Войти в почту

"Может, следователь просто не в курсе": кто-то наварился на реконструкции Казанского авиазавода?

Субподрядчика миллиардного контракта обвиняют в афере на 148 млн рублей, в которой "не бьются" объем ущерба и сумма выполненных якобы лишь для видимости работ

"Может, следователь просто не в курсе": кто-то наварился на реконструкции Казанского авиазавода?
© Реальное время

АО "Казанский Гипронииавиапром", перешедший под контроль , пытается навести порядок в делах проектного института силовыми методами. В Татарстане после замены судьи повторно стартовал процесс по делу о масштабных хищениях в ходе реконструкции цехов — филиала ПАО "Туполев". В уводе 148,3 млн рублей обвиняют бывшего замдиректора ООО "Строительная компания" Евгения Половкина, сын которого ранее занимал пост заместителя гендиректора по финансам в АО "Казанский Гипронииавиапром". Данное акционерное общество с 2016 года выступало генподрядчиком модернизации "КАЗа" по миллиардным контрактам, но до завершения работ обратилось в МВД, обвинив в воровстве бюджетных средств руководителей 20 фирм-контрагентов. До суда дошли три уголовных дела о темной стороне реконструкции "КАЗа", причем, по версии защиты, предъявленное обвинение не отвечает на вопрос — где деньги?

Версия МВД: обнальные закупки стройматериалов по оборонному госконтракту

Уголовное дело казанского строителя Евгения Половкина Вахитовский райсуд принял еще в марте 2022 года. За год с лишним под председательством судьи Аделя Галеева успели исследовать материалы дела, допросить всех основных свидетелей, но до финиша процесса не дошли — по указу президента РФ Галеев получил назначение в Верховный суд Татарстана, а дело о предполагаемой афере на КАЗе принял судья Ильдар Салихов. И рассмотрение началось сначала.

Несмотря на тяжесть обвинения, подсудимый находится на воле. Суду он представился безработным. Адвокат Ленар Зарипов попытался перевести процесс в закрытый режим, возражая против присутствия единственного журналиста в зале. Впрочем, суд не принял ссылки на возможное разглашение личной информации и вызов пока неизвестных следователям МВД свидетелей.

Гособвинителем по делу назначена представитель прокуратуры РТ Элина Ильясова. Именно она представляла доказательства в Верховном суде РТ против "вора в законе" Рашида Хачатряна и чистопольской группировки "Татаринские", а сейчас поддерживает обвинение по делу "Тукаевских", обвиняемых в бандитизме и серии убийств.

Чтобы изложить фабулу по новому делу, Ильясовой понадобилось часа полтора. По версии прокуратуры и следователей ГСУ МВД по РТ, хищения продолжались 3 года, а начались 16 ноября 2016 года — с подписания госконтракта на 1,8 млрд рублей между гендиректорами ПАО "Туполев" и АО "КазГАП" — и . Средства выделялись в рамках ФЦП "Развитие оборонно-промышленного комплекса РФ на 2011—2020 годы". Генподрядчик обязался произвести комплекс работ по капитальному строительству, реконструкции и техническому перевооружению производственных цехов на КАЗе.

В тот же период подсудимый Евгений Половкин, как считают силовики, договорился с Тихомировым о заключении договора субподряда, поскольку хотя и числился замдиректора казанского ООО "Строительная компания" (далее "СК"), но фактически руководил этим предприятием — решал, кого принимать и увольнять, какую зарплату начислять, куда направлять средства компании, с кем и на каких условиях заключать соглашения.

Подписавшего в январе 2017-го договор субподряда директора "СК" Геннадия Батманова гособвинитель называла номиналом. По ее словам, ни Тихомиров, ни Батманов не знали, что Половкин готовит хищение, не собираясь выполнять обязательства по договору. А именно — завершить до 30 ноября 2018 года целый комплекс строительно-монтажных работ (далее — СМР) на Казанском авиазаводе за 561,9 млн рублей (с учетом допсоглашения в 2017-м цена выросла до 577,8 млн, а сроки сдвинулись).

В качестве аванса до 29 августа 2019-го генподрядчик перечислил на счета субподрядчика 510,9 млн рублей, сообщила прокурор Ильясова. По версии обвинения, почти треть этой суммы была похищена — 148 миллионов 318 тысяч 84 рубля. По делу заявлен гражданский иск от АО "Казанский Гипронииавиапром".

Согласно открытым источникам, до Батманова ООО "Строительная компания" возглавляли сын обвиняемого Станислав, совладелец 92%, а также Алина Камалова — гособвинитель назвала ее супругой Половкина, не уточняя, старшего или младшего. Последний ранее также занимал высокий пост в АО "Казанский Гипронииавиапром" (далее — "КазГАП") — замдиректора по финансам. На данный момент "СК" признана банкротом.

Домик в Сокурах и "имитация работ" на 360 млн рублей

В своем выступлении Элина Ильясова подчеркнула — по версии обвинения, похищенные бюджетные средства обращались обвиняемым не только в свою пользу, но и в пользу неких третьих лиц:

— После каждого поступления Половкин поручал работникам ООО "СК" переводить деньги на расчетные счета иных предприятий, которые в последующем закупали стройматериалы по ценам ниже, чем им перечислило "СК", а разницу при неустановленных обстоятельствах в наличной форме возвращали Половкину. При этом поставку стройматериалов производили не для выполнения работ по договору субподряда, а для строительства дома в селе Сокуры Лаишевского района — для Половкина и иных лиц.

Кто такие эти "иные", и какое отношение к лаишевскому дому имеет обвиняемый — не прозвучало.

Зато следователи и вслед за ними прокурор перечислили операции по счетам "СК", указывая куда именно с подачи Половкина направлялись полученные от генподрядчика деньги — в казанские "Стройснабкомплект", "Кампромснаб", "ПКЦ", "Остров-116" и ТД "Кампромснаб" в Челнах. Были переводы и на счета иных предприятий, с другим назначением платежа, — заметила без конкретики гособвинитель. Почти 3 млн рублей из полумиллиардного аванса были израсходованы на хознужды "СК" — уборку помещений, закупку офисной мебели техники, оплату лизинга и канцтоваров.

При этом работы на Казанском авиазаводе "Строительная компания" и привлеченные ею фирмы-"субчики" тоже проводили. Правда, потерпевший НИИ и силовики считают — обвиняемый преследовал "цель сокрытия совершаемого им хищения и создания видимости исполнения обязательств". Вот только установленная по делу сумма сделанного "для видимости" впечатляет — 362 млн 660 тысяч рублей.

В обвинении подробно приведены объемы сделанного по нескольким цехам авиазавода до 20 ноября 2019-го — работы по демонтажу, по кровле, по дверям, полам, внутренней отделке и благоустройству территории — перечень большой. При этом при внимательном изучении сделанного можно заметить — часть работ выполнены на 10—30 процентов, часть на 50—90, а есть и такие, которые перевыполнены.

Например, в одном из корпусов работы по бетонному основанию пола выполнены на 9 млн из 26 млн рублей, предусмотренных сметой, но при этом работы по фундаментам под оборудование закрыты на 10 млн из предусмотренных сметой пяти. В соседнем цехе работы по внутренней отделке выполнены на 20 млн, хотя в смете должно быть 13, а работы по окнам на 3,5 из 2,4 млн. Такое рвение не слишком согласуется с версией обвинения. Скорее выглядит, как желание рабочих обеспечить определенный задел на последующих этапах реализации договора субподряда.

В целом по версии МВД и потерпевшего "Казанского Гипронииавиапрома", "СК" не выполнила работы по смете на 215 млн рублей. Однако сумма ущерба меньше — она составляет разницу между авансом в 510,9 млн и объемом того, что работники "СК" сделали на 362,7 млн, в том числе перевыполняя задание. "Похищенным Половкин распорядился по своему усмотрению и своими умышленными действиями совершил преступление по части 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере)", завершила обвинительную речь прокурор.

Половкин: "Непонятно, что я похитил"

Подсудимый назвал озвученное обвинение непонятным. Открестился от дома в Сокурах и попросил детализировать схемы обналичивания — кто, где, когда. Приводим речь Евгения Половкина с сокращениями:

"Мне непонятно, что я похитил. С одной стороны утверждается — похитил 148 млн, а с другой — говорится, что по моему указанию деньги переводились на счета иных предприятий, которые закупали стройматериалы по заниженным ценам, а разницу возвращали мне наличными и производили поставку стройматериалов не для выполнения работ на объектах ПАО "Туполев", а лично для меня и иных лиц. По смыслу обвинения получается, что я похитил и деньги, и материалы. Но каково их название, количество, объемы, стоимость?Непонятна формулировка "закупали стройматериалы по цене ниже, чем перечисляла "Строительная компания". Насколько ниже — данных нет. Хотелось бы увидеть конкретные цифры, а не общие фразы. Может, следователь просто не в курсе, что обычно так и бывает — поставщик по другой цене берет и какую-то прибыль получает.

Непонятно, о каких иных лицах, для которых поставлялись стройматериалы, помимо меня, идет речь в обвинении — где их данные, фамилии, имена, отчества. И если, по утверждению следствия, для меня обналичивались денежные средства, я хотел бы знать — кто, где, когда и какую сумму мне передавал наличными.К дому в Сокурах я никакого отношения не имею. А по обвинению получается, что на всю сумму перечисленных компаниям-поставщикам средств я купил материалы для строительства этого частного дома и опять же где-то часть денег были обналичены. Где, через каких людей — неизвестно.Если просуммировать перечисленные на счета организаций средства, получится 112 млн, а мне вменяют 148 млн. 36 млн "не бьются".

Адвокат обвиняемого Ленар Зарипов поддержал своего клиента в вопросах недопонимания сути обвинения. И заявил ходатайство о возврате материалов прокурору: "Это дело расследовано, мягко говоря, некачественно и не должно находиться в суде. Потому что Половкин не виновен, а при составлении обвинения допущены существенные нарушения".

Защитник указал — в обвинении констатируется, что Половкин был замдиректора в ООО "Строительная компания", но не дается информации — кто и когда его принял на работу, в чем состояли его обязанности. Также силовиками указан договор с "Казгипронииавиапромом" и срок окончания работ — 30 ноября 2018 года, но ни слова нет о том, что срок этот неоднократно продлевался.

По словам Зарипова, в период исполнения договора в "СК" трудились 300 человек, в том числе трое бухгалтеров и директор Батманов, имевшие доступ к счетам. Но кому из них Половкин давал распоряжения перечислять авансовые платежи "КазГАПа" — в обвинении не говорится. "Зато говорится — поручения давались после каждого перечисления бюджетных средств. Если так трактовать, то все 510 млн, которые поступили, под ноль были похищены. Хотя из обвинения следует — большая часть работ была выполнена", — заметил адвокат.

Еще одним пробелом следствия он считает отсутствие реквизитов ИНН организаций — получателей средств, а также стоимости приобретаемых материалов. "Добавлю — закупка стройматериалов по цене ниже, полученной от заказчика, это нормальная рыночная ситуация. Они что — должны были в ноль или дороже покупать, себе в убыток?", рассуждал Ленар Зарипов. А далее довел версию обвинения до абсурда:

— Если все, что закупалось для ПАО "Туполев" отвозилось в Сокуры, то там за 510 млн Половкин построил не дом, а замок, да не один.

Еще одна нестыковка, по его словам: как при вывозе всех стройматериалов в Сокуры, да еще и обналичивании разницы между ценой оплаты "СК" и закупочной, субподрядчик вообще смог выполнить работы на 362 млн рублей?

— При прочтении обвинительного заключения складывается впечатление, что его, как в мультфильме про Простоквашино, сначала один писал, потом подходил другой — добавлял, — оценил труд силовиков защитник.

По мнению Зарипова, в итоговом документе МВД нарушен базовый принцип — право на защиту, в итоге подсудимый не может понять — в чем его обвиняют и от чего защищаться.

С учетом мнения сторон суд посчитал ходатайство о возврате дела в прокуратуру преждевременным.

"КазГАП" просил уголовку для двух Половкиных с ущербом в 240 млн

На первом допросе по этому делу сторона обвинения огласила заявление в МВД о хищении 242 млн 700 тысяч рублей в процессе работ ООО "Строительная компания" по госконтракту. "КазГАП", как подрядчик модернизации цехов "КАЗа", просил привлечь к ответственности Евгения Половкина и его сына Станислава, бывшего замдиректора, а также неких неустановленных лиц, указывая, что деньги выводились через подконтрольные Половкиным и неустановленным лицам фирмы, созданные для искусственного оборота.

Адвокат Зарипов спросил у представителя потерпевшего — по какой причине на момент подачи заявления в октябре 2019-го руководство "КазГАПа" уже решило, что директор "СК" Батманов к преступлению не причастен? "Не могу сказать", — отвечал специалист по экономической безопасности предприятия Ильнар Сафин, добавив, что видел письма о том, что в качестве руководителя в совещаниях участвовал ныне обвиняемый. В то же время Сафин не стал отрицать, что договор субподряда с "КазГАПом" от "СК" подписывал Батманов.

— Почему согласились с колоссальным сокращением ущерба с 242 до 148 млн? — уточнил защитник.— По результатам экспертизы. Скорее всего, она показала, что даже если акты КС-2 (о приемке работ, — прим. авт.) не подписаны, то фактически работы выполнены. Само заявление писалось по актам КС-2, — пояснил представитель потерпевшего.— А почему это при подаче заявления не учли, вы же видели, что работы выполнены?— Возможно, считали, что эти работы выполнены некачественно. <...> Часть работ позже переделывалась другими подрядчиками.

В ходе допроса выяснилось, что сроки окончания работ субподрядчика на "КАЗе" сдвигались, в том числе из-за приостановки на время внесения изменений в ранее утвержденный проект модернизации авиазавода на вышестоящем уровне. Также защитник дал понять — в материалах дела и экспертизе отражены далеко не все акты приемки сделанного "СК" на "КАЗе", и выразил готовность в будущем восполнить этот пробел.

Адвокат Зарипов поинтересовался у представителя "КазГАПа" — не менялись ли расценки на субподрядные работы после расторжения договора с "СК" и подписания нового с иной компанией. Точного ответа Сафин не дал, лишь высказал предположение — "скорее всего те же самые, нам смысла нет платить субподрядчикам дороже". В свою очередь, защитник заметил, что по его данным, пересмотр цен имел место.

— Сколько всего заявлений написал "Казанский Гипронииавиапром" в отношении своих подрядчиков? — продолжил допрос адвокат.

— Порядка 20, — выдал шокирующий ответ Ильнар Сафин.

На вопрос о количестве возбужденных дел сообщил лишь, что знает еще о двух судебных процессах. По одному из них ВахитовскиКазани в апреле вынес обвинительный приговор. "В отношении [сотрудников] "Казанского Гипронииавиапрома" тоже были заявления и тоже возбуждены дела. Понятно, не без участия руководства НИИ на тот момент все это было", — многозначительно обронил представитель потерпевшего.

Напомним, массовые заявления о якобы недобросовестных подрядчиках посыпались на фоне смены власти в "КазГАПе" и появления новых собственников. В настоящее время институт входит в самика", который в свою очередь является частью госкорпорации "Ростех".

Возбуждалось ли дело на Станислава Половкина — безопаснику "КазГАПа" Сафину неизвестно. Именно такой ответ прозвучал в суде. В деле отца Половкин-младший проходит свидетелем. Однако у представителя потерпевшего есть предположения, что на посту главного по финансам в "КазГАП" сын обвиняемого мог способствовать тому, что "СК" продолжали авансировать, несмотря на отставание по срокам работ.

На вопросы защиты — предпринимала ли полиция на старте следствия попытки допросить либо опросить директора "КазГАПа" Бориса Тихомирова — Сафин ответить не смог. Зато четко ответил на вопрос по обвинению Евгения Половкина: "Ущерб причинен только хищением денежных средств. Стройматериалов у нас он не похищал".

В финале своего допроса представитель "КазГАПа" заявил — поддерживает иск на 148 млн рублей.

Заметим, в активе "КазГАПа" с 2007 года значится более 300 государственных контрактов на общую сумму почти в 7 млрд рублей. Последний из них заключен всего на 57 млн рублей в ноябре 2021-го. Тогда по зрга РФ, казанский институт обязался разработать проект рабочей документации по реконструкции и техническому перевооружению производства специзделий на НПО "Казанский завод точного машиностроения".