Ещё

Рубим зелёный сук. О новостройках вместо леса и постаревших парках Воронежа 

Фото: АиФ
«Жертвы» строительства
Многие гости столицы Черноземья отмечают у нас обилие деревьев и кустарников. Так, в прошлом году приезжавшие в  актёры сериала «Кухня» и  поделились впечатлением, что здесь «вообще какая-то курортная атмосфера, вокруг много зелени, гуляешь по городу и кажется, что море рядом».
Однако коренные жители помнят город гораздо более зелёным. Ещё в конце 90-х годов в Воронеже числилось 996 га парков, скверов и бульваров, сейчас, по данным мэрии, 873 га, а по подсчётам общественников и вовсе 702 га. Зато жителей и автомобилей стало больше — специалисты фиксируют ежегодный рост в атмосфере пыли, диоксида азота, формальдегида и оксида углерода.
По оценке экологов-общественников, 30-40% насаждений город потерял из-за масштабного строительства. Например, в начале 2013 года был фактически уничтожен лесной массив площадью около 17 га по адресу ул. Антонова-Овсеенко, 46а. В городской администрации сообщили, что там спилили 655 деревьев, при этом гражданские активисты заявили об уничтожении более 1 тыс. деревьев.
В последние годы сразу несколько зелёных участков оказались в центре скандала. В их числе парк «Танаис», часть которого власти намеревались отдать под строительство ледового комплекса, Северный лес — его под очередной жилой массив мечтали захватить строители. Ещё один крупный скандал был связан с планами по застройке яблоневого сада ВГАУ. Возвести жилой квартал здесь не успели только благодаря активистам. Удалось выиграть время, и прокурорская проверка показала, что действительно участки под застройку из федеральной собственности были выведены незаконно. Возбуждено уголовное дело…
Ущерб огромен
В региональном управлении лесного хозяйства признают: лес в границах городов чаще всего страдает от незаконных вырубок. Только в 2015 году городское управление экологии направило в отделы полиции и  материалы по 49 случаям, когда было уничтожено почти 3 тыс. деревьев. Один из вопиющих примеров этого года — вырубка 59 каштанов на бульваре Победы, которые посадили при проведении благоустройства территории новостроек в 2010 году.
При этом уголовные дела возбуждаются только в половине всех незаконных вырубок, причём большинство из них не доходят до суда. В итоге, общий ущерб от браконьерства порой составляет примерно столько же, сколько город тратит на озеленение и уход за деревьями.
Ещё в 2014 году Общественный экологический совет при губернаторе выступил с инициативой введения моратория на выдачу разрешений на вырубку и проведение сплошных рубок в рекреационной зоне Воронежа. Городские власти выступили против такого моратория, мол, проблемы нет — зелени у нас предостаточно, ведь в городскую черту вместе с бывшими сельскими районами внесли и пригородные леса — земли сельскохозяйственных организаций. Всего — 22 тыс. га леса.
Ещё больший урон воронежскому лесу причинил пожар 2010 года, когда сгорело более 15 тыс. га. Местные жители помнят, как дым валил практически со всей округи, особенно досталось лесу близ Масловки. Видеонаблюдение, установленное в лесах в 2013 году, по словам Александра Величко, руководителя регионального управления лесного хозяйства, позволяет теперь быстро тушить возгорания. Однако вернуться к прежним объёмам зелёных массивов до сих пор не получается. Хотя нельзя не признать: деревца высаживают активно — озеленяется до 3 тыс. га земли в год!
«Процесс восстановления лесов длительный, — констатирует Величко. — На один и тот же участок приходится возвращаться от трёх до пяти раз. Сажать там нужно сверх потребности, так как примутся далеко не все деревья. К тому же даже если саженец и приживётся, надо дождаться, пока он вырастет, и только тогда можно говорить о полном восстановлении лесного фонда. На это требуются десятки лет».
Ещё одна проблема — свободных площадей для высадки леса стало меньше. Например, там, где можно было сажать лес, «выросли» новостройки. Застройщик зазывает туда «клиентов» дышать свежим воздухом!
Денег не хватает
Славой зелёного города Воронеж обязан людям, приехавшим восстанавливать его после Великой Отечественной войны. Десятки тысяч энтузиастов массово высаживали саженцы. По понятным причинам отдавали предпочтение быстрорастущим породам — тополям и вязам.
По оценкам экологов, сейчас в городе около 70% взрослых деревьев требуют замены. Конечно, эта работа ведётся. С середины апреля и до начала мая, например, в городе запланирована высадка 3,5 тыс. деревьев и 10 тыс. кустарников — не намного, но больше, чем в прошлом. В основном планируют высаживать молодые деревца взамен вырубленных на центральных улицах — Московском проспекте, Плехановской, Пушкинской, Среднемосковской, Ленинградской, площади Ленина, бульваре Победы.
Уже начались и ежегодные работы по омолаживающей, формовочной и санитарной обрезке насаждений, рубке сухостойных и аварийных деревьев на территории Центрального, Советского и Ленинского районов, а также в городских парках и скверах.
«Работа, которая сейчас идёт, незначительна — город не может вырубить все угрожающие жителям сухостои, потому что не хватает ресурсов и сил, — признаёт , депутат гордумы, председатель постоянной комиссии по экологии и природопользованию. — Проблема в том, что экологию финансируют по остаточному принципу. Например, в бюджете Воронежа на 2016 год управлению экологии было выделено 94 млн рублей (всего расходов — 14,8 млрд рублей). Региональный департамент получил около 184 млн рублей (всего расходов — 74 млрд рублей)».
Остаётся надеяться на активных и сознательных жителей. Управление экологии призывает воронежцев обратиться с заявкой в управу, где им бесплатно предоставят саженцы для посадки во дворах своих домов. От горожан ждут предложений и по созданию «зелёного пояса» — озеленять собираются не только леса в пределах городской черты, но и территории Семилукского, Новоусманского и других лесничеств. Надо спасать и восстанавливать то, что осталось.
Всё зависит от граждан
Александр Малашевский, координатор движения «Зелёный город»:
«К нам постоянно обращаются люди с разных концов города — сообщают, что кто-то там вырубил дерево, кто-то — кусты… Из управления экологии приезжают и составляют акт — на этом, как правило, всё заканчивается. И никого не наказывают, потому пошагово не отработано, как защищать деревья.
Если вырубка происходит на территории лесного фонда, то вполне эффективно действует «Лесная охрана». В Воронеже же такой специализированной организации нет. Может быть, имеет смысл создать подразделение «экополиции» на базе муниципальной полиции?
Но даже при нынешней системе, при развитом гражданском обществе, когда люди считают себя хозяевами деревьев, которые растут возле их дома, следят и отвечают за них, можно управлять ситуацией. К сожалению, большинство горожан всю ответственность перекладывают на чиновников. Поэтому и широкого экологического движения в городе нет. Радует, что сложил полномочия главный архитектор города — может быть, больше не будут раздавать незаконные разрешения на застройку зелёных территорий Воронежа и порядка станет больше».
Деревья пронумеруют
В рамках Года экологии в регионе запланировано более 150 мероприятий по улучшению экологической обстановки.
В частности, в городе разработан План инвентаризации зелёных насаждений на 2017-2019 годы. Каждому дереву собираются присвоить номер и нанести на электронные и бумажные карты с указанным местонахождением в виде системы координат. В этом году власти таким образом планируют обследовать 60 улиц Воронежа. Инвентаризация зелёных насаждений поможет обеспечить контроль и лучше планировать работы по реконструкции зелёного фонда.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео