Войти в почту

Как чекисты помогли зэкам угнать самолет: сбежали из ненавистного СССР и оказались в сущем аду

В салоне были женщины, дети и… зэки 33 года назад, 19 августа 1990 года, 89 пассажиров самолета Ту-154 прошли на борт самолета. Они должны были лететь из аэропорта в . Люди ничего не подозревали: через пару часов они должны были приземлиться в столице региона и отправиться по своим делам. Но в последний момент к трапу подъехал автобус. Из него в самолет поднялись еще 18 человек: 15 уголовников из нерюнгринского изолятора временного содержания и три конвоира. В числе тех 15 зэков были несколько выдающихся. Например, 16-летний уроженец Константин Шатохин сел за кражи и угон машин. 50-летний Владимир Боблов – трижды судим, последний срок получил за убийство. Летел тем бортом и психически больной 24-летний , а также 27-летний убийца и грабитель . Евдокимов был еще и инвалидом: чтобы отвести подозрения следствия после убийства человека, выстрелил себе в ногу, но переборщил – потребовалась ампутация. Летели также рекетир и убийца Игорь Суслов. Вопреки здравому смыслу, в наручниках из 15 арестантов были только трое. «У нас бомба» Как только самолет набрал высоту, один из зэков, убийца и грабитель, одноногий Владимир Евдокимов подозвал стюардессу и передал ей записку. Там было написано: «Девочки! Передайте командиру… взорвем все… только без паники. Прошу прощения, но у нас нет другого выхода. Лучше смерть, чем такая жизнь». Стюардесса передала сообщение командиру воздушного судна, но тот не поверил. Когда она вернулась в салон, то уточнила у Евдокимова, точно ли он не шутит. Вопрос вызвал ярость у другого арестанта – Андрея Исакова. Он вскочил с места и схватил обрез. Дуло направил в одного из конвоиров, сержанта Сергея Борща. За спиной у сержанта сидела женщина с маленьким ребенком – они рыдали и умоляли не стрелять в них. По другой версии, Исаков схватил женщину и приставил оружие к ее виску. В ходе перепалки конвоир три раза выстрелил, но холостыми. Его автомат выхватили зэки, после обезоружили еще двоих конвоиров. Показав членам экипажа сумку с бомбой, арестанты потребовали вернуть самолет в аэропорт Нерюнгри. Командир подчинился. Так выглядит аэропорт Нерюнгри в наши дни Что сделали сотрудники КГБ и почему зэки вернулись в аэропорт Когда в самолете стало известно о нападении вооруженных зэков, в известность поставили диспетчеров на земле. В городе ввели антитеррористический план «Набат», и в аэропорт стянулись чекисты, группа захвата, милиционеры, пожарные и скорая. Как пишет Lenta.ru, сотрудники КГБ добрались до места с приключениями: их уазик по пути заглох, так что пришлось останавливать попутку. Так они и добрались до аэропорта. Когда самолет сел, захватчики потребовали выполнить их условия и потом пообещали отпустить женщин и детей. Первое требование – дать им оружие, рации, бронежилеты и парашюты. Второе – доставить из ИВС еще двух зэков: и Сергея Молошникова. Эти двое придумали и спланировали побег и угон самолета. Интересно, что в планировании операции им помог еще один человек – снайпер, который участвовал в войне в , но в конце 80-х также оказался в изоляторе. Он не стал участвовать в угоне, но подсказал товарищам, как устроен Ту-154 и где находятся скрытые люки, через которые может проникнуть группа захвата. Силовики долго пытались разными путями урегулировать ситуацию: были переговоры, шантаж и планы по штурму самолета. Но в итоге на борт доставили два автомата Калашникова, два пистолета Макарова, три радиостанции и семь бронежилетов, а также арестантов Петрова и Молошникова. Вместе с женщинами и детьми террористы разрешили покинуть самолет и тем зэкам, которые не хотели участвовать в угоне самолета. В итоге на борту остались 11 заключенных, их конвоиры и около 30 мужчин плюс члены экипажа. «Девочки, давайте с нами» Идеальное преступление прошло ровно так, как его спланировал Молошников. Самолет был в их распоряжении и летел туда, куда нужно. А нужно было в . Ушлый уголовник знал, что между СССР и Пакистаном нет договоренности о выдаче заключенных. Так что именно туда было безопаснее всего садиться. Кроме того, угонщики знали, что между Пакистаном и Индией идут боевые действия. Многие собирались пойти воевать, чтобы заработать таким образом. Стюардессам предлагали оставаться с ними и обещали «одеть в бриллианты». Членам экипажа все время говорили неточное направление: , Корея и другие государства. Про Пакистан сказали уже к концу полета. Их приветствовали как героев и обнимали Самолету долго не давали разрешения на посадку ни в одном из аэропортов Пакистана. В итоге после нескольких попыток самолет сел в . Сразу после посадки борт окружили военные, но террористы не собирались сопротивляться. Они вышли с поднятыми руками и сдали оружие. Офицеры и чиновники встретили зэков радужно: жали руки и даже обнимали. Но уголовники не знали, что так их проверяют на наличие спрятанного оружия. Как только все угонщики покинули борт, советский самолет вылетел обратно в СССР: все пассажиры и члены экипажа были в целости и сохранности. А вот угонщиков отвели в камеры, где они спали по пять-шесть человек на бетонном полу. Переводчику и дипломатам они говорили одно и то же: «Не хотим жить в Советском Союзе, где творится коммунистический беспредел, просим политического убежища». На какое-то время их перевели в камеры получше – были кровати и вентиляторы. Дипломаты уговаривали угонщиков запросить экстрадицию на родину: в Пакистане их ждало или пожизненное заключение, или смертная казнь. Те до последнего не верили. Они прилетели в ад: пытки и вечная жажда Решения суда террористы ждали почти два года. Все это время они проводили в камерах в жаре под 60 градусов, на бетонном полу и со скудной едой. Воды было мало. В ожидании суда один из преступников умер: то ли убили соратники, то ли покончил жизнь самоубийством. Остальные 11 получили пожизненные сроки. В тюрьме многие зэки подсели на наркотики. Это не помешало им перейти в ислам – так надзиратели лучше к ним относились. Но все это было не самым страшным. Куда хуже стали наказания за проступки, которым подвергались советские террористы в пакистанских тюрьмах. Экзекуции больше походили на пытки. Например, заключенных били палками даже за то, что они просили воды, но не могли правильно объясниться на чужом языке. Еще одно наказание – кандалы-распорки длиной в метр, которые вставляли между ног. Так зэков оставляли на несколько дней. Но самым кошмаром для заключенных стал обруч на голове со специальной уздечкой, которая вставлялась в рот. Она не давала закрыть рот, нормально пить и есть. К 1997 году в живых из 11 террористов осталось только восемь. В честь 50-летия обретения Пакистаном независимости советским зэкам объявили амнистию и постепенно вернули на родину, где им сначала дали большие сроки, но потом зачли наказание в пакистанских тюрьмах и отпустили. Как зэки попали на борт и почему никто не проверил их багаж Правила авиационной безопасности тех лет сильно отличались от того, к чему мы привыкли. Например, багаж и ручную кладь почти никогда не проверяли, хотя начали это делать после терактов в 70-х годах, и особое внимание оказывали только самолетам, которые летели вблизи госграниц. Перевозить заключенных в обычном самолете не было общесоветской практикой. Но так часто делали в – там это считалось нормой. Более того, вещи таких пассажиров не проверяли перед посадкой, потому что они не заходили в здание аэропорта, а их подвозили сразу к трапу. Предполагалось, что скарб заключенных достаточно проверили в ИВС. Однако в 90-е там за небольшую плату можно было получить не только наркотики, но и оружие. Рекомендуем также прочитать о том, как произошла одна из крупнейших авиакатастроф в истории СССР. Самолет Ан-24Б потерпел крушение под якутским накануне Рождества в 1968 году. Судно начало разрушаться еще в воздухе, и все 45 человек на борту погибли. Фото: ФедералПресс / , Анна Крючкова

Как чекисты помогли зэкам угнать самолет: сбежали из ненавистного СССР и оказались в сущем аду
© РИА "ФедералПресс"