Да, ключевые фокусы развития — это цифровые навыки, в такое уж время мы живем. И те, кто этого не замечает, остаются за бортом. Однако без умения налаживать коммуникацию в бизнесе не выжить.
Согласен с коллегой и Степанов: вне зависимости от склада ума самым главным остается стремление к самоактуализации.
— А в противоречиях ничего опасного нет, именно противоречия являются движущей силой, — добавляет специалист. — Я вспоминаю слова Станислава Лема: «Высшее образование — это не поза всезнайства, это поза задумчивости». Зачем мы учимся? Ведь не только для освоения своей профильной системы. Инженер не просто что-то создает своими руками. Он должен эти продукты продвигать на рынке, должен работать с людьми. Хотим мы или нет, мы должны учитывать современные реалии.
По словам Поповой, современная система высшего образования загнана в такие рамки, что давать студентам фундаментальных знаний просто нет возможности. А поскольку борьба с этим неповоротливым механизмом вряд ли даст должный эффект, главная цель исполнительных звеньев этой системы — дать весь возможный максимум тем, кто пришел за знаниями и профессией.
— Мы должны давать молодежи должный понятийный аппарат, должны учить их критически мыслить и понимать то, что они учат, — считает Крылов. — Насильно никого не образуешь.
Гуманитарий ты или технарь, если ты не читаешь и не интересуешься, толку не будет.
ПРЯМАЯ РЕЧЬ
, ректор московского государственного университета им. Ломоносова:
— Точные науки среди абитуриентов крайне востребованы. Заявлений больше всего у мехмата и факультета вычислительной математики и кибернетики. Что касается гуманитариев, это, конечно, экономический и государственное управление. Мой главый призыв — дать вузам право на введение собственного экзамена. Сейчас выпускники учат только то, что им пригодится на ЕГЭ, обходя стороной такие фундаментальные науки, как физика или химия.
Видео дня. Москвичи с детьми вынуждены лицезреть царство разврата
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео