Войти в почту

Банда санитаров. Как налетчики под видом бригады скорой помощи устроили жестокую охоту на советских коммерсантов

Банда санитаров. Как налетчики под видом бригады скорой помощи устроили жестокую охоту на советских коммерсантов
© Lenta.ru

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о самых известных бандах СССР. Своей дерзостью и жестокостью бандитские группировки советских времен ничуть не уступали тем, что появились в лихие 90-е на руинах СССР. В прошлый раз речь шла о том, как советский милиционер бросил службу, собрал опасную банду и нападал на инкассаторов. Сегодня наш рассказ — о том, как в начале 80-х в Ростове-на-Дону несколько наркоманов создали банду, которая охотилась на подпольных предпринимателей — цеховиков — и богатых горожан. Чтобы не вызывать подозрений у своих жертв и случайных свидетелей, разбойники одевались в белые халаты и выдавали себя за бригаду скорой помощи, за что оперативники прозвали их «бандой санитаров». Своих жертв преступники пытали и убивали, не щадили даже беременных.

«В милицию позвонили взволнованные жители дома на улице Суворова и сообщили, что на балконе дома №28 находится женщина, которая ведет себя неадекватно: размахивает руками, сбрасывает вниз вещи, будто пытаясь привлечь внимание прохожих. Когда мы прибыли на место, женщина, несмотря на мороз, все еще находилась на балконе. Она вся тряслась, то ли от страха, то ли от холода, а на нашу просьбу открыть дверь квартиры, стуча зубами, сообщила, что боится выйти с балкона: в квартире произошло что-то страшное» (из воспоминаний бывшего начальника уголовного розыска Кировского района Ростова-на-Дону ).

***

Будущий главарь «банды санитаров» Зафас Барциц родился в 1955 году в абхазском Сухуми, и там же прошли его детство и юность. Отцом мальчика был директор местного центрального рынка, а дяди Зафаса занимали высокие посты: один был начальником управления в Министерстве внешней торговли СССР, второй — республиканским прокурором.

Именно последнему пришлось вступаться за своего племянника, когда тот после окончания пединститута попался на грабеже. Деньги понадобились Барцицу-младшему на приобретение наркотиков: тех средств, которые молодому человеку давал обеспеченный родитель, ему уже перестало хватать на запрещенные вещества.

Пытаясь спасти сына, отец отправил Зафаса к родне в Ростов-на-Дону, устроил в строительный институт, а затем помог занять неплохую должность прораба в тресте «Ростовгражданстрой». Барциц вступил в ряды , купил трехкомнатную квартиру на улице Шолохова, женился и стал отцом.

Но наркотическую зависимость он преодолеть не смог: поставщиками наркотиков для него стали студенты местного мединститута — грузины Анзор Гугушвили и Давид Гварамия. Оба трудились в бригаде скорой помощи на базе подстанции 20-й горбольницы, откуда периодически воровали наркотические вещества.

Со временем доза, которая каждый день требовалась Зафасу, возросла до трех ампул, каждая из которых обходилась ему в 25 рублей. Денег стало не хватать, и тогда мужчина задумал сколотить банду и нападать на богатых ростовских цеховиков.

Наводчиком для разбойника выступал 55-летний вор в законе Хачерес Косиян, известный в криминальных кругах как Христя, или Козырь Пик. В свое время от преступного мира он курировал цеховиков и фарцовщиков Ростова-на-Дону, а потому знал практически их всех.

Впрочем, у истории создания банды есть и альтернативная версия. В те времена всю торговлю в городе (в том числе и теневую) контролировал начальник управления торговли Константин Будницкий. Директора магазинов, кафе, ресторанов, складов — равно как и цеховики с фарцовщиками — исправно несли чиновнику конверты с деньгами.

Взамен они получали возможность спокойно (и не всегда легально) зарабатывать. В эту отлаженную схему в конце 70-х попытались вклиниться воры в законе, которые решили обложить данью всех теневых торговцев. Но цеховики отказались им платить, полагая, что у них есть «крыша» и бояться нечего. Тогда с подачи воров и появилась «банда санитаров»: она должна была показать теневым торговцам Ростова-на-Дону, что спать спокойно, не платя криминалу, они больше не могут.

«Они были готовы на любое преступление»

Зафас Барциц под кличкой Барсик возглавил «банду санитаров». К главарю присоединились его друзья по наркопритонам — уроженцы Автандил Ломидзе (Вахо) и Мовсес Айвазян (Обезьяна).

Ломидзе и Айвазян жили в , а в Ростове появлялись только по вызову Барцица — совершали налет и вновь исчезали из города. К слову, рецидивист Айвазян, прослывший в криминальном мире беспредельщиком, был вынужден скрываться от армянских воров в законе, которые на одной из сходок вынесли ему смертный приговор.

Немногим позже костяк банды пополнился другими друзьями Барцица — Солтаном Султановым (Султан), едва освободившимися после девятилетней отсидки Григорием Кутателадзе (Ада) и братьями Халоянами.

На подхвате у костяка группировки было еще около 50 рядовых преступников

Прежде чем впервые отправиться на дело, сообщники придумали, как усыпить бдительность своих будущих жертв: за деньги от Барцица Гугушвили и Гварамия украли для него из мединститута и машины скорой помощи фонендоскоп, белые халаты и медицинские шапочки. Разбойники решили притворяться врачами.

Первым, к кому отправились бандиты, стал директор овощного магазина по фамилии Мурадян. Его самого дома не оказалось: дверь открыла жена, которой преступники представились сотрудниками санэпидемстанции, проверяющими жилые помещения на предмет паразитов. Оказавшись в квартире, они набросились на хозяйку и стали пытать ее, пуская в ход раскаленный утюг.

Не выдержав насилия, Мурадян выдала разбойникам места всех тайников в квартире: их добычей стали ювелирные украшения, швейцарские часы, югославская дубленка и 16,5 тысячи рублей. Как только налетчики скрылись, женщина позвонила в милицию, но задержать банду по горячим следам оперативники не смогли.

«Она вся тряслась от страха»

Выждав неделю, бандиты вновь отправились на дело: на этот раз их жертвой стала жительница Западного микрорайона Ростова-на-Дону — портниха по фамилии Саннарова. Как и Мурадян, она спокойно пустила в свою квартиру людей в белых халатах. Женщину жестоко избили, связали и похитили ее украшения на 1,5 тысячи рублей: денег в квартире не оказалось.

После этого по городу поползли слухи о врачах-разбойниках: жители старались лишний раз не вызывать скорую помощь, а к самим медикам стали относиться с большим недоверием.

Порой при виде врачей в своем подъезде горожане даже вызывали милиционеров — на всякий случай

Однако налеты продолжались: новой жертвой банды стал заведующий пунктом приема стеклотары Казарян. Мужчина оказался не из робких — он попытался дать отпор разбойникам, был жестоко избит, но так и не выдал тайники в своей квартире.

В итоге добычей бандитов стали лишь мельхиоровые ложки, дешевая чешская бижутерия и 500 рублей. А вскоре город потрясло новое преступление, после которого Казарян понял, как крупно ему повезло. Жертвой стала известная на весь Ростов-на-Дону фарцовщица Лариса Слепакова.

Ранним утром 5 февраля 1980 года в дверь Слепаковой позвонили: хозяйка в это время была на кухне и пила чай с соседкой. В одной из комнат мирно спала ее 25-летняя дочь Наталья, которая находилась на восьмом месяце беременности.

Ее муж подхватил вирус и, опасаясь за здоровье супруги, решил временно пожить у матери

Слепакова оставила гостью на кухне, а сама пошла открывать дверь. Вскоре из коридора раздался крик Ларисы: соседка поняла — происходит что-то страшное — и спряталась на балконе. Она просидела там целый час прежде чем стала звать на помощь прохожих.

Прибывшие милиционеры вошли в квартиру и с трудом уговорили женщину покинуть балкон. Им сразу же стала понятна причина ее ужаса — Ларису Слепакову убили ударом кухонного топорика по голове, а беременную дочь хозяйки задушили. Из квартиры пропали лишь деньги и украшения: импортные вещи на перепродажу — одежду и хрусталь — бандиты не тронули.

«Милиция не догоняла того уровня преступности»

После громкого убийства в квартире Слепаковых на отделения милиции, прокуратуру и обком партии обрушился град телефонных звонков и писем: жители Ростова-на-Дону требовали задержать и наказать разбойников. К их поиску привлекли лучших сыщиков города, капитана Валерия Беклемищева и подполковника Юрия Закшевера.

Следствие взял на контроль замначальника областного управления уголовного розыска, полковник Амир Сабитов. Поскольку обычно осторожная Слепакова сама открыла надежную входную дверь налетчикам, следователи предположили, что женщина хорошо знала своих убийц.

В пользу этого говорило и то, что преступники решили не оставлять свидетелей в живых

Вскоре сыщики нашли записную книжку фарцовщицы, в которой она вела свою подпольную бухгалтерию. Однако фамилии всех 300 клиентов, которым Слепакова продала около 500 вещей, были зашифрованы. Благодаря кропотливой работе и многочисленным запросам в паспортные столы следователям удалось установить реальные фамилии некоторых покупателей.

Но у всех было железное алиби — они оказались непричастны к преступлению. Подозревали и прятавшуюся на балконе соседку: женщину на целый год отправили в СИЗО, но так и не смогли доказать ее вину. К слову, в то время число дел о налетах в СССР стало расти, и это тоже затрудняло поимку «банды санитаров».

Тем временем бандиты под видом врачей наведались в дом скупщика и продавца золота Ханцеля Фишмана на улице Нансена. Разбойники застали лишь его жену Елену: ее задушили и похитили все ценное, что было в доме. Расправа со свидетельницей вновь навела сыщиков на мысль, что она могла знать убийц.

Но убитый горем вдовец Фишман наотрез отказался сотрудничать со следствием. После этого преступления в Ростове-на-Дону стали говорить, что в город пришла «смерть в белых халатах». Следующей жертвой стала ростовская пенсионерка: тело убитой женщины около недели пролежало в квартире, пока соседи не вызвали милицию из-за трупного запаха в подъезде.

Поначалу сыщики не поняли, почему жестокие разбойники решили расправиться именно с пенсионеркой: обстановка в ее квартире, которую преступники перевернули вверх дном, была очень скромной.

Богатства под матрасом

Понять причину налета сыщикам помог сын убитой женщины: он указал на матрас, на котором лежало тело его матери. Под ним была клеенчатая сумка, а в ней — золотые украшения, пачки денег, десять сберкнижек, бриллианты и червонцы царской чеканки.

Стала понятна и картина преступления: под видом фельдшеров налетчики проникли в квартиру, задушили хозяйку, но, обыскав все, почему-то не догадались осмотреть кровать и ушли ни с чем. При этом, как и в других эпизодах, преступники действовали в перчатках и не оставили следов. Между тем часть добычи разбойники все время тратили на наркотики, которыми их снабжали десятки врачей.

Именно наркозависимость в итоге и привела бандитов в руки милиции. В ходе рейда по наркопритонам стражи порядка задержали студентов Гугушвили и Гварамию, которых допросил лично капитан Валерий Беклемищев. Те отпираться не стали, признались в наркоторговле и стали сдавать всех своих клиентов.

Услышав имя Зафаса Барцица, сыщик насторожился — что-то похожее он видел в списке покупателей фарцовщицы Слепаковой. Пересмотрев записи в тетради, Беклемищев быстро нашел клиента с зашифрованным именем «Запас»: он приобрел у Ларисы кожаное пальто за 1200 рублей.

Студенты Гугушвили и Гварамия подтвердили, что Барциц действительно был знаком со Слепаковой и как-то обронил, что готов расправиться с ней. А еще наркоторговцы признались, что по просьбе Зафаса достали ему медицинские шапочки, халаты и фонендоскоп. Впрочем, одного этого следствию было мало: за Барцицем решили последить. На первый взгляд, Зафас вел жизнь простого семьянина и работяги. Но сыщики выяснили, что на работе он порой берет отгулы и ездит в съемный дом на окраине . Тогда оперативники под видом дорожных рабочих стали наблюдать и за этим объектом.

Как оказалось, в съемном доме Барциц принимал представителей криминального мира Ростова-на-Дону и окрестностей города. Так список подозреваемых пополнили другие участники «банды санитаров» — Султанов, братья Халоян, Кутателадзе, их наводчик, вор в законе Косиян, а также подручные — Геннадий Дворников (Гендулей) и Владимир Даголдиев (Армян).

