Ещё

Отработал на детях 

Фото: Lenta.ru
В тихом старинном городе Боровске Калужской области назревает революция. Без лозунгов, демонстраций и люстраций. Страшно подумать, но переворот происходит не в местных органах власти, а в самом сознании чиновников. Они решили, что жителям, которые в чем-то нуждаются, боле не нужно ничего просить, собирать бумажки и бить челом в кабинетах. Теперь чиновники сами все про всех узнают, сами предложат и сами все дадут. Решив выяснить, не станет ли эта инициатива еще одним бюрократическим барьером — мол, что вы ходите, мы все знаем, ждите, — корреспондент «Ленты.ру» отправился в Боровск. Оказалось, что за революцией районного масштаба стоит человек с репутацией неуемного реформатора, который последние нескольких лет обкатывал свои новаторские идеи в должности директора школы. Во что превратилась школа и чего ждать местным жителям.
Сильные снегопады по-зимнему украсили окрестности Боровска и сам древний городок. Но за эту красоту пришлось заплатить заносами на дорогах и блэкаутом.
«Свет вернули во все дома за два дня. И это хороший результат. В районе серьезно пересмотрели работу экстренных служб после ледяного дождя в прошлом году, тогда ремонт поврежденных сетей занял пять дней», — рассказывает замглавы районной администрации Алексей Гераськин.
Его кабинет находится на третьем этаже здания городской ратуши с часами на фронтоне. Внизу никакой охраны: вход открыт для всех желающих. Помимо таблички «заместитель главы администрации», на стене у его кабинета прикреплен лист бумаги с должностными обязанностями, контактами и фотографией Алексея. Из написанного следует, что Гераськин отвечает за всю социальную политику и спорт в районе.
Гераськину 34 года. Он похож на молодого учителя: слишком широкая улыбка, слишком добрый взгляд. Точно так же Алексей выглядел в июле 2016 года, когда работал директором обнинской школы №12 и организовывал экспериментальный летний лагерь, о котором писала «Лента.ру».
«Нет, нет. Энтузиазма не убавилось! Напротив, все только начинается», — Алексей пересаживается из начальственного кресла ближе к собеседнику.
С нового года вступил в силу закон о пособиях за первого ребенка. У семей с доходом ниже среднего появилась возможность получать ежемесячные выплаты из материнского капитала. Эти нововведения коснутся многих семей.
«Мы подумали: зачем заставлять людей собирать документы и нести их к нам? Это очереди в присутственных местах, лишняя нервотрепка. А учитывая, что в этих семьях маленькие дети, то проще нам самим собрать информацию о том, кто и сколько зарабатывает и кому что положено. Это несложно, современные технологии позволяют делать это автоматически, без участия чиновников. Нужно только новое программное обеспечение», — говорит Гераськин.
По его словам, это позволит не раздувать бюрократический аппарат и помочь тем семьям, кому скромность, занятость или незнание не позволяют ходить по кабинетам.
Зная стиль работы нашей бюрократической машины, такие инициативы воспринимаются как нечто среднее между наполеоновскими планами и маниловщиной. А оптимизм Гераськина заставляет задуматься об адекватности его восприятия действительности. Впрочем, однажды ему уже довелось сделать то, о чем многие до сих пор только мечтают.
Алексей Гераськин родился и вырос в калужском селе. В детстве он не мечтал стать кем-то конкретно — искал себя.
«После школы собирался поступать в Калугу, учиться на педагога, но в тот год не предоставляли общежитие, и пришлось отказаться от этой идеи», — вспоминает он.
В итоге поступил на социально-экономический факультет обнинского ИАТЭ (теперь это филиал МИФИ). По его окончании поступил в аспирантуру и в итоге стал успешным преподавателем, замдекана факультета.
«Как-то мы с одноклассниками пришли поздравить с Днем учителя моего классного руководителя и учителя математики. Она к тому времени уже стала директором обнинской школы №7 и посетовала на то, что у них нет историка. Я согласился побыть временным учителем пока не найдут замену. А спустя пару месяцев согласился на предложение стать заместителем директора», — говорит Алексей. Там же Гераськин познакомился со своей будущей супругой — учителем физкультуры.
Спустя три года Гераськин получил предложение возглавить школу №12 города Обнинска. Какое-то время он просто наблюдал за происходящим, но очень недолго.
«Однажды я получил письмо в рассылке с объявлением о новом кружке. Есть, мол, такое учреждение «Центр молодежного инновационного творчества». Это был проект Минэкономразвития. Кружок робототехники. И они пригласили директоров обнинских школ вместе с учениками. Пришел только я со своими ребятами. Не знаю почему», — рассказывает Алексей.
Оказалось, что в этом центре думали о расширении, так как им было уже тесновато. А один из его руководителей — когда-то был студентом у Гераськина. «И возникло такое предложение: давайте попробуем у нас в школе», — вспоминает экс-директор.
Были, конечно, трудности, но результат того стоил. На базе школы провели первый фестиваль робототехники в Обнинске и состязания роботов, на которые съезжались гости со всей области.
Потом стали думать, как сделать так, чтобы обычная школа могла себе позволить заниматься робототехникой не в рамках дополнительного кружка, но и на уроках технологии? И талантливые технари, которые собрались под крышей школы Гераськина, сумели снизить затраты в десятки раз.
«К примеру, средний 3D-принтер стоил тогда два миллиона рублей. Они так переработали схему устройства, что он стал стоить 60 тысяч. Да, выглядит он неказисто, но работает, — говорит Алексей. — Они также разработали уникальные многофункциональные рабочие места для детей, переработали пространство в целом: освещение, шкафчики для хранения, провода, розетки».
А затем оказалось, что 3D-моделирование позволяет детям быстрее и в более раннем возрасте осваивать теоретическую часть технических наук. «И мы решили создать инженерный класс, детально проработали программу, добавили часов по профильным предметам. Правда, в ущерб физкультуре: у ребят вместо трех — два урока в неделю», — пояснил Гераськин.
Со спортом у 12-й школы, с подачи Алексея, также все сложилось весьма интересно. «Пришел ко мне человек и заявил, что раньше профессионально занимался баскетболом, а теперь хотел бы возродить в Обнинске детскую баскетбольную школу. Когда-то она была, но потом один тренер заболел, другой умер, и как-то все заглохло. Мужчина этот походил по школам, но никто ему навстречу не пошел», — вспоминает экс-директор.
Гераськин дал ему возможность заниматься с детьми в школьном спортзале, отказавшись от сдачи его в аренду, хотя для учебного заведения это самый доступный и стабильный заработок.
«Но условились, что половина детей будет наших, из нашей школы. И они занимались. Опять же, это был мой риск как директора: использование муниципальной площади неизвестно кем, — вспоминает Алексей. — Но через полгода стало ясно, что затея пришлась детям по душе. Приходили ребята со всего города. Даже пошли жалобы от учителей физкультуры других школ: «почему не взяли моего ребенка?!»»
Школа оформила с тренером официальное соглашение, получила разрешение бесплатно предоставлять его секции помещение. И этот энтузиаст привел молодого тренера — выпускника санкт-петербургского института. Как раз по направлению «баскетбол». Молодой специалист стал штатным учителем в школе, занимался с детьми на продленке и вел тут же отбор для секции.
Теперь баскетбольная секция расширяется, открывает филиалы в других школах Обнинска. Появились спонсоры, которые сделали форму, эмблему. И дети ездят на соревнования, а на днях стали призерами престижного турнира «КЭСК-баскет».
С какого-то момента репутация Гераськина стала работать на него и его школу. Пришли люди, организовавшие школу иностранных языков. «Отношения с ними у нас были арендные, но они сделали за свой счет ремонт, поставили технику, — продолжает Гераськин. — Очень скоро выяснилось, что у наших учеников есть большое желание изучать языки. Видя такой спрос, мы как администрация взяли программу углубленного изучения иностранного языка. А что? У детей с учетом кружков получалось по 5-7 часов в неделю. К тому же у нас благодаря участию в проекте „Учитель для России“ появился педагог из Бельгии».
Так же вышло со школой спортивных танцев и множеством других проектов, которые школа Гераськина стала притягивать как магнит. «Это так называемый „Яндекс. Лицей“ (IT-образование), „Школа Samsung“, продолжает развиваться проект „Технолаб“ в области инженерного образования», — перечисляет Алексей.
Не давал Алексей покоя себе, учителям и ученикам и во время летних каникул.
