Войти в почту

Почему редкоземельные металлы становятся важнее нефти

Обладая вторыми после запасами редкоземельных металлов, Россия добывает всего около 1 процента, а почти 90 процентов завозит по импорту. Парадокс? Но в ситуации с этими редкоземами (РЗМ) немало парадоксов. Скажем, в мире их добывается ежегодно всего около 140 тысяч тонн - мизер на фоне миллионов тонн и кубометров углеводородов. Но не эти "тяжеловесы", а "легковесные" металлы эксперты называют пропуском в экономику высоких технологий XXI века. Они становятся важнее нефти. Почему?

Почему редкоземельные металлы становятся важнее нефти
© Российская Газета

Редкоземельные металлы (их 17, в частности, неодим, празеодим, диспрозий) обладают удивительным свойством, за что их даже называют витаминами высоких технологий. Введение их даже в очень небольших "дозах" в состав будущей продукции в разы улучшает ее качество, а порой вообще делает ее уникальной. Вот самый простой, очень наглядный пример. В сельском хозяйстве применение очень небольших доз неодима повышает урожайность продовольственных культур на 60 процентов.

Уже сегодня редкоземельные металлы содержатся в каждом телефоне, в каждом автомобиле, в каждом самолете. Они применяются в атомной энергетике, оптике, медицине, микроэлектронике, химической промышленности, оборонке, производстве мобильных телефонов, дисплеев, телекоммуникационного оборудования, реактивных двигателей и спутниковых систем. И далее по списку.

И это, как говорится, только начало. Грядут "зеленая" и цифровая революции, которые вообще невозможны без таких металлов. Особо отметим, что они играют ключевую роль в создании самых передовых видов вооружения. Уже сейчас потребность в этих металлах стремительно растет, составляя около 10 процентов в год, а через несколько лет прогнозируется рост по некоторым металлам в 40 раз.

Если к РЗМ добавить литий, без которого невозможен массовый переход к электромобилям и "зеленой" энергетике, то понятно, почему в гонке высоких технологий они играют важнейшую роль. Без них в ней рассчитывать не на что. Только на место среди аутсайдеров.

Об этом шла речь на президиуме , который рассматривал ситуацию с минерально-сырьевой базой России.

- СССР занимал лидирующие позиции на рынке редкоземов, однако в кризисные 90-е они были утеряны, - сказал научный руководитель Института геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии РАН, академик Николай Бортников. - Долгие годы ставка делалась на нефтегазовый комплекс, а вся остальная сырьевая база отошла в тень. Главенствовал принцип: все, что надо, купим за деньги от продажи углеводородов. Зачем тратить силы и средства на добычу РЗМ.

Аналогичная ситуация и с так называемыми редкими металлами. Например, потребности экономики России в марганце, хроме, титане и литии сегодня полностью обеспечиваются за счет импорта, по цирконию он закрывает 87% внутреннего спроса, по молибдену - 40,5%, по вольфраму - 18%.

По словам Бортникова, у нас есть месторождения марганца, хрома, титана, вольфрама, тантала, ниобия и других редких металлов, но, как правило, качество руд в них значительно ниже, чем в зарубежных месторождениях, поэтому добывать эти руды и извлекать из них металлы пока нерентабельно. Кроме того, наши месторождения расположены в областях с плохо развитой инфраструктурой, в сложных горно-геологических условиях, к тому же технология производства металла из них пока слишком дорогая.

Чтобы их взять, нужно решить целую цепочку сложнейших проблем: а это и геологоразведка, и добыча, и новые технологии, и жесткие требования по экологии

Но это не все проблемы этих металлов. Многие из них вообще не образуют собственных месторождений. Например, ниобий, висмут, индий, галлий, теллур и многие другие - это так называемая "попутка". Тонны этих важных для современных технологий металлов не извлекаются, а складируются в "хвостах". А нередко такие металлы вывозятся из страны в виде концентратов. Например, вместе со свинцовым и цинковым концентратами уходят и серебро, висмут, индий, галлий, кадмий, германий. Дело в том, что технологии их извлечения пока есть только в лабораторных условиях.

Итак, обладая уникальными ресурсами ценных металлов, Россия их импортирует. Но в СССР все было иначе. Скажем, на нашу долю приходилось 15 процентов мировой добычи РЗМ.

Инфографика "РГ" / Леонид Кулешов /

Ответ очевиден. Сколько и чего надо стране, решал Госплан, а затем ему на смену пришла рука рынка. Рентабельность диктует бизнесу, что ему выгодно, а где риск сложений очень велик. И особенно он велик именно в сфере остродефицитных металлов из-за их специфики. Чтобы их взять , нужно решить целую цепочку сложнейших проблем: а это и геологоразведка , и добыча, и новые технологии для извлечения мизера из тонн сырья, которые пойдут в отвалы, и жесткие требования по экологии. Все это требует очень больших усилий и затрат, которые должны окупаться. Полностью замкнуть цепочку в области РЗМ на сегодня удалось только одной стране - Китаю, который властвует этом рынке. На его долю приходится около 85-95 процентов в зависимости от конкретного металла.

- Нашу минерально-сырьевую базу можно назвать уникальной! - отметил Бортников. - Практически все металлы, которые необходимы для развития индустрии, у нас имеются. Но решение проблемы сегодня зависит даже не от технологий, а от рентабельности этой продукции. А значит, товары, в которых используются РЗМ, должны быть востребованы.

Увы, сегодня высокие технологии, где применяются эти остродефицитные металлы, не наш конек. Мы не выпускаем компьютеры, смартфоны, телевизоры, сложную медицинскую технику и многие другие товары, где используются РЗМ.

Инфографика "РГ" / Леонид Кулешов / Юрий Медведев

Как решать эту острейшую проблему, не отстать в гонке высоких технологий? На заседании президиума РАН замминистра природных ресурсов и экологии сообщил, что утвержден обновленный список основных видов стратегического минерального сырья. Он расширен с 29 до 61 позиции. Фактически включает почти всю таблицу Менделеева. Кроме нефти, природного газа, урана, меди, никеля, титана, бокситов и других общеизвестных материалов в нем фигурируют редкие - литий, рубидий, цезий, бериллий, скандий и другие, а также редкоземельные металлы.

- К дефицитным отнесены 17 видов стратегического минерального сырья, из которых 5 с критической зависимостью от зарубежных поставок : марганец, титан, литий, ниобий, редкоземельные металлы, - сказал Барышев. - Сделан прогноз до 2030 и 2050 годов дефицитных видов стратегического сырья, он показывает рост внутреннего спроса на такие металлы. Например, потребность в литии увеличится в 44 раз к 2030 году и в 66 раз к 2050.

По словам Барышева, минприроды и провели переоценку 100 наиболее перспективных месторождений дефицитного стратегического сырья, составлены графики добычи. Он обратился с ученым с просьбой помочь минприроды создать методы прогнозирования потребности в этом сырье с учетом тенденций в стране и мире, разработать технологии его переработки, а также обеспечить научное моделирование цепочек потребления на всех стадиях - от руд до конечного потребителя.

Итак, Россия обладает уникальной, одной из самых крупных в мире по масштабам минерально-сырьевой базой практически всех видов редких металлов. Если удастся взять это богатство, страна укрепит сырьевой и технологический суверенитет, а также может стать одним из крупнейших игроков на рынке редких металлов.