Войти в почту

Показатели по ЕГЭ ценою в жизнь

Иуды Искариотские, продающие жизни и души детей за «показатели по ЕГЭ», премии, грамотки да медальки. Верни вам, Господи, слезы родительские. У меня нет сил это все видеть. Екатеринбург. Школа 130. Впечатлительным натурам этот пост читать не рекомендую. Этим текстом я никого не хочу обвинить, скорее это мысли вслух о бессердечии. На прошлой неделе у моего хорошего знакомого Валерия 18-летний сын покончил жизнь самоубийством. Сын Валеры подхватил клещевой энцефалит два года назад. Мальчик был не привит и проболел он в общей сложности месяц. Еще целый год ушел на восстановление. Десятый класс семья решила пропустить, но рука постепенно восстанавливалась. Мальчик не стеснялся того, что рука ограничена в движениях, а, напротив, гордился тем, что с помощью регулярных упражнений смог победить тяжелый недуг. И я это подтверждаю! Виделись этим летом и я своими глазами видела, как парень отлично справляется со всеми делами по хозяйству, водит автомобиль и открыт этому миру. Он умел водить и снегоход, и квадроцикл, и грузовик. Несмотря на способности к точным наукам, отец с двух лет растил его настоящим мужиком — постоянные походы, путешествия. Парень выдерживал там, где взрослые сдавались. Я тоже это подтверждаю! В лицее с математическим уклоном № 130 мальчик учился с 1 класса, и его же хотел закончить. Но в лицее имели на это свое мнение. По словам Валерия, директор школы Ирина Александровна Артемьева очень волновалась, что он не сдаст ЕГЭ — в частности, из-за медленного письма не успеет справиться с заданиями — и испортит лицею показатели. «С глазу на глаз мне об этом так прямо и говорили», — сообщил Валерий. Ни о каком сочувствии к своему давнему ученику, который переболел энцефалитом, но несмотря ни на что хотел после школы поступить в институт, со стороны руководства лицея и речи не шло. Ребенка завуалированно, но откровенно вынуждали перейти в другую школу. Основной проблемой для него стала работа по математике, которую мальчик раз за разом пересдавал, но неизменно получал двойку (уже четыре раза!). Эта работа тянулась за ним с 10 класса и стала настоящим кошмаром. Мальчик был растерян и подавлен тем, что никак не может пройти эту ситуацию, постоянно будто упираясь в стену. Плюс преподаватель по математике говорила, что он не сдаст ЕГЭ. Катализатором трагедии отец считает именно предвзятое отношение к его сыну. «Я никого не виню в его смерти. Я с ними [учителями] общался, они говорили правильные вещи, но относились как к неодушевленному предмету. Не было ни капли сострадания, желания пойти навстречу, дать просто доучиться», — говорит Валерий. Еще накануне сын с отцом строил планы на будущее лето и планировал с друзьями закупить продукты для вечеринки. Валерий не знает (да и не узнает), что случилось в пятницу в школе, когда его сын пришел домой, не раздеваясь, прошел в комнату и поставил точку в своей недолгой жизни. Пишу это, а у самой слезы из глаз. Формально все чисто, а человека — больше нет. А в ушах стоят слова Валерия: «Лена, за бессердечие не судят…» У меня в друзьях много директоров школ и учителей. Прошу, не проходите мимо, если когда-нибудь вы станете свидетелем подобной ситуации. Не исключаю, что решение ребёнка основано на нескольких факторах и причинах… Сейчас это уже неважно. Повторяю, что пост о бессердечии, которое дальше нас не должно пройти.