Войти в почту

Прокуратура требует отменить поправки в закон об особо охраняемых природных зонах в Новосибирской области

История эта началась фактически сразу после того, как в феврале 2021 года депутаты Законодательного собрания приняли поправки к закону об особо охраняемых природных территории (ООПТ). В частности, поправками было введено новое понятие – «лесные парки». Как отмечали областные власти, данный закон направлен на то, чтобы исключить практически любые виды застройки и освоения земельных участков в зеленых зонах, которые будут признаны ООПТ.

Однако общественники, не оспаривая необходимость защиты «зелёных лёгких», были недовольны целым рядом особенностей принятого депутатами документа. Точкой преткновения стало то, что практически любую хозяйственную деятельность на территории будущих ООПТ власти получили возможность запрещать еще до того, как площадкам официально будет присвоен охранный статус. Это почувствовали на себе тысячи жителей и бизнесменов на примере Заельцовского бора, любая хозяйственная деятельность на 9 тыс. га которого была запрещена с марта этого года . При этом статуса особо охраняемой территории бор еще не получил, границы четко не были определены, а многие люди уже лишились права, например, достроить дом, возвести баню или другой объект, который ранее был согласован.

Представители НРОО «Сибирское экологическое содружество» обратились в суд с требованием отменить принятые поправки в закон об ООПТ. В процессе их поддержала прокуратура Новосибирской области.

25 августа 2021 года Новосибирский областной суд удовлетворил иск, но лишь частично, сняв запреты на строительство в зонах ООПТ, которое было разрешено до вступления в силу февральских поправок.

Однако такое решение не удовлетворило ни истцов, ни . И.о. прокурора области Сергей Коростылев направил жалобу на решение в Пятый апелляционный суд общей юрисдикции, заявив, что требования истцов были удовлетворены не в полном объеме, что является нарушением российского законодательства, поэтому февральские поправки Заксобрания должны быть отменены и пересмотрены.

– Фактически речь идет о том, что, когда ООПТ уже назначена, тогда на данной охраняемой территории и действуют все ограничения, предусмотренные федеральным законом. Но до того, как ООПТ официально не создано, никаких ограничений на ней быть не может, и власти не вправе вводить такие запреты «авансом», – прокомментировал ситуацию «Прецеденту» новосибирский общественник .

В апелляционной жалобе прокурора также сообщается, что пока границы ООПТ областными правовыми актами не зафиксированы, не представляется возможным определить территорию, на которой, как предполагается, будут действовать ограничения. В противном случае могут возникнуть подозрения о коррупциогенности данных поправок.

– К слову, летом территория гипотетического Заельцовского лесного парка росчерком пера уменьшилась почти в 2 раза. Чиновники исключили из ООПТ кладбища, зоопарк с денропарком, некоторые жилые комплексы, фрагменты частного сектора вдоль улицы Жуковского и ряд участков, на которых велась строительная и иная хозяйственная деятельность. Непонятно, на основании чего участки сначала в марте были включены, а затем – в августе – исключены, а другие – похожие – остались в границах территории. Чиновники отбирали, какие участки добавить в охраняемую территорию, а какие убрать, по непрозрачным основаниям. Неясно, могут ли рассчитывать на компенсации владельцы участков, необоснованно включенных в ООПТ и ни за что временно попавших под ограничения, – отметил главный редактор «Центра деловой жизни» .

Теперь слово за апелляционной инстанцией. Если она удовлетворит жалобы общественников и прокуратуры на решение Новосибирского областного суда, то история с поправками в закон об особо охраняемых природных территориях Новосибирской области вернется к исходной точке.

Александр Могилин