В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Нефтяные гиганты переходят на углеродно-нейтральную нефть — что это такое?

https://ecosphere.press

Видео дня

Танкер с нефтепродуктами у берегов . Фото: Felix Tchverkin, unsplash.com

Лайфхак: как сделать углеводороды нейтральными

Компания Oxy Low Carbon Ventures (OLCV), отгрузившая 2 млн баррелей углеродонейтральной нефти на НПЗ, пояснила, что их продукция «ликвидировала» выбросы благодаря «углеродным взаимозачетам» (carbon offsets). Головная компания, Occidental, вложилась в системы промышленного улавливания углерода из атмосферы (DAC) ещё в 2019 году. Проекты полностью подпадают под стандарты по взаимозачетам углеродных выбросов в авиаиндустрии (CORSIA). Как заявили представители компании, объема взаимозачетов хватает, чтобы сделать отгруженную нефть углеродно-нейтральной.

То есть, произошло следующее. Компания добыла и отгрузила на танкеры пару миллионов баррелей нефти. Во время операционной деятельности в атмосферу было выброшено, скажем, 10 килотонн СО2. Углеродный взаимозачет — это когда вы реализуете проект, который способен компенсировать сейчас или в будущем ваши выбросы. Причем, проект можно реализовать где угодно, так как изменение климата — это планетарная проблема. Так что, нет никакой разницы, где вы перехватите, захороните или компенсируете углеродные выбросы. И к услугам , как потенциальных крупных инвесторов, многочисленные электронные площадки, на которых можно купить или вложиться в соответствующие проекты по спасению планеты от выбросов.

В настоящий момент, схема углеродных взаимозачетов переживает второе рождение. Для компаний типа , JetBlue, , Nestlé, стран типа , городов типа Остина, Техас, или спортивных соревнований типа NASCAR — всё это — прекрасная возможность подтвердить свои прогрессивные намерения и вложиться в «сохранение планеты». А для того же Amazon — один из лучших способов достичь анонсированной цели нулевых выбросов к 2050 году.

Нефтегазовые компании стараются не отставать от гигантов корпоративного IT-мира.

«Мы благодарим за партнерство с нами по доставке первого груза углеродно-нейтрального СПГ в Европе. Мы уже доставили 7 судов с углеродно-нейтральным СПГ в Азию и очень рады тому, что можем предложить такую услугу нашим потребителям в Великобритании», — прокомментировал в начале марта исполнительный вице-президент отгрузку первой партии «нейтрального» груза на НПЗ-терминал Дрэгон в Уэльсе.

Взаимозачеты и снижение выбросов

В настоящий момент рынок углеродных взаимозачетов переживает настоящий бум — только в авиации он вырос в 2019 году на 700%! «Сегодня мы все зеленые», могли бы сказать про себя жители Европы, осознавшие, в частности благодаря «климатическим забастовкам», что плывут в одной лодке с другими жителями планеты.

При этом, сам рынок взаимозачетов делится на добровольный и обязательный. На обязательном сейчас торгуется примерно 100 мегатонн выбросов. Но куда интереснее «добровольные» игроки: это более 170 крупных ТНК, пообещавших выйти в ноль по выбросам к 2050 году, а также около 100 стран, муниципальных и региональных единиц, пытающихся добиться этой цели опережающими темпами. Возможности при этом разные. Для металлургических предприятий есть вариант финансирования восстановления мангровых лесов в . Норвегия же, у которой 98% энергопотребления идут из углеродно-нейтральных источников, финансирует снижение выбросов в таких странах как и .

Дилемма мангровых лесов в Индонезии: вырубить для производства креветок и пальмового масла или сохранить для рынка углеродных оффсетов. Фото: Joel Vodell, unsplash.com

Вот только проблема в том, что далеко не всегда такие проекты действительно ведут к снижению выбросов СО2.

Проблемы взаимозачетов

Претензий к схеме взаимозачетов накопилось много. Многие критики прямо говорят, что это все не что иное, как гринвошинг — отмывание репутации и загрязняющий деятельности корпораций с помощью трат на как бы «зеленые проекты». Исследователи даже называли эту программу фантазией, к которой прибегают корпорации — фантазии, за которыми просто стоят интересы крупных финансовых игроков, которые используют оффсеты, чтобы заработать миллиарды, на этот раз на продаже разрешений на загрязнении природы.

Нефтяные станки-качалки в районе Республики Татарстан. Фото: Максим Богодвид / Новости

Схема держится на том, что кеализуемый проект взаимозачета должен, во-первых, вносить дополнительный вклад в сокращение выбросов ПГ (углерода, их аналогов) в атмосферу. И тут выясняется, что просто вложиться в солнечную установку, где-нибудь в Таиланде, уже не достаточно. Нужно, например, восстанавливать торфяные болота в Индонезии. А это долго, требуеной подготовки и учета многих факторов — экологических, юридических и социальных.

Во-вторых, это должны быть постоянные усилия. Скажем, мегапроект — высадим 1 триллион деревьев — сомнителен сам по себе, но он также требует постоянного наблюдения, мер профилактики — деревья могут заболеть, сгнить, сгореть — и серьезного научного подхода. Лес не является панацеей — даже если его высадить на всей свободной территории суши, это зачтет нам всего 10 лет выбросов (при их современном уровне). Чем при этом будут питаться люди и что будет с планетой, где будут по определению нарушены биогеоценозы, лучше не думать.

Нефтяное пятно в акватории порта Находки. Фото: Амурская бассейновая природоохранная прокуратура / РИА Новости

В некоторых случаях высадка деревьев даже увеличивает выбросы. Например, в Шотландии осушили тысячи гектаров торфяных болот, чтобы высадить там деревья. Как подсчитали экологи, это выделило в атмосферу гораздо больше углерода, чем высаженные деревья могли бы удержать. Так что, самое ценное, что может сделать человечество в данном случае — это тщательно, опираясь на науку, восстанавливать разнообразные природные ландшафты, начиная саваннами, лесами Амазонки или бореальными лесами Россвеции и заканчивая тундрой, торфяными болотами и мангровыми лесами Юго-Восточной Азии.

В-третьих, необходимо исключить двойные подсчеты и странные игр со статистикой, которыми занимаются многие мировые игроки, вклая ЕС. Последний просто включил в отчет о сокращении выбросов поглотительную способность лесов и почв континента. И таким образом получил большую цифру — к 2030 году Европа снизит выбросы на 55% по сравнению с 1990 годом. Россия пошла по похожему пути цифровизации лесов и пересчета их поглотительной способности, чтобы улучшить отечественную статистику выбросов.

В-четвертых, возникает проблема, когда защищая лес на одной территории, страны и фирмы, занимающиеся углеродными взаимозачетами, начинают быстро вырубать лес на менее защищенных территориях. Или же переводят часть этих территорий под лесные плантации: мол, с их помощью мы быстрей поглощаем углерод из атмосферы, а потом используем дерево как сырье для ВИЭ генерации. В Латинской Америке, особенно в бразильской Амазонке, этот подход находит самое широкое воплощение. С печальными последствиями не только для лесов региона, но и для его коренных народов, и обычных жителей, так как все это сопровождается промышленным загрязнением воды, воздуха и почвы.

Все это надо принимать во внимание, но зачастую — это последнее, что интересует корпорации, которые стараются по-быстрому вложиться в «озеленение» своего бренда.

Обыкновенное потребительство

Как выяснило расследовательское издание ProPublica, многие схемы взаимозачетов не выполняют свое предназначение, особенно если это касается рефорестации в странах Юго-Восточной Азии или Бразилии. Некоторые схемы, которые появлялись на рынке, были просто мошенничеством и служили источником незаконного обогащения, как, например, затопление металлических каркасов в Тихом океане. Мол, они послужат местом цветения водорослей, привлекут рыб и послужат источником «захоронения углерода». Проект привлек миллионы долларов, но своей роли не выполнил — как это и предсказывали ученые.

А нидерландская компания ACT commodities продала американским и германским компаниям 2 миллиона единиц взаимозачетов, которые были выработаны устаревшими ветростанцияКитае. И это совершенно обычная ситуация на этом рынке — 600-700 мегатонн «необеспеченных» выбросов вращаются на нем уже сейчас. Можно только представить себе размах мошенничества и фейковых отчетов, если этот рынок по консервативным оценкам достигнет к 2050 году уровня в 90 миллиардов долларов.

Ветряные установки рядом с рекой Янцзы в Китае. Фото: Yux Xiang, unsplash

К сожалению, на определенном уровне людям хочется верить в то, что углеродные взаимозачеты — это выход из экономики катастроф. С их помощью богатейшие страны мира и их жители могут наслаждаться современным уровнем потребления. Ликвидация диспропорций потребительских выбросов потребовала бы больших вложений в общественный транспорт, системы ЖКХ, энергетики и промышленности, а также создания циркулярной экономики и полной переработки отходов. Но готовы ли к этому жители самых богатых стран мира? Как показывают исследования, не особо. Желательно приложить минимум усилий и сохранить нынешний уровень потребительских возможностей — особенно это касается крупных эмитентов. И современные углеродные взаимозачёты дают отличные возможности бороться с изменениями климата, ничего не меняя по существу.

Глядя на все это, в любая другая страна мира задается вопросом — а чем мы хуже? И повторяют «лучшие» практики вслед за самыми продвинутыми регионами. Так что пока не изменится сам подход и не появится понимание, что природа не товар, а основа выживания планеты и человечества как вида, проблемы с подобными схемами будут сохраняться.