Далее:

Дворец "на костях"

Дворец «на костях»
Фото:
3 января 1812 года в Лыхны прибыл морем французский торговец лесом Поль Гибаль. Он оставил об этом месте, в особенности об огромной поляне Лыхнашта и дворце абхазских владетелей, любопытнейшие сведения. Интересно само время, когда француз оказался в Лыхны. Уже прошло два года, как Абхазия присоединилась к Российской империи, но до «странного восстания», сыгравшего роковую роль в дальнейшей жизни абхазов оставалось более полувека.
Довольно наблюдательный Гибаль сразу понимает, какое значение имеет сама поляна, на которой стоят дом и храм. Он пишет: «Это форум, где обсуждаются общественные дела и интересы правителя и его народа. В середине этой площади великолепные липы… У самого подножия устроено нечто вроде скамьи из земли, покрытой досками. Под большей из лип — возвышение с двумя ступенями. Это трибунал, где восседает Сафир-бей, чтобы вершить правосудие над своими поддаными». «Сафир-бей», который упоминается у Гибаля — это младший сын Келешбея Чачба, крещенный в раннем детстве и получивший христианское имя Георгий, именно при нем Абхазия присоединилась к России. Турция делала ставку на его старшего брата Асланбея, приверженца ислама.
В своих заметках Гибаль описывает некий «дом князя», говорит, что он был в «совершенно турецком роде». «Довольно большое деревянное здание, двухэтажное и покрытое черепицей. Окна — маленькие квадратные отверстия с решетками». Наряду с описанием этого дома Гибаль также оставляет ценные сведения о том, как выглядел главный дворец абхазских владетелей в начале XIX века.
Судя по описаниям и сведениям, оставленным Гибалем, дворец был заброшен еще в начале XIX века. Он представлял собой лишь голые стены, о наличии когда-то в нем второго этажа можно было лишь догадаться по рухнувшему своду. Во времена, когда здесь побывал французский торговец, этим местом пользовались как «стойлом для буйволов Сафир-бея». Опираясь на эти сведения, Людмила Хрушкова — один из самых авторитетных исследователей дворца в Лыхны, делает вывод, что многие авторы, упоминающие восстание 1866 года как время, после которого дворец был разграблен и разброшен, ошибаются, произошло это гораздо раньше.
Полномасштабное археологическое исследование Лыхненского дворца было проведено известным археологом, доктором исторических наук, профессором МГУ И РГГУ Людмилой Хрушковой. В 1998 году в Москве по результатам ее исследований была даже выпущена специальная монография, посвященная дворцу владетельных князей. Это исследование доказало, что дворец имеет тысячелетнюю историю.
По мнению ученого-историка Юрия Воронова, «в стенах дворца ясно прослеживается два строительных слоя, причем, более древние стены (16-17 вв.), легко обозреваемые с западной, северной и восточной стороны, возведены из крупных известняковых плит», — пишет Воронов.
Довольно просторный дворец. Очень любопытны знаки и символы, которые по сей день сохранились на его стенах. Так на аркаде северного фасада имеется шестиконечная звезда, а внутри ее помещен крест. У Воронова этот символ назван «звездой Соломона», Хрушкова обозначает его как «звезду Давида». Она объясняет появление этого символа традицией, которая имелась у строителей христианских храмов. Стоит отметить, что здесь же изображен другой символ — зубчатый ромб с крестом внутри.
С дворцом абхазских владетелей связано множество легенд, одна из них гласит о том, некий князь Чачба, изначально решивший выстроить тут, на Лыхненской поляне, дворец, был поражен тем, что мастерам не удавалось воздвигнуть прочный фундамент и стены. После каждого дождя стены якобы рушились, и тогда он собрал народ и мудрецов и попросил их помочь советом. И тогда один из старцев убедил его в том, что необходимо замуровать двух людей, и только тогда дворец выстоит. Если верить этой довольно жестокой легенде, князь выбрал самую красивую девушку и самого симпатичного юношу из простого народа, и их беспощадно замуровали в стенах будущего княжеского дома. Строительство было благополучно завершено. «Замуровали обоих и возвели новый дворец. И никто из врагов не мог его взять. До сих пор стонут стены старинного дворца», — так пересказывает эту легенду Воронов. Словом, если верить легенде, дворец был построен, что называется, на костях.
Этот дворец считается, по сути, вотчиной князей Чачба, он оставался в их владении до самого упразднения абхазского княжества в 1864 году. Ну а первым из Чачба, кому принадлежал этот дворец, по мнению Хрушковой, был Дотагода Чачба-Шервашидзе, которого царица Тамра назначила во времена своего восшествия на престол (1184-1213гг) цхумским эриставом. «Надо полагать, — пишет она, — что он был самым влиятельным человеком в Абхазии. Нет ничего более естественного, что первое лицо крупной политико-административной единицы, на территории которой находилось село Лыхны, и было хозяином дворца».
Одним из самых драматичных моментов в истории дворца стали события, связанные с именем мегрельского князя Левана II Дадиани. Будучи женатым на дочери абхазского владетеля Чачба, он увлекся дочерью дяди Георгия Липартиани и захотел бросить законную жену, для чего обвинил ее в измене и отрезал нос и уши. Происходило это между 1628 и 1634 годами. Естественно, что после такого отношения к своей дочери Чачба разозлился не на шутку, что привело к конфликту с зятем. Леван совершил несколько набегов на дворец Чачба в Зупу (так тогда называли в грузинских источниках Лыхны). Во время одного из этих нападений дворец был сожжен. Ну а в восьмидесятых годах XVII века в этом самом дворце, уже наверняка восстановленном после большого пожара, абхазский князь Чачба принимал имеретинского царя Арчила, который гостил у него пару дней по пути в Крым.
В истории дворца было много интересного. Много остается вопросов по поводу самой даты постройки дворца.
Использованы материала Ларисы Хрушковой, Юрия Воронова.
Оставить комментарий