Ещё
Последствия пожара у Леры Массквы попали на видео
Последствия пожара у Леры Массквы попали на видео

Учить учиться. Профессор Ермолин — о проблемах высшего образования 

Фото: АиФ

В год 100-летия Октябрьской революции мы неизбежно сравниваем Россию 1917 года с современной.

Когда были достигнуты основные успехи высшего российского образования — до революции или после? Почему у нас закрываются вузы? И как университету подготовить настоящих профессионалов? Об этом наш разговор с доктором педагогических наук Евгением Ермолиным.

Путь в тупик

Ольга Савичева, «АиФ-Ярославль»: Евгений Анатольевич, имеем ли мы право сравнивать высшее образование в 1917 году и сегодня? Что было сутью образования прошлого столетия, и какие проблемы у российского современного?

Евгений Ермолин: Досоветское высшее образование — добротное, адекватное своей эпохе — и для немногих. Его качество обеспечено, если коротко, германской матрицей систематической подготовки, дающей целостное знание своей эпохи.

В лучших своих проявлениях и советская высшая школа была сориентирована на эту логику. В худших — это чахлый ликбез.

Сегодня российское высшее образование находится в драматической ситуации. В нашем веке бессмысленно давать студентам систематические знания, они завтра устареют, потому что темп жизни резко ускорился. Бессмысленно готовить студента на конкретное рабочее место, завтра его уже не будет.

Конечно, какой-то стабильный бэкграунд давать нелишне, для расширения кругозора. Но в основном нужно учить не знаниям, а способу их приобретать и обновлять. Учить учиться. Учить думать. Учить постоянному профессиональному, технологическому ребрендингу.

Нельзя сказать, что перестройка в этом направлении не происходит. Но происходит она мучительно, потому что российский вузовский преподаватель страшно перегружен, недоплачен и зажат в бюрократические тиски. Он не столько работает со студентами, сколько в огромном количестве составляет и пересоставляет разные бумажки, которыми вуз отчитывается перед чиновниками от образования. Ему бы и самому повысить квалификацию не на краткосрочных курсах в родном вузе, а на стажировке в лучших вузах Москвы, Петербурга или за границей, причём несколько месяцев. Но куда там. Все урывками, все второпях.

Скажем прямо, образование у нас в стране сидит на голодном пайке, больших денег нет ни на творческие отпуска преподавателей, ни на фундаментальную переподготовку, ни на перманентное переоснащение техническое образовательного процесса в ногу с обновлением технической базы нашей цивилизации. Ни на достойную оплату труда. Удивительно, что в этой ситуации многим преподавателям всё же удаётся в работе со студентами соответствовать вызовам времени.

И ещё одно. Годы в вузе для студента — это время формирования личности. Университет призван открыть ему горизонт личностной самореализации. И это отчасти происходит; поэтому я — сторонник всеобщего бесплатного высшего образования, пускай даже оно будет разнокачественным.

К сожалению, в официальной риторике у нас возобладал другой акцент: вуз обучает технологиям. Но чем тогда он отличается от училища, где натаскивают на конкретные умения? Мне не нравится и избирательное госфинансирование в деле предоставления образования. Я думаю, государство напрасно отказывается от своих социальных обязательств в этой сфере. Это путь в тупик.

Вредная политика

— Были ли в 1917 году связаны образование и политика? А сейчас?

— И тогда, и теперь речь не идёт о систематическом вмешательстве официоза в учебную практику. На уровне образовательных госстандартов я не вижу пока политического давления. Скорее, можно говорить о точечных акциях.

Но в нынешней ситуации важнее другое. Ни у властей, ни у общества в целом нет образа будущего. Связь образования и политики реализуется на уровне того контракта, который заключают общество и университеты и который связан с видением будущего. Но общество не знает, что ему заказать, и даже не очень думает про это. Мы живём одним днём, без конца перетряхивая пронафталиненное прошлое.

Отсюда, к примеру, ложная идея о том, что у нас высшего образования слишком много. Образования не может быть слишком много. Слишком много может быть только сиюминутного желания на нём сэкономить, урвать в пользу того, что кажется более важным. Но это экономия за счёт будущего, за счёт перспектив страны.

— Как вы относитесь к тому, что абитуриентам при поступлении в вуз за спортивные достижения, успешную сдачу комплекса ГТО добавляют максимальное по региону количество баллов?