«Обычный школьный летний лагерь мы открываем в первую очередь для присмотра за детьми. Во-вторую — для того, чтобы чему-то научить, задействовать, занять. И все равно это больше развлечение. А в нашем лагере уклон в пользу того, чтобы научить через активные действия. Дети у нас сами все делают. Это тяжело для педагогов, но это совершенно другой темп жизни», — объяснял Гераськин происходящее в его учебном заведении, когда здание на время было отдано совсем юным учителям, проходящим практику в рамках конкурса «Учитель для России».
Тогда по окрестным домам раскидали листовки: «Приглашаем в нашу нешколу на наши неуроки у наших неучителей».
Те, кто приходил, ежедневно выбирали для себя два обязательных и одно факультативное занятие. Под красивой и нестандартной оберткой (класс биологии в прямом смысле обмотали полиэтиленом, превратив в своеобразную модель живой клетки) молодые учителя давали детям значительный объем знаний, которые пригодились им в наступающем учебном году. Иногда совмещали сразу несколько предметов. К примеру, географию и историю, слепив на большом столе большую карту Руси, адаптируя образный язык популярного сериала «Игра престолов». А тех, кто совсем не хотел учиться, собрали в группы «Но», где ребят вовлекали в обучение по технологии «каши из топора».
«Об этом много раз уже говорилось — ученик в школе главный, и так далее. А по сути только сейчас мы увидели, что это такое. До того мы пробовали, искали разные подходы, но очень часто они разбивались о «трудных» детей, тех, кто якобы не способен учиться. А здесь дали каждому ребенку попробовать, понять, выбрать что-то свое интересное и через это выйти на другой уровень», — рассказывает Алексей, сравнивая свой экспериментальный лагерь с клиентоориентированной бизнес-структурой.
После того лагеря у директора обнинской школы появилась идея проводить неделю таких «неуроков» в течение учебного года, чтобы давать ученикам возможность выпустить пар.
Вот так проект за проектом Алексей превратил обычную школу в мощный саморазвивающийся образовательный центр, который больше не зависит от единственного организатора.
Гераськин не видит себя политиком, общественным активистом или директором свободной частной школы. Ему по душе быть чиновником, но при этом каждый день заниматься какими-то улучшениями, а не топтаться на месте: генерировать или заимствовать какие-то идеи и пытаться воплотить их в жизнь.
Министерство образования Калужской области недавно приняло решение перенести опыт 12-й школы Обнинска на другие средние учебные заведения, но для самого Алексея — это уже вчерашний день.
Теперь он прорабатывает и планирует ввести в Боровском районе новую систему анализа освоения учениками образовательной программы, предполагающую оценку каждой пройденной темы по шкале из трех баллов: «не освоил», «базовый уровень», «выше базового уровня».
«Ученики, их родители и преподаватели смогут видеть динамику, следить за приростом знаний, компетенций. Возвращаться и добирать знания по пропущенным темам. А что сейчас? Не ходил ребенок на уроки или сидел сиднем, а потом к концу четверти набрал несколько оценок, и ему вывели из них четвертную. Слишком поверхностно получается, много белых пятен в детском образовании», — рассуждает Гераськин.
Глядя в прошлое, судя по всему, Алексей сожалеет лишь о том давлении, которое его реформаторство оказывало на школьных учителей. Хотя открыто он об этом не говорит.
«10-15 учителей в школе обновлялось каждый год. При штате в 50-60 человек — это много. Люди не выдерживали и уходили, — вспоминает Гераськин. — Как-то мы взяли сразу девять молодых выпускников педвузов. До нового года в школе остались только трое. Остальные поняли, что это не для них. Один даже справку принес, что ему нельзя работать в школе».
Алексей всегда чувствовал ответственность за каждого из своих учеников, но четко понимал, что будущее этих ребят, их взгляд на мир зачастую зависят от одного конкретного учителя.
«По опыту я убедился, что эти понятия — «гуманитарий», «технарь» — очень переоценены, — рассуждает Гераськин. — На самом деле, какой преподаватель ребенка зацепил, под того он и перенастроился. Просто удивительно, когда ученик к 9-му классу этакий гуманитарий «в доску», а вдруг приходит талантливый учитель физики, и все: ребенок ныряет в эту науку и становится астрономом».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео