Далее:

Дмитрий Бак, государственный и литературный

Дмитрий Бак
Дмитрий Бак
Фото:
Выставки уникальных писательских реликвий, вечера современных литераторов, возведение дворца русской словесности — в рубрике «Лица культуры» Дмитрий Бак, директор Государственного литературного музея.
Государственный литературный музей, он же Гослитмузей, он же ГЛМ, в 1933 году создавал еще Бонч-Бруевич, руководитель Наркомата просвещения, одержимый идеей создания храма российской словесности. Новое учреждение, по мысли автора, должно было объединить «все то, что имеется в Москве в различных музеях» по литературной тематике. К концу перестройки ГЛМ имел статус обладателя самой большой филиальной сети и крупнейшего в России выставочно-исследовательского центра. Но вот центром притяжения для любящих российскую культуру и словесность Гослитмузей долго не был.
По сути, ГЛМ — это множество разных музеев со своими выставками и программами. Это дом Остроухова на Трубниковском, 17, в сфере интересов которого писатели ХХ и XXI века. Есть филиал в Шелапутинском переулке, где представлены древние реликвии русской письменности, музей А. Н. Толстого на Спиридоньевке, дачи Чуковского и Пастернака в знаменитом Переделкино и еще 30 мемориальных домов и квартир, разбросанных по всей России.
В этом достоинство Литмузея — но в этом же и недостаток: в сознании культурного россиянина все это многообразие никак не складывалось в единый бренд, объединяющий классическую и современную русскую словесность.
Нужен был человек, который сумеет создать этот самый бренд и лучшим образом презентовать его общественности. Им стал Дмитрий Петрович Бак, любимец студентов и одна из главных звезд историко-филологического факультета РГГУ.
Совершенно не известно, когда именно и почему министр культуры Мединский взял на заметку именно Бака. Профессор «истфила», директор центра новейшей русской литературы, преподаватель Школы-студии МХАТ, а затем ведущий на телеканале «Культура», соавтор учебников и вообще узнаваемый персонаж, был, однако, не самым очевидным кандидатом на эту должность. Если в случае с Мариной Лошак круг претендентов был хотя бы понятен, то здесь предположить варианты было сложно. Источники «Газеты.Ru» тогда называли имена радикального почвенника Александра Проханова (считалось, что он близок Мединскому по идеологии), писателя и драматурга, главного редактора «Литературной газеты» Юрия Полякова и другие имена, но про Бака никто и не подумал.
Решение Мединского было неожиданным: Бак — человек не из музея, с репутацией либерала, молодой и весьма амбициозный. Но, видимо, глава минкульта все же знал о Баке нечто большее, если решил доверить ему такую масштабную работу: музею нужно было разворачиваться лицом к посетителю, в том числе и более молодому, делать новые программы, выходить в интернет и в соцсети. Кроме того, новый директор должен был разбираться с фондами музея, упорядочивать научную и издательскую работу, приводить в порядок филиалы.
Одним из поводов для отставки предыдущего руководства стала командировка Мединского в Кисловодск, вспоминают собеседники «Газеты.Ru». Согласно отчетным документам, дом-музей Солженицына был полностью отреставрирован. На деле же, прибывшие туда вместе с министром чиновники обнаружили полуразвалившееся здание, в котором по колено в воде бродили немногочисленные сотрудники — при начале работ прорвало трубы. Собеседники «Газеты.Ru» говорят, что эта история прекрасно иллюстрирует атмосферу, царившую до назначения Бака в ГЛМ.
Теперь такое уже не встретишь. Дом-музей Солженицына отреставрирован уже не на бумаге и будет расширяться: в министерстве нашли возможность за внебюджетные деньги приобрести соседнее здание, которое теперь тоже подарено музею писателя. Прошла реэкспозиция в домах-музеях Лермонтова и Пришвина. В последний Мединский заехал инкогнито, что в итоге привело к ремонту, реконструкции и обновлению основной экспозиции. Центральная дирекция ГЛМ переехала в бывшую усадьбу Саввы Морозова в центре Москвы, которую после реставрации с большим удовольствием открывал мэр Москвы Сергей Собянин — обещают, что совсем скоро здесь будет настоящее литературное поместье. Через полтора года основным для музея станет большое здание на Зубовском бульваре, получить которое в собственность музея тоже стоило невероятных усилий — сейчас там ведутся работы.
При этом, как отмечают источники «Газеты.Ru» в околомузейных кругах, сам по себе Дмитрий Бак вопросами имущественных отношений почти не занимается. Все, что приобрел в последние годы ГЛМ, скорее заслуга чиновников Министерства культуры, причем самого высокого уровня. К примеру, для того, чтобы пробить переселение в нынешнюю штаб-квартиру музея в Шелапутинском переулке, Мединскому пришлось буквально «сесть на шею Собянину». Точно такой же трюк, полагает собеседник Газеты.Ru, проделал министр и с Сергеем Чемезовым для того, чтобы добиться передачи ГЛМ здания на Зубовском.
По-видимому, сработал элементарный симбиоз: Минкульту нужен человек, знающий, как привлечь в музей посетителей, а такому человеку обычно нужно пространство для творческих действий — но именно хозяйственными делами творческие личности обычно совершенно не умеют заниматься.
В 2012 году на площадках ГЛМ прошло 58 выставок. В 2013-м пришел Бак — и через год выставок было уже 89, затем 111. Последние данные — 117 выставок за 2016 год. Воплощена масса международных проектов: «Антон Чехов. Путешествие на Сахалин» в немецком Марбахе-на-Неккаре (2014 — 2015 год), передвижная фотовыставка «Александр Вертинский. Легенда века» (Брюссель, Париж, Люксембург, 2015), проект «Осип Мандельштам. Слово и судьба», реализованный в Германии и Испании в 2016 году. В 2017-2018 годах будет представлен масштабный проект «Рильке и Россия» на три страны — Швейцария, Германия, РФ. Все просто — когда есть, где развернуться и не приходится постоянно отвлекаться на хозяйственную волокиту, начинается нормальная и успешная во всех отношениях работа.
«Когда Бак только пришел, его боялись, — рассказывает собеседник «Газеты.Ru» в Литературном музее, — например, он грозился уволить всех, кто не владеет компьютером».
Но никаких массовых увольнений не произошло — лишь некоторым сотрудникам нашли другие занятия внутри штата музея.
«Я бы так сказал — все, что раньше решалось в порядке междусобойчика, при Баке стало решаться официальным путем. Заработал PR, появились юристы, в руководстве появились продюсеры, которые стали добиваться результатов, прежде невозможных», — говорит другой сотрудник ГЛМ. При этом, отмечает он, Бак сберег коллектив музея, и стопроцентно доверяет своим кураторам и экспозиционистам — никогда не вмешивается в чужие замыслы, а только при надобности помогает их «доворачивать».
«Бак — амбициозный менеджер, блестяще разбирающийся в музейном контенте и знающий, чего хочет, — говорит источник «Газеты.Ru» в Минкульте, — Мединскому было совершенно все равно, является ли Бак записным либералом или нет. Хотя, как оказалось на практике, он таковым и не являлся. Главное, ему был нужен человек, который бы воспринимал ГЛМ как свое — он нашел Бака, назначил его и не прогадал».
Оставить комментарий