В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Как заботятся о животных в Германии и России

Яна Гердеса и его подругу Карин, которые заправляют приютом, нельзя назвать классическими фермерами, ведь они не занимаются сельским хозяйством. Всем животным, которые нашли убежище в "Бутенланде", был уготован один путь - на скотобойню. Но они "получили шанс достойно встретить старость", рассказывает пара. Ян и Карин отказываются считать своих подопечных бездушной скотиной, настаивая, что каждая корова - индивидуальность с ярким характером и глубокими чувствами.

Старшей из них уже 19 лет. У каждой за плечами своя история, о которой можно узнать в картотеке. Например, красотка Лили родила шестерых телят, после чего ее надои резко упали. Прежним владельцам жаль было отдавать ее на мясо, и они пристроили Лили в коровий дом престарелых. В первые недели корова "была потрясена свалившейся на нее свободой и нерешительно бродила между пастбищем и конюшней, не веря своему счастью". А рыжая Меентье сразу же влилась в коллектив и стала одним из лидеров стада. У новичка Оле - особая судьба. С детства его отдали в передвижной цирк, а после нескольких месяцев гастролей забраковали по состоянию здоровья. Теперь ему не надо делать трюки, чтобы получить свою порцию похлебки. Некоторые сами случайно забредают на ферму, где действует железное право на убежище: любое животное, прибившееся к стаду, получает статус "бутендландца" или "бутенландки". Правда, для этого приходится улаживать имущественные споры. Иногда дело доходит до судов.

Видео дня

Далеко не все в округе одобряют чудаков Яна и Карин. Настоящим крестьянам приходится трудиться в поте лица, чтобы поддерживать свои хозяйства, а "Бутенланд" живет в основном за счет спонсорских пожертвований, а также гранта от . Только на сено и воду для одного животного уходит 150 евро в месяц.

Впрочем, спасатель коров Ян вовсе не заезжий чужак: он сам вырос на самой обычной ферме, которая перешла к нему от отца еще в 1980-е. Мужчина пытался ввести у себя гуманные стандарты хозяйствования - например, подольше не забирать телят у коров, но так было еще тяжелее. В конце концов, он продал свое стадо, однако десять слабых и больных животных оставил доживать на пастбище.

Как вам это?

, режиссер видеостудии Института океанологии

В поселок Мыс Каменный на Ямале пришел молодой морж. К людям он вышел тощий и поневоле: плотные льды закрыли ему путь к воде, и он не мог вернуться к собратьям. Жители Мыса Каменный привыкли к таким гостям. Голодные, они выходят к людям подкормиться, потом уплывают, а тут такое… И местные сердобольно разметили моржа в одном из гаражей, где он умудрился сильно пораниться - пробивал выход на свободу. А потом … привык. Забрался на топчан-кровать и спал, свернувшись калачиком. "Ребенок же", - решили местные. И ради спасения моржа отыскали "Зоопарк Удмуртии". Его директор забрала "кроху". Ребенок оказался моржихой, которая для Светланы Малышевой стала как вторая дочь - младшая, столько испытаний пришлось им пережить. Отсюда и имя моржихи - Несейка, в переводе с удмуртского "младшенькая".

Сначала Светлана Малышева вылечила простуженную моржиху, потом ей сделали операцию по удалению воспалившихся клыков. Сложную. Кстати, одну из операций делали в немецком Гамбурге. Теперь моржиха вернулась на свою вторую родину в , в "Зоопарк Удмуртии". В Мысе Каменный народ из этой истории сделал свой вывод: все же моржи должны жить на воле. Их любимое лежбище - остров Вайгач в Баренцевом море, где животным хватает еды. За ней они идут к людям. И вот, чтобы с ними не случалось историй, подобных с Несейкой, ведь всем места в зоопарках не хватит, местные вместе с экологами придумали "Моржовый патруль": когда до Мыса добирается очередная группа моржей, волонтеры-экологи выходят на охоту. Они из винтовки с лекарством обездвиживают ластоногих и устанавливают им на клык метку. Потом с ее помощью годами отслеживают их передвижение и подкладывают корм в места лежбищ. По такому же принципу с недавних пор люди уживаются с белыми медведями на Чукотке, на архипелаге Новая Земля и в национальном парке "Русская Арктика" за , организовав там "Медвежий патруль". Так же люди соседствуют и берегут свою свободу безопасного передвижения и свободу уссурийских тигров, рысей и бурых медведей в Приморье и Забайкалье. Там животные из-за сужения ареала дикой природы тоже стали выходить к людям в поисках прокорма. Как по мне, так люди отнеслись к животине по-человечески.