В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

«Почему не взлетаем?»: 10 лет назад разбился ярославский «Локомотив»

Любой болельщик спорта старше 18 лет хорошо помнит 7 сентября 2011-го и следующие несколько дней после той даты. 10 лет назад случилась авиакатастрофа, в которой погибла хоккейная команда ярославского в полном составе. Из всех людей, находившихся на борту, выжил только бортинжинер . Вспомним, как и почему всё случилось.

Видео дня

Очнулся в речке, вода горит

Трагедия произошла днём 7 сентября. Команда из отправлялась на матч первого тура Континентальной хоккейной лиги (КХЛ) в М Летели на региональном самолёте Як-42, которому на тот момент было 18 лет. По авиационным меркам не старый самолёт, на момент катастрофы он был абсолютно исправен. Причина трагедии не в нём. Хотя, косвенно, к его конструкции могут быть претензии. Об этом позже.

Александр Сизов, единственный доживший до сегодняшнего дня человек с того рейса, с прессой не общается уже много лет, но несколько комментариев журналистам он всё же дал. По его словам, небольшая паника в салоне началась, когда разбег продлился дольше привычного, а самолёт всё ещё не оторвался от земли. Один из хоккеистов громко спросил:

«Почему не взлетаем?»

Спустя шесть-семь секунд борт выкатился за пределы полосы на траву. С неё он всё же поднялся в воздух, резко задрав нос. Ещё через несколько секунд задел крылом линию электропередачи, перевернулся и рухнул в речку Туношонка. 43 из 45 человек на борту погибли сразу: 39 от ударов, трое — от утопления, один — от ожогов. Сизов говорил, что не помнит сам момент катастрофы, но помнит, как очнулся в речке. Вода горела из-за взрыва керосина.

Саша, живи

Сизов сидел в самом хвосте самолёта и не был пристёгнут. Он не единственный, кто пережил сам момент катастрофы. С ним выжил хоккеист , который так же сидел в хвосте и не пристегнул ремень безопасности. Благодаря этому, их обоих выкинуло в речку и, возможно, спасло. Галимов, правда, получил очень серьёзные повреждения: ожог 90 процентов тела и многочисленные ушибы. Он самостоятельно выбрался из воды и сообщил врачам скорой помощи своё имя. Кадры, где он говорит:

«Галимов я», — облетели всю страну.

Никто из тех, кто следил за ситуацией в те дни, не забудет, как все молились за жизнь Александра. Лист бумаги с надписью «Саша живи» висел на двери его больничной палаты в «Склифе», куда его перевезли самолётМЧС. Эти же два слова писали в комментариях к каждой новости и к каждому сюжету о катастрофе. Пять дней все надеялись на чудо. Надежда была призрачной, ведь с такими травмами почти не выживают. Не подкрепляли её и слова главврача, который сказал, что пациент «очень тяжёлый, очень».

26-летнего Галимова, к тому времени уже сыгравшего несколько матчей сии (на Кубке Карьяла), ввели в искусственную кому. Это было необходимо, чтобы он не испытывал ожогового и болевого шоков, но из этого сна, он, увы, так и не вышел. На пятый день после катастрофы он умер.

Не те педали

Причиной катастрофы стала, как бывает в подавляющем большинстве случаев, ошибка пилота. Один из них (так и не установлено, был это командир или второй пилот) упорно давил на педаль тормоза при взлёте. Это не давало самолёту набрать нужную скорость и оторваться от полосы. Не помогло даже включение двигателей на максимальную тягу.

Как вообще пилоты, а тем более опытные, могут перепутать педали? Очень просто. Дело в том, что оба лётчика: 44-летний Андрей Соломинцев и 49-летний Константин Жевелов, уже с десяток лет пилотировали Як-40, а на Як-42 оба налетали лишь несколько сотен часов. На этих с виду очень похожих самолётах (второй чуть больше первого по размерам) принципиально отличается один элемент управления — педали.

На Як-40 педаль тормоза расположена слева, а на Як-42 — справа. Таким образом, пилот допустил ошибку и до самого последнего момента не мог понять, что происходит с самолётом, почему он тормозит. Большой опыт пилотирования Як-40 сыграл с лётчиками смертельную шутку в тот день. Так что самолёт хотя и был исправен, вопрос к его конструкции остаётся: как можно проектировать увеличенную версию флагмана (Як-40), понимая, что ей будут управлять в основном те же пилоты, и делать такое принципиальное различие? Это не поддаётся логике.

С катастрофы прошло 10 лет, «Локомотив» возродился и снова вполне успешно выступает в КХЛ, но тот день и вся следующая неделя останутся в памяти всех хоккейных и спортивных болельщиков на всю жизнь.