Охота на «санитаров»

Сыщики вычислили, что в квартире фарцовщицы Слепаковой могли побывать трое «санитаров» — главарь Барциц, Дворников и Айвазян. Первым решили брать Зафаса: к тому моменту он понял, что за ним следят, и на дорогах то и дело пытался сбросить милицейский «хвост» — проезжал на красный свет или включал правый поворотник, а сам резко поворачивал влево.

Но из города главарь не уезжал: он до конца не верил, что окажется в руках стражей порядка. Поэтому задержание поздней ноябрьской ночью 1981 года на выходе из дома стало для Барцица неприятным сюрпризом. Оперативники нашли у главаря пакеты с деньгами и наркотиками, а также ключи от машины с ножом и пистолетом в бардачке.

Всю дорогу в отдел милиции задержанный напряженно молчал, но, оказавшись там, лишь вздохнул и усмехнулся. Следующим 6 марта 1982 года оперативники взяли вора в законе Косияна: в тот момент он вместе со своим телохранителем Даголдиевым находился в больнице.

Уже после того как вор в законе оказался в СИЗО, у следствия появился важный свидетель — сосед портнихи Саннаровой, который трудился на судне в порту Ростова-на-Дону. В день ограбления швеи мужчина опаздывал на рейс: выскочив из дома, он заметил у подъезда припаркованную «Волгу» и попросил водителя подбросить его в порт. В ответ раздалась отборная брань — поэтому свидетель хорошо запомнил лицо шофера и даже номер его машины. Как выяснилось, автомобиль принадлежал вору в законе Косияну, а сам криминальный авторитет и был тем самым грубияном за рулем. Между тем другие участники «банды санитаров» спешно покинули Ростов-на-Дону после арестов своих лидеров.

Оперативники начали искать бандитов по всему Советскому Союзу: Айвазяна задержали при проверке документов в , а Кутателадзе — в Сухуми. Их подельник Дворников сумел добраться до живущих в Ворошиловграде (ныне ) родственников, но попался на покупке крупной партии наркотиков.

По той же причине в руках милиционеров оказался и Султанов. Еще одного «санитара», Автандила Ломидзе, оперативники нашли в СИЗО Донецкой области, где он находился с осени 1981 года за ограбление квартиры в .

«Вышка» для убийц

Из 60 подозреваемых по делу «банды санитаров» оперативникам удалось задержать около 40 человек. Некоторые из них до конца пытались избежать наказания: к примеру, Айвазян, которого самолетом везли из Кемерова в Ростов-на-Дону, безуспешно пытался выпрыгнуть из салона при взлете.

Когда весь костяк банды оказался в ростовском СИЗО, следователи стали получать заманчивые предложения: в обмен на свободу главаря Барцица неизвестные сулили им деньги, награды и высокие должности в . Но сыщики оказались неподкупны — и тогда анонимы перешли к звонкам и письмам с угрозами. Но и это оказалось бесполезно.

Тем временем рядовые участники банды стали идти на сделки со следствием: они признались, что ими руководили Барциц и Косиян, а сама группировка действовала не только в Ростове-на-Дону, но в городах Узбекской и Украинской ССР, на Урале, в Поволжье, Подмосковье и .

Как выяснилось, разбойники, проникая в квартиры, представлялись также сантехниками, электриками и даже милиционерами. Чаще всего расправлялись с жертвами Айвазян и Кутателадзе: 3 сентября 1984 года их обоих приговорили к расстрелу. Но казнили в итоге лишь Кутателадзе.

Что до Айвазяна, то он стал посылать жалобы и прошения о помиловании во всевозможные инстанции и в итоге добился своего: в 1986 году Верховный суд СССР заменил ему смертную казнь 15 годами лишения свободы. Такой же срок получил вор в законе Косиян (через 11 лет он умер в колонии), а Дворников и Султанов пробыли за решеткой 14 и 13 лет. Рядовые участники «банды санитаров» получили от 4 до 8 лет лишения свободы.

Что касается главаря Барцица, то ему сильно повезло: следствию не удалось доказать его причастность к расправе над фарцовщицей Слепаковой и ее дочерью, как и участие Зафаса в других убийствах. Поэтому он получил всего девять лет лишения свободы — по некоторым данным, не без вмешательства влиятельных родственников.

Освободившись из колонии, Барциц обосновался в , а в 1999 году вместе с дочерью Эммой получил российское гражданство. Указ об этом лично подписал президент России .

Lenta.ru: главные новости