— Мне кажется, это право вуза — устанавливать такие преференции. Проблема не в этом, а в том, что у нас опасный тренд в сторону платного высшего образования, причём практически в отсутствие поощрительных стипендий и субсидий для небюджетников. Вся тяжесть оплаты обучения ложится на них и на их родителей. Это вредная политика, я считаю.

— Куда мы сегодня движемся, что будет с высшим образованием, на ваш взгляд?

— В мире избытка информации высшее образование будет резко меняться. Выпускник вуза всё чаще должен предъявлять не готовую квалификацию, а гибкость, готовность меняться, рефлексировать, вписываться в разные форматы, профессионально общаться и расти, понимать, как устроен современный мир и где в нём его место. С этим и будет связано содержание высшего образования — или оно отомрёт, как предвещают пессимисты.

— Как вы считаете, почему был ликвидирован на днях университет Переславля-Залесского? Рособрнадзор не продлил аккредитацию, теперь вуз не может выдавать дипломы государственного образца. Кроме того, закончился срок аренды зданий, которые занимает университет.

— Была, как я понимаю, прекрасная идея — создать в небольшом и чудесном Переславле университет европейско-американского типа, пусть не Кембридж, но… Это предполагает большие инвестиции. Инвестировать оказалось некому. Идея увяла.

Решение — повысить зарплату

— В России растёт число недовольных школами родителей. Люди недовольны нехваткой преподавателей и качеством оснащённости школ — такие данные приводятся в результатах мониторинга РАНХиГС, который проводился в течение четырёх лет по заказу правительства. Как вы считаете, почему наши школы бедствуют?

— Я тоже в недоумении. К нам приходят абитуриенты, которые ничего не знают. Почти. И не обучены учиться, охотиться за новыми знаниями и умениями. А без этого, как я сказал, дело швах.

Конечно, есть интересные исключения. Но они не делают погоды. Вы скажете — лучшие уезжают учиться в столицы. Может быть. Однако новым приоритетам жизни школа могла бы научить не только лучших, но и всех.

Насколько я понимаю, проблемы школы те же: учитель обычно затуркан и недоплачен; часто он ещё и отстал в профессиональном развитии. Но ему некогда осваивать новые кейсы, он перегружен текучкой. А тут ещё и ЕГЭ…

Решение простое: повысить зарплату и снизить нагрузку, создать реальные стимулы к креативу. У нас немало учителей, которые, получив такой допинг, начнут шевелиться, экспериментировать, искать актуальные подходы…

Увы, принятый Думой бюджет-2018 не радует. Депутаты пожадничали и отняли у школ и вузов столько, сколько захотели.

— Демидовским университетом названы десять ярославских школ, чьи ученики имеют более высокие шансы на поступление в вуз. Ребята из этих школ смогут участвовать в университетских проектах, бесплатно пользоваться его материально-технической базой и т. д. Не кажется ли вам, что это создаёт неравенство в образовании?

— В контексте сказанного я такие сетевые инициативы приветствую. Они не решают всех проблем, но могут определить точки роста и привнести в школьную среду новые идеи и технологии. А жизнь покажет, что получится. В разных ракурсах с этим работает и ЯГПУ. Чтоб не ходить далеко, доцент кафедры журналистики Марина Петрова руководит жюри областного конкурса школьных медиа: это то, чем мы при нашей бедности и перегрузке можем помочь школам. Многие преподаватели вуза работают и в школе; хотя не всегда от хорошей жизни.

Впрочем, современность требует нового качества мостов между школой, вузом и другими общественными институциями. Региону, оказавшемуся в последние лет десять в крайне непростой ситуации, очень бы пошёл на пользу взрыв креатива в образовательной сфере. Мы рядом с Москвой, нужно наводить и контакты со столичными лидерами образования, как, к примеру, делает это в порядке личной инициативы наш профессор-литературовед Татьяна Кучина.

Нужно создавать глобальные проекты, такие, как только что закончившийся в ЯГПУ Всероссийский студенческий форум «Профессии и профессионалы будущего». Я сам там пытался рассказать о философии блогинга, причём понял, что на этом спотыкаются не только студенты-журналисты. Это особая тема — образование в мире соцсетей: «ВКонтакте», «Ютуб» и «Инстаграм» как образовательные пространства.

Если мы будем бездарно тормозить в трансформации форм и смыслов образования, то ведь и правда — школы и вузы будут скоро не очень нужны, их заменят сетевые образовательные проекты. Ну, разве что они останутся местами, куда не страшно отпустить детей: там тепло и безопасно.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео