Ещё

В заказниках Челябинской области узаконена рубка заповедного леса «на продажу» 

В заказниках Челябинской области узаконена рубка заповедного леса «на продажу»
Фото: Uralpress.Ru
В девяти заказниках идут узаконенные рубки заповедного леса. Но это парадокс: заказник на то и заказник, чтобы леса беречь. Как можно рубить леса «на продажу» в местах, где обитают «краснокнижные» животные и птицы, растут «краснокнижные» растения? Отчаявшись изменить ситуацию в правовом поле, пройдя через непонимание в минэкологии и Главном управлении лесами, в редакцию информационного агентства «Урал-пресс-информ» обратилась группа ученых-экологов — профессор кафедры общей экологии ЧелГУ, доктор биологических наук, специалист отдела мониторинга и экопросвещения ОГУ «Особо охраняемые природные территории Челябинской области» (далее — ООПТ) (бывший специалист научного отдела) Борис Красуцкий, преподаватель кафедры геоэкологии и природопользования ЧелГУ, кандидат биологических наук (бывший главный специалист научного отдела ОГУ ООПТ) , главный специалист отдела мониторинга окружающей среды и экопросвещения ОГУ ООПТ (бывший заместитель директора ОГУ ООПТ), кандидат биологических наук Валерия Гашек. Бывшими они стали после того, как начали борьбу за сохранение леса на территориях заказников и памятников природы. Но обо всем этом подробнее в нашем материале.
С чего все началось?
Впервые неладное ученые заметили в Шабуровском заказнике, где сейчас вырубают деревья предприятия-арендаторы ООО «Тюбуклес» и ООО «Багаряклес». В положении о заказнике был изменен пункт о разрешенных рубках на особо охраняемых природных территориях (ООПТ). Если раньше запрещались все рубки, кроме санитарных, то теперь запрещается лишь проведение сплошных рубок. Это означает, что все выборочные рубки, дающие в итоге возможность арендаторам рубить практически любые деревья, разрешены.
Подразумевается, что арендаторы, хозяйничающие в заказнике, будут выбирать для рубки больные, старые деревья. Но этого не происходит. Под видом старых и больных дельцы рубят спелые здоровые деревья, получая самую ценную деловую древесину для продажи.
А по Варламовскому заказнику в документации арендатора ООО «Браус», где запрашивается разрешение на вырубку, деревьям приписывают лишние 20 лет возраста и таким образом леса переходят в разрешенную для рубки категорию. Напомним, что положение о каждом заказнике принимает правительство области. То есть, это узаконенное на уровне области уничтожение наших лесов?
С рубками в Варламовском заказнике арендаторы не стали мелочиться. Так, предполагается пройти рубкой почти всю территорию Варламовского бора (около 17 000 га). А вместе с тем, леса Варламовского заказника отнесены к «лесам, имеющим научное и историческое значение». Их рубить вообще нельзя, так как этот лес восстанавливается очень медленно либо вообще не восстанавливаются в силу сложившихся местных условий, отмечают ученые.
От 30% до 75% лесов Ашинского (44 300 га), Аршинского (17 500 га), Серпиевского (55 400 га) и Нязепетровского (23 000 га) заказников отнесены к эксплуатационным лесам, предназначенным для заготовки деловой коммерческой древесины. Этот факт противоречит закону об особо охраняемых природных территориях. В соответствии с ним и с Лесным кодексом все леса в ООПТ должны относиться к категории защитных, то есть выполняющих средообразующую, оздоровительную, защитную и средорегулирующую функции (поддержание оптимального водного баланса территории, формирование благоприятного для живых организмов микроклимата, сохранение естественных мест обитания, улавливание техногенных загрязнений, снижение парникового эффекта, обогащение атмосферы кислородом и др.).
Например, Нязепетровский заказник находится в зоне избыточного увлажнения и его леса выполняют важнейшую водоохранную функцию. В этом заказнике к эксплуатационным отнесено больше 60% лесных насаждений. «Фактически это (вырубка леса — ред,) разрушение лесного покрова с катастрофическими последствиями для растений, животных и человека», подчеркивают экологи. К этому нужно добавить, что границы Нязепетровского заказника до сих пор окончательно не утверждены, хотя ООПТ существует с 1979 года.
Несколько лет назад за дело взялся Гринпис. В 2015 году представители российского Гринписа обратились с инициативой перевести все леса региональных ООПТ в категорию защитных. Во многих регионах России было получено согласие органов власти, но в Челябинской области прозвучал отказ.
Эксперт по особо охраняемым природным территориям, сотрудник Гринпис прокомментировал эту ситуацию:
«Формально Челябинская область не отказалась готовить документы, но сообщила, что будет это делать только когда им на это выделят федеральные деньги, чего скорее всего не произойдет. К сожалению, прокуратура Челябинской области, в отличие от коллег из других регионов, поддерживает эту позицию, хотя во многих других субъектах РФ региональные прокуратуры в такой ситуации подавали в суд иски и суд обязывал власти регионов переводить леса на ООПТ в защитные».
О необходимости перевода всех лесов Урала в категорию защитных говорят многие биологи, экологи, исследователи. В частности, кандидат биологических наук, исследователь экосистем Южного Урала отмечает:
«Территория региона уязвима. Все это многообразие природных памятников сосредоточено на сравнительно небольшой (по российским масштабам) территории, насыщенной технологическими и инфраструктурными объектами. Рубки являются ускорителем процессов обезлесения этих территорий и потери последних водосборных площадей для засушливых районов Челябинской области».
К тому же, наши леса находятся под угрозой и из-за естественных причин — граница лесов сама по себе сдвигается на север. Как говорят специалисты, если мы и дальше будем уничтожать леса, их может вообще не остаться. Уральские леса — водоохранные — здесь находятся истоки многих важных рек.
Показательна ситуация в Иркутской области. Там были вырублены тысячи гектаров защитного леса. И к чему это привело? К тому что больше 9 000 людей остались без крова из-за масштабного наводнения. Теперь гуманитарную помощь пострадавшим собирает вся Россия. Неужели мы хотим, чтобы подобное случилось в Челябинской области?
К чести арендаторов отметим, что взамен вырубленных деревьев они высаживают новые. Но, к сожалению, лесорубы, не являясь специалистами в лесном деле, делают это неправильно. Например, в Нязепетровском заказнике борозды для посадки были нарезаны вдоль горного склона, а не поперек, — вода смывает весь верхний плодородный слой земли, корни посаженных сосен торчат над землей и вновь высаженные деревья не приживаются.
Стоит сказать, что и рубки, и способ их проведения бывают разными, и ученые не голословно называют «варварскими» вырубки, осуществляемые сейчас в заказниках. Наиболее щадящим для природы способом деревья рубят зимой, чтобы не тревожить местную флору и фауну, чтобы не нарушать почвенный покров, находящийся под защитой слоя снега. Но в нашем случае деревья рубят летом, оставляя «шрамы» на земле — глубокие колеи после лесовозной техники, уничтожая травяной и почвенный покров, гнезда птиц, убежища зверей, их кормовые территории, места размножения. Кроме того, территории лесосек захламлены порубочными остатками, что способствует возникновению очагов вредителей и болезней. В итоге вокруг делянки начинают вымирать и «оставшиеся в живых» деревья, которые не тронула пила лесоруба.
Еще 400 лет назад вся территория Челябинской области была покрыта лесами. Сейчас леса сохранились лишь на 30% (!) площади региона.
Попытки борьбы
Об этих узаконенных «беззакониях» нам рассказали сотрудники областного государственного учреждения «Особо охраняемые природные территории Челябинской области» (ОГУ ООПТ). Это учреждение подведомственно министерству экологии, которое вместе с главным управлением лесами и «благословило» варварские вырубки.
Начиная с прошлого года, сотрудники ОГУ ООПТ в течение нескольких месяцев пытались бороться против уничтожения лесов. Но итогом этого стало предложение некоторым из них уволиться по собственному желанию. Причем, как сообщают ученые, предложение поступило лично от министра экологии . И, вероятно, не случайно ушел с поста директора на рядовую должность А. В. Лагунов. После этого началось продолжительное давление на сотрудников научного отдела.
Ученые продолжали отстаивать свою позицию. Тогда министерством экологии была произведена штатная реструктуризация учреждения и должности «неугодных» работников были упразднены. Вместо научного отдела появился отдел мониторинга окружающей среды и экопросвещения. Вероятно, по мнению министра, защита ООПТ не должна строиться на научной основе.
Сотрудники ОГУ ООПТ неоднократно писали обращения в министерство экологии с предложением вернуть старые положения о заказниках, которые защищали леса от уничтожения, а регион — от экологической катастрофы, привести эти положения в соответствие со всем действующим в данной сфере федеральным и региональным законодательством, а не только с Лесным кодексом. Но все безрезультатно. Помимо этого, ученые обращались к председателю комитета по экологии и охране окружающей среды , в Общественную палату Челябинской области, к , к руководителю Челябинской области . Все обращения перенаправлялись в министерство экологии, откуда приходил один ответ — нарушений не выявлено.
Арендаторы, оказавшиеся в замешательстве, в противовес экологам, обосновывающим запрет предлагаемых рубок на ООПТ, пытаясь отстоять свои «ненасытные аппетиты», тоже обращаются к главе региона и в суды. Их главный аргумент «Население лишается рабочих мест». Но конкретных подтверждений тому они привести не могут, поскольку по документам у арендаторов работают 2–3 человека.
Пока тянутся суды, бизнесмены продолжают рубить лес в заказниках. Выступить на суде в качестве экспертов сотрудников ОГУ ООПТ не допускают. Очевидно, что кому-то выгодно тянуть время. Судебные заседания постоянно переносятся, а в это время незаметно вырезаются «легкие» Челябинской области.
Примечательно и то, что ещё в 2013 году об этой проблеме, по крайней мере в отношении Нязепетровского заказника, писал В. Н. Вороной — в то время директор ОГУ «ООПТ Челябинской области» — в министерство радиационной и экологической безопасности Челябинской области. Прошло 6 лет — «а воз и ныне там»! Почему? — вопрос министерству. Почему оно до сих пор не выполнило свои прямые обязанности — защитить и сохранить окружающую природную среду для будущих поколений — а наоборот, всё больше и больше позволяет её разрушать?!
От редакции. Мы готовы выслушать точку зрения минэкологии на сложившуюся ситуацию и предлагаем считать эту публикацию нашим официальным запросом.
Видео дня. Билан, Басков и Тодоренко получат деньги от государства
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео