Ещё

Вера Ерхова: «Образование находится в непонятном положении» 

Фото: АиФ – Ульяновск

Жить в любые времена

— Вера Ивановна, что, по вашему мнению, в советской школе было такого, чего нет в нынешней?

— Дети сейчас совсем другие, но это случилось не сразу, не вдруг. Эти перемены я почувствовала уже в последние годы своей работы. Раньше было больше дисциплины, ученики ценили авторитет учителя, были более послушны и вежливы. А вся проблема в том, что именно тогда, в 80-е годы, начали меняться представления взрослых о жизненных ценностях, уже не стало прежних крепких семейных отношений.

Появилась и грубость, и расхлябанность. Видимо, уже тогда в обществе произошло смещение представлений, и материальное благополучие стало считаться важнее любви к близким, искренности в дружбе, ответственного отношения к делу. Раньше алчность и стяжательство считались пороками человеческой натуры, а теперь их возвели в ранг достоинства. Но надо уметь жить в любые времена.

— Так на чём же тогда держались авторитет учителя и престиж профессии?

— Я из учительской семьи. И мама моя была учительницей, и сестра. И муж был историком, директором школы. Мама — обычный сельский педагог, прожила с нами до последнего вздоха, читала книги, газеты, слушала радио, обязательно смотрела программу «Время». И меня к этому приучила. Мамочка была награждена за свой труд высшей государственной наградой — орденом Ленина! Возможно ли что-то подобное сейчас?

Но дело не только в традициях. Детям свойственно стремиться к знаниям, открывать для себя новый мир. Раньше, особенно в сельской местности, учитель был единственным источником знаний. Учитель и книги! Мы с мужем всю жизнь собирали библиотеку, у нас было много книг по искусству и истории, мы с супругом постоянно использовали их на уроках.

Потом появилось телевидение, а сейчас ещё и интернет. Пока учитель занята составлением кучи планов и отчётов, ребёнок черпает всяческие знания оттуда — причём не только полезные, но и вредоносные. И сегодня задача учителя не только давать знания, но и учить детей ориентироваться в том потоке информации, который на них обрушился, отличать доброе от злого, реальное от выдумки.

С заботой о будущем

— Но и сейчас есть семьи, где родители принципиально не держат дома телевизор, а доступ в интернет строго дозируют и для себя, и для детей…

— Можно, конечно, пытаться ограничивать доступ детей к интернету, но, как говорится, запретный плод становится лишь желаннее. С другой стороны, если такие семьи появились, значит в людях вновь начало просыпаться понимание, что правильное воспитание детей — это ещё и забота о собственном будущем. Само школьное образование находится в непонятном положении. Нет единства программ, образовательных стандартов, и даже количество учебных дней оставляется на усмотрение школьной администрации. А тут ещё решили учебный год перенести на 1 октября. Надеюсь, этого не случится. Даже в войну школьники и учились, и колоски собирали.

Отчётами завалили

— Среди ваших учеников кто-нибудь стал педагогом? Общаетесь ли вы с ними?

— Ко мне иногда заходят две мои ученицы — одна работает в школе, другая — в колледже. И обе говорят, что проблем множество. Во-первых, отчитываться в письменном виде сейчас приходится чуть ли не за каждое слово, сказанное на уроке, а это «съедает» всё время. Во-вторых, сейчас учитель без разрешения родителей не имеет права заставить ребёнка заниматься посильным трудом. Я со своими учениками выходила и на сельхозработы, и это считалось нормой. Даже в городской школе вместе с детьми занимались благоустройством пришкольной территории. Участки были закреплены за каждым классом, и успеваемости это нисколько не мешало. В конце концов — это смена деятельности. И в классах сами дети убирались — и подметали, и полы мыли. А сейчас даже стереть с доски считается эксплуатацией детского труда. Если следовать этой логике, то и уроки физкультуры придётся запретить — там же физические нагрузки.

— Сейчас в одном классе могут учиться дети из обеспеченных семей и из тех, что едва сводят концы с концами. Это правильно, вы думаете?

— А как по-другому? Все должны иметь равные возможности, хотя бы в образовании. Суть-то человека не в том, насколько модно и дорого он одет, а в том, что у него в голове, в том, есть ли у него желание и способность учиться. Ума ведь не купишь. А завидовать тем, кто может позволить себе дорогие побрякушки, не стоит. Вероятно, задача учителя сейчас осложняется ещё и необходимостью поддерживать мир, стабильность и нормальные отношения в таком неравном детском коллективе. Но дети и в прошлом веке одинаковыми не были — и учились они по-разному. Но тогда учитель был обязан дать им определённый набор знаний. Кто-то справлялся в учебное время, с кем-то требовалось заниматься дополнительно. А теперь без репетиторов мало кто обходится. Странно даже слышать о таком, что школа не даёт тех знаний, которые сама же потом требует на экзаменах.

К нам в Теньковку (село в Карсунском районе) во время войны эвакуировали детей с оккупированных немцами территорий, для них организовали детский дом, и никто не видел разницы между местными детьми и эвакуированными. Всех учили и обо всех заботились одинаково.

Деньги счастья не прибавят

— Раньше выпускников педагогических вузов и училищ отправляли на определённый срок работать в сельские школы. Как вы думаете, не стоит ли возобновить подобную практику?

— Я сама после педучилища отправилась в родное село, меня не надо было распределять. Учитель начальных классов — самая универсальная педагогическая профессия. Я преподавала и русский язык, и рисование, и пение, и физкультуру. Но специалист, которого отправляют куда-то в принудительном порядке, едва ли будет хорошо работать. Молодым кадрам после окончания вуза непросто найти работу по специальности в городе, а в село всё равно никого не заманишь. Молодому человеку свойственно иметь мечту, но при современной системе образования даже с этим возникают проблемы: раньше мальчики мечтали стать космонавтами, в крайнем случае, лётчиками, девочки — врачами и учителями, а сейчас они хотят стать моделями, а ребята — кем угодно, лишь бы денег побольше. Мало кто понимает, что сами по себе деньги счастливее не делают.

— А себя вы считаете счастливым человеком?

— Мне есть, что вспомнить. В наше время в село ни театр, ни артисты не приезжали, и мы с учителями ставили и пьесы, и капустники по любому поводу озорные придумывали и показывали их ученикам и родителям.

В Самару к нам часто приезжали в гости и коллеги, и ученики, мы всех привечали как родных. Есть множество людей, которые вспоминают обо мне с благодарностью. Если это счастье, то да, считаю.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео