Войти в почту

Что рассказали следователям подсудимые азовцы о нравах и обычаях своего полка

Портреты Гитлера, обязательные утренние «молитвы украинского националиста», факельные поминальные шествия и телесные наказания перед строем. RT ознакомился с показаниями подсудимых по делу полка специального назначения «Азов»* и выяснил, какие нравы и обычаи царили в террористическом нацформировании.

В Южном окружном военном суде Ростова-на-Дону продолжается рассмотрение резонансного уголовного дела в отношении участников полка специального назначения «Азов».

24 обвиняемым, девять из которых женщины, инкриминируется участие в террористической организации (ст. 205.5 УК РФ) и попытка насильственного захвата власти (ст. 278 УК РФ). Большинство подсудимых, как ранее сообщал RT, своей вины не признают.

Согласно материалам уголовного дела, все они добровольно вступали в полк, в котором насаждалась националистическая идеология и воспевались идеалы нацизма.

RT ознакомился с показаниями подсудимых об особенностях службы в полку.

Азовские даты

По словам одной из обвиняемых, Ирины Могитич, «каждый понедельник в «Азове» начинался с чтения так называемой молитвы националиста». Могитич с лета 2020 года по февраль 2022-го работала в полку — сначала посудомойкой, а затем поваром.

Чтение «молитвы», прославляющей «подвиги и доблесть» националистов Шухевича и Бандеры, со слов подсудимой, начиналось с определённого ритуала в восемь утра. Подразделение выстраивалось на плацу, затем один из военнослужащих выходил из строя и начинал читать «славословие», а остальные повторяли за ним, вскидывая руку в фашистском приветствии.

Также ежегодно в последнюю субботу сентября в полку отмечался «День мёртвых», когда поздно вечером в честь убитых националистов зажигались факелы.

Как уверяет Могитич, контракт на прохождение воинской службы в «Азове» она заключила, потому что не смогла найти другую работу, а ей надо было кормить дочь. При этом долгое время женщина не хотела трудоустраиваться к азовцам из-за их праворадикальных взглядов.

От военнослужащих «Азова» Могитич неоднократно слышала призывы к убийству по национальному признаку (в основном в отношении русских), а также к убийствам их детей. «Они считают, что русская нация не должна существовать и всех русских необходимо уничтожить», — отметила она.

Бывший повар азовцев добавила, что практически 90% военнослужащих боевой части полка имели на теле татуировки — как правило, с изображением фашистской свастики, герба и флага . Модными считались татуировки в виде черепа, паутины, а также различного огнестрельного оружия и шевронов ().

«Идейные бойцы»

Показания Могитич подтверждают и другие подсудимые. Так, например, гранатомётчик , уволившийся из «Азова» до начала СВО, рассказал следователям, что среди его сослуживцев было много нацистов, у которых на телах имелись татуировки в виде немецкой каски, свастики, эмблемы немецкой дивизии немецкой СС «Мёртвая голова» — черепа с костями.

«Они приветствовали друг друга особым жестом «зига» в виде вытянутой правой прямой руки перед собой», — пояснял Мухин.

По его словам, «указанные категории военнослужащих в «Азове» считались «идейными» бойцами и пользовались уважением со стороны руководства отряда и командира полка Редиса ( был взят в плен в и передан в в рамках обмена военнопленными. — RT). Для них проводилась особая углублённая индивидуальная военная подготовка, они обучались стрелять из различных видов вооружения».

Другой подсудимый, Александр Мероченец, также отмечает, что в «Азове» были сформированы отдельные боевые подразделения, костяк которых состоял из старослужащих бойцов, придерживающихся националистических взглядов.

Распорядок дня в подразделении Мухина, согласно материалам дела, выглядел следующим образом.

«По утрам на построении личного состава на базе №1 батальона проводилась «молитва украинского националиста», которую зачитывал один из военнослужащих. Далее был завтрак в столовой. После завтрака проходили лекции и практические занятия по изучению тактико-технических характеристик автомата Калашникова, тактической медицине, военной топографии, разборке-сборке автомата Калашникова, тактической подготовке (изготовка к стрельбе из автомата, действия в условиях городского боя с оружием), занятия по общей физической подготовке», — говорится в материалах дела.

Кроме того, в отряде «Азов» неоднократно проходили занятия с личным составом, на которых раздавались брошюры националистического толка про Бандеру и иного характера.

Мухин также отмечает, что в части регулярно проводились публичные «мистерии» с зажжёнными факелами по ночам в даты и в годовщины гибели бойцов «Азова», на которых присутствовали все военнослужащие батальона.

Сатанисты, язычники, нацисты

По словам подсудимых, в полку практиковался и сатанизм. Так, например, у командира отделения 3-й роты 1-го батальона Дмитрия Смурова (позывной Эйнар) на руке была татуировка «головы козла и пентаграммы», а у стрелка 3-й роты 1-го батальона с позывным Дум рядом с кроватью на тумбочке стоял чёрный алтарь с чёрным перевёрнутым крестом.

Много среди азовцев было и язычников. Специально для них на базах «Азова» устанавливались деревянные статуи Перуна.

Подсудимый майор Олег Тышкул, командовавший 3-й ротой 2-го батальона полка, рассказал следователям, что в «Азове» было много ярых футбольных фанатов Киев, которые были также поклонниками славянской языческой религии.

У самого Тышкула на теле набиты четыре татуировки: «коловрат» на левой ноге, абстрактный скандинавский рисунок на правой ноге, Перун на правой руке, голова волка на правом плече. Как объясняет майор, рисунки он набил под влиянием сослуживцев.

Кроме того, по словам обвиняемых, командиры «Азова» всячески возвеличивали Адольфа Гитлера. У многих из них в кабинетах висели, по их собственному выражению, «иконы» с его изображением.

У подсудимого Алексея Смыкова, который после начала СВО участвовал в боевых действиях в качестве пулемётчика и был ранен, следователи также нашли фотографию, где он держит в руках икону, стилизованную под православную, однако вместо или Девы Марии там изображён Гитлер.

Сейчас Смыков уверяет, что фотографировался он с иконой и на фоне свастик ради шутки.

У подсудимого Артура Грецких на левом предплечье набит лозунг дивизии СС: «Meine Ehre heißt Treue!», в переводе означающий «Моя честь зовётся верность». По его словам, татуировку он сделал в 2016 году, когда вступил в политическую партию «Национальный корпус» и осознал, что идеи нацизма являются исключительно правильными.

Телесные наказания

Старший по званию среди подсудимых — подполковник Анатолий Грицык, который до 2019 года был начальником отдела кадров, — на допросах признавался, что в «Азове» фактически не действовал устав, но зато широко применялись телесные наказания.

«Практиковалось публичное физическое наказание военнослужащих за проступки, которое называлось «буки», в виде битья палкой по спине», — цитируют Грицыка следователи в материалах дела.

Пятеро из подсудимых — Гребешков, Ирха, Тышкул, Мухин и Мижгородский — прошли через эту экзекуцию за самовольное оставление части, а также за употребление алкоголя.

«На территории базы в селе Урзуф находилась «метеослужба» полка «Азов», начальником которой был боевик с позывным Булат. Данное подразделение считалось службой безопасности, которая содержала тюрьму. В ней применялись пытки как к бойцам «Азова», заподозренным в различных провинностях, так и к мирному населению. Били электрическим током и дубинками», — рассказал следователям подсудимый Тышкул.

Согласно показаниям обвиняемых, такие тюрьмы также были в Мариуполе и селе Юрьевка.

При этом, как отмечают подсудимые, страшнее всего было быть заподозренным в нелояльности к киевскому режиму и в неверии в нацистскую идеологию. Такими бойцами начинала заниматься служба собственной безопасности «Азова».

Применялись пытки и к мирным жителям. Например, Могитич рассказала, что ей известен мужчина по имени Иван, который некоторое время пробыл в «солевой яме» (на территории «Азова» в селе Урзуф), где подвергался пыткам. Он показывал женщине шрамы в виде креста на его ладонях.

Олег Тышкул рассказал, что при прохождении службы в полку «Азов» ему было известно, что на территории военного объекта «Школа» в Мариуполе проходили службу военнослужащие, в том числе командир роты Ролло и военнослужащий Днепрянин, которые терроризировали местное население под предлогом борьбы с наркоманией. При этом Ролло убил местного жителя, за что некоторое время содержался под стражей.

Пока на судебном процессе эти показания не зачитывались. Идёт опрос свидетелей. RT продолжит наблюдать за ходом слушаний по этому делу.

* «Азов» — организация признана террористической по решению от 02.08.2022.