Ещё

«Российская школа всё еще остаётся советской». Никита Ефремов — о школе, учителях и профессии актёра 

Фото: CHIPS journal
О недостатках и достоинствах школы и о том, какой она должна быть
В школе я ещё не представлял, что буду актёром. И вообще учился в математической школе, в гимназии 1514. Это довольно суровая школа в хорошем смысле этого слова, там какой-то бешеный процент выпускников поступает в МГУ и другие лучшие вузы без репетиторов — около 96 процентов. Школа, конечно, потрясающая в плане подготовки. У нас, например, линал (линейная алгебра — прим. ред.) начинался с девятого класса — а это то, что, по идее, на первом курсе в мехмате вводят. Там великий педагогический состав, и я очень благодарен этой школе, несмотря на то, что в математику всё же не пошёл. Хотя та же математика там была очень сильная, доносили до нас всё прекрасно — и если я брался за голову и делал домашние задания, то у меня всё получалось. Нашим классным руководителем был директор школы, который ещё и физику преподавал, мы и в походы ходили, и ориентированием занимались — всё по полной программе.
Получается, будто я рисую образ идеальной школы, но, как ни странно, почти так и было. Впрочем, не всё, конечно, мне нравилось, тот же самый момент предсказуемости на уроках.
Всё же для меня идеальной кажется другая система образования, не такая, как принято у нас — система, где есть первые и вторые
Я знаю, что есть творческие школы, где к ученикам подходят с творческой стороны, классы, где не просто сидят за партами в ряд, а сидят в кругу, или вообще на полу и на подоконниках — вот это меня могло бы заинтересовать. Всё равно стандартная русская школа всё ещё по большому счету советская, консервативная: вот есть отличники — они молодцы, а есть двоечники — они не молодцы. Я слышал про школы, где развивают индивидуальные способности ученика, учитывают его желание, где происходит некий интерактив — вот это звучит интересно. Мы сами на той же химии или на физике всё автоматически начинали впитывать тогда, когда начинались опыты. Когда тебе интересно, когда это прямо «вау» — ты, конечно, хочешь понять и разобраться в материале. Так что для меня идеальная школа — та, где обучение происходит через игру. С другой стороны, дисциплина — и внутренняя, и внешняя — должна присутствовать.
Я до сих пор не совсем понимаю, как в школе можно преподавать того же Достоевского, как школьник может понять проблематику «Бесов» или «Преступления и наказания». То есть он может что-то ответить по заученному, сочинение где-нибудь списать, а настоящая вовлеченность наступит позже. С литературой у меня отдельная история, потому что у меня мама — филолог, и так или иначе я всё равно это впитывал. Но к каким-то серьёзным литературным произведениям самостоятельно я пришел уже позже и оценил их только после школы. На уроках литературы же было скучно. Потому что это было так: выучил стих, прочитал его кое-как, получил пять. Я не понимал вообще зачем это. Ведь литература, особенно великая, прекрасна в том числе и тем, что её можно трактовать совершенно по-разному. А в школе так получалось, что трактовок-то и нет.
Чацкий — обличитель, и всё, безальтернативно, спорить с этим нельзя
Тяжело давалось многое, потому что везде надо было сидеть и не дергаться.
Я бы хотел, чтобы историю у нас преподавали по-другому. В Германии же рассказывают правду про Гитлера и про то, что он сделал. Здесь также надо преподавать историю СССР с пониманием, что это такое было, каким на самом деле был Сталин. И не надо идеализировать советского солдата, прежде всего надо понимать, что война — это всё-таки война. Наверное, нужно было ввести уроки экономики в школе, потому что сейчас это точно было бы не вредно. Ведь многим детям нравятся богатые люди — так надо рассказывать им, как они такими стали. На примере Стива Джобса, Цукерберга. Но в социальном плане школа была отличным опытом.
О профессии актёра и о том, что нужно абитуриенту театрального вуза
Несмотря на мою актёрскую династию, у меня всегда был выбор, чем заниматься, и никто на меня никогда не давил. Просто было понимание, что я не хочу идти в математику. А дальше всё уже произошло спонтанно — просто решил попробовать, нашелся человек, который подготовил меня к поступлению. Я вообще думаю, что осознание того, «куда, чего и зачем», ко мне пришло только на третьем курсе, может быть даже на четвертом. Мотивация при поступлении была проста: у меня всегда была проблема с концентрацией и вниманием, так что я понимал, так как это вещь не техническая, то, наверное, здесь будет некое веселье. Потом там я уже понял, что веселье бывает далеко не всегда. Но уже к тому моменту затянуло, и друзья появились, да и вообще, актерский институт — это особая среда. Там всего 30 человек на курсе, ты там фактически каждый день с девяти утра до 10 вечера. Так что вуз стал для меня второй семьёй.
Главные качества, которые нужны абитуриенту театрального института — любовь к игре, любовь к исследованию, любовь к процессу
Эта профессия очень непредсказуема — можно быть совершенно тупым и недалёким человеком, но преображаться на сцене. А можно быть человеком, который в жизни и разговаривает прекрасно, и импровизирует, а сыграть ничего не может.
Об идеальных учителях и их отношениях с учениками
Идеальные отношения ученика и учителя описаны у Станиславского в «Моей жизни в искусстве». С учеником нельзя общаться в духе «Мне нужен от тебя вот этот результат, дай мне его и всё». Идеальный учитель — это тот, кто заинтересует процессом. Тогда и будут конкретные результаты. Учитель не всегда должен быть другом ученику, или даже вовсе не должен. Он прежде всего должен быть чутким наставником. Чуткость очень важна, важно понимать, что если ученик даже несколько раз подряд получил «двойку», ты не должен списывать его со счетов. Ты должен понять проблему.
Утверждать что конкретно нужно от учителя в актёрской среде — очень сложно. Потому что у всех разная психофизика, учеников разное возбуждает, разное трогает. Это вообще очень трепетные существа, которые часто бывают и в протесте с учителем. Важнее всего научить конкретно профессии, потому что язык, тело — это действительно профессиональные навыки. И важно понимание того, на какие нотки учитель должен нажать. Иногда учителя или режиссеры специально провоцируют, в каких-то случаях они могут держать актера в неведении или говорить ему, что он плохо играет, для того, чтобы держать его в определенном состоянии. Наверное, это самая сложная профессия — тебе надо постоянно заинтересовывать, а поэтому самому любить своё призвание.
Читайте также:
Детская афиша-2017. Куда пойти с ребёнком
Катерина Мурашова о травле в школе: что должен знать каждый родитель
8 новых детских книг сентября
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео