Войти в почту

«Он называл себя художником» Боец спецназа стал лучшим киллером Ореховской ОПГ. Почему его не могли поймать 17 лет?

«Он называл себя художником» Боец спецназа стал лучшим киллером Ореховской ОПГ. Почему его не могли поймать 17 лет?
© Lenta.ru

Мособлсуд огласил приговор по делу , известного в криминальных кругах как Болтон, — одного из последних киллеров Ореховского организованного преступного сообщества (ОПС), самой грозной столичной группировки времен лихих 90-х. Болтон превратил заказные убийства в свою профессию — он охотился на жертв на протяжении многих лет. При этом он стал одним из самых результативных и продвинутых российских киллеров: на его счету — 16 успешных заказных преступлений и серия покушений. Историю Болтона, которого правоохранительные органы ловили 17 лет, вспоминает «Лента.ру».

Ореховское (точнее — Ореховско-медведковское) ОПС возникло в начале 1993 года путем слияния двух крупных организованных преступных группировок (ОПГ) «новой формации»: Орехово-Борисовской (юг ) и Медведковской (Медведково, северо-восток столицы).

Обе ОПГ возникли в середине 80-х годов из спортсменов и отставных военных, желавших хорошо жить. После объединения группировок под контролем Ореховского ОПС оказались несколько крупных рынков в Москве и области, а также масса мелких частных предприятий — в том числе магазинов, киосков и авторемонтных мастерских.

За созданием сообщества стояли «спортсмены» и «вояки», ранее не судимые выходцы из спортивной и военной среды.

Публичным лидером Ореховского ОПС стал спортсмен-культурист , прошедший срочную службу в элитном и тщательно проверявшемся КГБ Кремлевском полку, охранявшем советское руководство. За мускулатуру и отдаленное внешнее сходство с голливудским актером Тимофеев получил прозвище Сильвестр.

В отличие от многих других ОПГ того времени, активные бойцы ореховских были обязаны регулярно тренироваться (в том числе стрелять), а также не злоупотреблять алкоголем и беспорядочными связями. При этом употребление наркотиков было строго запрещено — за это ликвидировали без предупреждения. Новички Ореховского ОПС зарабатывали немного — 150-250 долларов в месяц, но за каждый полезный навык им доплачивали. При этом поощрялось и приобретение новых навыков — например, умение пользоваться компьютерами. Важно и то, что ореховские одними из первых в стране начали проводить согласованную и внятную экономическую политику, направляя часть полученных от рэкета денег не на личные развлечения, а на развитие легального бизнеса.

За короткий срок участники Ореховского ОПС создали мощную легальную империю, которая имела интересы в экспортном, нефтяном и банковском бизнесе. В частности, по оперативным данным, ореховские контролировали 30 банков, почти половина из которых входила в первую сотню по оборотам. Также под их контролем и на их деньги был создан концерн «Русское Золото».

Бандитский спецназ

В кругах московской милиции участники Ореховского ОПС быстро прославились ненавистью к кавказским ОПГ, в том числе находившимся под контролем воров в законе. Вечные стычки на ровном месте с «лицами кавказской национальности», или ЛКН (так они обозначались в милицейских сводках), дали ореховским определенную популярность и ореол «защитников славян».

При этом внутри Ореховского ОПС действовало тщательно законспирированное подразделение «спецназа» — так называемая Курганская группа. Ее основу составляли жители Кургана, в том числе легендарный киллер . В начале 1993 года они перебрались в Москву под начало Сергея Тимофеева и стали его личным «спецназом».

Именно в Курганскую группу пришел москвич и бывший морпех , который под кличкой стал одним из самых известных киллеров лихих 90-х. К слову, именно от рук Пустовалова годы спустя погиб Александр Солоник. Но за три года активных боевых действий курганских постепенно стали выбивать из столицы. Тогда новый лидер Ореховского ОПС Сергей Буторин (Ося) создал на замену Курганской группе новую специальную группу — Кемеровскую, основу которой составили выходцы из Кузбасса, в основном бывшие военные, прошедшие школу спецназа, а также ветераны-афганцы.

В отличие от курганских, кемеровские себя особо не светили, уделяя большое внимание строжайшей конспирации. Именно поэтому имена их киллеров Сергея Фролова (Болтон) и (Чипит) были мало кому известны, а совершенные ими убийства приписывали другим людям.

При этом Фролов и Сосновский (его историю «Лента.ру» рассказывала ранее) в 90-е годы были самыми эффективными и продвинутыми киллерами в России.

На острие технологий

По примеру курганских кемеровские значительные средства тратили на техническое оснащение — например, на специальные кварцевые «жучки», которые снимали информацию с микрофонов обычных телефонов и записывали ее. Именно участники Кемеровской группы стали первыми использовать замаскированные видеокамеры для наблюдения за жертвами.

Они же были пионерами применения систем видеонаблюдения для «наружки» — выставляли машины с видеорегистраторами, а затем долго и тщательно анализировали записи. Например, для слежки за одной из потенциальных жертв (коммерсантом) автомобиль с видеорегистратором поставили недалеко от ее работы.

Затем, проанализировав записи и определив, в какую сторону движется жертва, курганские на следующий день передвинули машину по ее маршруту, а потом — дальше и дальше

Так за три месяца, не попав никому на глаза, они точно установили адрес, где скрывался интересующий их коммерсант.

При этом в роли главного технаря как кемеровских, так и всего Ореховского ОПС выступал Сергей Фролов — экс-боец спецназа. По данным «Ленты.ру», в его военном билете военно-учетная специальность (ВУС) обозначалась как «механик ЭВМ войск специального назначения» — именно так указывали в то время специалистов в области технических средств разведки.

Как проявил себя Фролов во время службы — неизвестно. Но в составе Ореховского ОПС он стал лучшим техническим специалистом, показав отличную смекалку и блестящие способности. Впрочем, это не помешало ему лично убить более полутора десятков жертв.

Ценные кадры

Фролов и Сосновский вступили в Ореховское ОПС в 1995 году — в тот момент Александр Пустовалов и Алексей Шерстобитов (Леша Солдат), штатные киллеры Курганской группы, уже были сильно засвечены и попали в поле зрения правоохранительных органов.

По версии следствия, Фролова и Сосновского привлек (Аль Капоне) — он несколько раньше переехал из в Москву и работал у ореховских шофером. Именно он указал на Фролова как на своего давнего приятеля и бойца спецназа. Чуть позже Пронин привлек и Сосновского — как медика, который при необходимости может оказывать первую помощь.

К тому же Сосновский был воином-интернационалистом — проходил срочную службу в как санитар-десантник

По оперативной информации, он вместе с Фроловым быстро привлек внимание своеобразного начальника штаба ореховских, офицера милиции, оперативника специального отряда быстрого реагирования Центрального регионального управления по борьбе с организованной преступностью (СОБР ЦРУБОП) .

В те годы служба по борьбе с организованной преступностью была, пожалуй, самой молодой и лучше всего оснащенной — при ее создании использовался передовой опыт западных стран, которые с радостью делились с российскими коллегами не только знаниями, но и техникой.

Так получилось, что Макаров, получая опыт и знания на службе, почти сразу передавал их ореховским бандитам

При этом, пользуясь их неограниченными финансовыми возможностями, значительно превосходившими возможности бюджетной милиции, Макаров выступал еще и в роли консультанта по техническим средствам Ореховского ОПС.

Правда, делиться этой информацией с Курганской группой он не хотел — как ни странно, по идейным соображениям: мол, они бандиты, а я — мент, помогать им не буду. Впрочем, был и другой фактор: скорее всего, Макаров уже тогда хотел создать и возглавить собственную бригаду внутри Ореховского ОПС.

В этом смысле появление Фролова и Сосновского стало для него большим подарком: это были молодые, прошедшие специальную выучку в армии, но не засвеченные в криминальных делах и желающие стать профессионалами люди. Макаров нуждался в них — и стал их готовить.

Первая кровь

Первые месяцы участники Кемеровской группы просто выполняли отдельные поручения руководства Ореховского ОПС — к ним присматривались. А первым заданием для кемеровских стало убийство , активного участника Медведковской группы.

Он втайне от всех стал употреблять наркотики — об этом узнал лидер ореховских Сергей Буторин и решил ликвидировать Пригоду, причем демонстративно. Это задание он поручил не киллерам-ветеранам, Солонику и Пустовалову, а кемеровским — для проверки и тренировки навыков.

Так получилось, что в лицо Пригоду знал только Фролов. Создав штаб в квартире одного из участников ОПС по фамилии Ягупов, Фролов и Сосновский оттуда стали вместе выезжать в те места, где Пригода появлялся часто. В один из дней Фролов опознал потенциальную жертву вместе с ее закадычным приятелем Евгением Воскобойниковым.

Киллер сразу указал на них Сосновскому, которого они никогда не видели. Затем с использованием технических средств кемеровские смогли установить адрес Пригоды на Вокзальной улице .

4 июня 1996 года в 17:45 Сосновский из пистолета ТТ застрелил Пригоду и Воскобойникова, а затем скрылся незамеченным

После этого преступления у Фролова и Сосновского резко выросла зарплата — вместо 250 долларов в месяц они стали получать по 800, — а у Ореховского ОПС появилось новое подразделение ликвидаторов. Между тем уже в июле того же 1996 года кемеровские исполнили второй заказ, расстреляв в Одинцове местного жителя по фамилии Мингазов.

Погибший возглавлял группировку наркоторговцев, которые, среди прочих, снабжали запрещенными веществами Пригоду и Воскобойникова. В ночь на 29 июля Фролов и Олег Пронин, используя парики и очки, выследили Мингазова в одинцовском культурно-развлекательном центре «Мечта».

Около половины четвертого утра в кафе с десятками свидетелей Фролов выпустил в голову Мингазова четыре пули из пистолета ТТ. Охрана и другие посетители попытались задержать киллера — и тогда Фролов вместе с Прониным открыли огонь. В итоге один охранник погиб, еще один вместе с двумя посетителями были ранены, а сами стрелки скрылись.

Казнь при свидетелях

Дерзкое убийство наркоторговца Мингазова в перспективе серьезно изменило положение дел в преступном мире Одинцова — влияние Ореховского ОПС в городе серьезно возросло. При этом погибший был драгдиллером и ЛКН, в преступном мире все знали, кто стоит за расстрелом, но доказательств причастности ореховских к этому убийству не нашлось.

Сказалось то, что работала новая бригада киллеров, ранее не попадавшая в поле зрения правоохранительных органов

А в ноябре 1996 года Ореховская ОПС устранила еще одного своего участника, который употреблял наркотики, — это было единственное преступление, которое вместе совершили Курганская и Кемеровская группы.

Александр Пустовалов и Сергей Фролов вместе похитили Олега Гаврилова, а затем привезли его в лесной массив возле поселка Николина Гора. Там в присутствии других ореховских Гаврилова повалили на землю, демонстративно задушили веревочной петлей и похоронили на месте.

После этого кемеровские стали работать полностью автономно: другие участники Ореховского ОПС ничего не знали об их деятельности

При этом теперь обязанности кемеровских стали очень специфическими — они под руководством офицера милиции Макарова изучали тактику оперативно-разыскной деятельности, осваивали технические средства разведки, а также совершенствовали навыки наблюдения и выявления засад.

По оперативным данным, примерно в это время Макаров снабдил всех участников Кемеровской группы безупречными фальшивыми документами — общегражданскими и заграничными паспортами.

В дальнейшем Фролов и Сосновский ликвидировали одного из участников Голицынской ОПГ , выследив его в подмосковной и 29 июня 1997 года застрелив на улице Трудовой. Причиной стало то, что Шевченко решил бросить ореховских и переметнулся в другую группировку.

Пули для следователя

В 1998 году один из лидеров Ореховского ОПС (Белок) дал команду ликвидировать следователя военной прокуратуры Юрия Керезя, который расследовал подмосковные преступления сообщества и оказался неподкупным. Следователя ликвидировал Олег Пронин, один из самых активных участников Кемеровской группы.

Дело об убийстве Керезя получило огромный резонанс, подозрения моментально пали на ореховских — и их скопом объявили в розыск. Правда, тогда правоохранители еще не знали о Кемеровской группе (сказалась строжайшая конспирация), а потому долгое время главными подозреваемыми были курганские, в первую очередь киллер Пустовалов.

Однако Фролов и Сосновский все равно были вынуждены перейти на нелегальное положение. О тех событиях «Ленте.ру» рассказал , следователь по особо важным делам Первого управления по расследованию особо важных дел Главного России (ГСУ СКР) по .

По словам Гришина, проститутки видели у подозреваемых накладные усы и парики, а также пистолет. Вскоре следователи установили квартиру на Можайском шоссе в Одинцове, где жили загадочные мужчины, а также задержали ее хозяина Андрея Ягупова. Поначалу он отказался говорить, но ему пригрозили уголовной ответственностью за соучастие в убийстве.

Тогда Ягупов дал показания, хотя и весьма поверхностные. Он сообщил, что пустил пожить людей по просьбе — родного брата киллера Олега Пронина. Это был небольшой, но след: следователи знали, что Олег Пронин является активным участником Ореховского ОПС.

Дерзкая мишень

Пока активно шло расследование дела об убийстве следователя Керезя, многие лидеры Ореховского ОПС уехали за границу. Но доходы от подконтрольных им предприятий продолжали поступать, причем в значительной степени шли на финансирование Кемеровской группы через милиционера Макарова.

Он получал деньги и на технические средства, и на оружие, и на зарплаты киллерам, которые заметно выросли. В частности, Игорь Сосновский говорил, что ежемесячно получал 250-300 тысяч рублей.

Но в начале нулевых чередой пошли процессы над ореховскими — были осуждены многие руководители и активные участники ОПС

Казалось, сообщество прекратило свое существование: на скамье подсудимых оказалось более 40 человек, трое из них получили пожизненные, а остальные — длительные сроки, в общей сложности более 860 лет лишения свободы. Неудивительно, что кемеровские затаились вплоть до 2010 года — их деятельность в это время не привлекала внимания.

Стоит отметить, что одним из главных легальных источников дохода Ореховского ОПС в это время оставался торговый комплекс (ТК) «Одинцовское подворье» — ежемесячно доход от него составлял 40-50 тысяч евро. Но в 2009 году директор ТК отказался платить бандитам, находившимся или за границей, или в местах лишения свободы.

Более того, Журба начал ряд судебных процессов, чтобы полностью вывести ореховских из бизнеса и сделать его абсолютно прозрачным. Тут-то и пришло время кемеровских ликвидаторов — Белкин через Макарова дал команду устранить дерзкого коммерсанта.

Охота на коммерсанта

Около 22:30 14 июля 2010 года киллер Сосновский, вооруженный АКМ калибра 7,62 миллиметра, и Фролов с АК-74 расстреляли Range Rover Сергея Журбы в районе деревни Акулово (Одинцовский район Московской области). Охранник Журбы Халилов погиб на месте покушения, а его шеф и водитель машины получили ранения.

При этом от случайной пули из автомата Фролова погиб посторонний человек — сторож металлобазы, расположенной неподалеку. Следователи поняли, что за покушением на Журбу стояли ореховские, но личности исполнителей остались в тени из-за глубокой конспирации киллеров.

После покушения директора «Одинцовского подворья» взяли под государственную защиту — его стали охранять полицейские. Но Фролов и Сосновский вплоть до своего ареста в 2015 году продолжили охоту за Журбой: они отслеживали перемещения бизнесмена, изучали охрану и запугивали людей из его окружения.

Более того, для ликвидации Журбы Фролов и Сосновский создали отдельную бригаду, в которую вошли бандиты Асакаев, Гарник Саркисян, Анзор Догушев, Станислав Пушкарев, Сулейман Виситов и Владимир Гольчевский. В какой-то момент киллерам пришлось отказаться от привычной тактики и использовать снайпера.

Тогда киллеры стали разрабатывать новый план — теперь для ликвидации «заговоренного» Журбы они решили использовать гранатомет РПГ-7, стрелять из которого должен был все тот же Беслан Асакаев. Новым местом покушения был выбран перекресток Рублево-Успенского и Красногорского шоссе.

Фролов следил за бизнесменом при помощи дрона, а Сосновский в это время был рядом. При этом прямой видимости мешал забор, поэтому ликвидаторы сколотили небольшую вышку, которая позволяла гранатометчику вести прицельный огонь по машине.

Принуждение к дани

К очередному покушению на Сергея Журбу все было готово, но накануне, 9 июля 2015 года, полицейские задержали всю бригаду ликвидаторов за исключением Фролова и Сосновского, которые вновь сумели ускользнуть. Киллеры поняли, что до самого Журбы им не добраться — и начали охоту на людей из его окружения.

22 июля 2014 года они убили водителя бизнесмена по фамилии Захаров, который выжил при покушении 14 июля 2010 года. Захаров, с одной стороны, был близок к Журбе. С другой — на следствии и в судах он давал показания против Дмитрия Белкина, одного из лидеров Ореховского ОПС.

Ликвидаторы выследили шофера и рано утром, когда он шел в гараж, расстреляли его рядом с домом на Молодежной улице в Одинцове. А поздно вечером 12 сентября 2014 года на улице Гашека в Москве Фролов из пистолета расстрелял адвоката , которая в судах представляла интересы Журбы и «Одинцовского подворья». Вместе с ней на месте погиб ее водитель Сергей Рыканов. Затем, в октябре 2014 года, очередной жертвой ореховских ликвидаторов стал — топ-менеджер «Одинцовского подворья», приближенный к Журбе. За ним следили от работы до его коттеджа в ЖК «Усадьба», расположенном в деревне Семенково Одинцовского района Подмосковья.

Рано утром 24 октября, когда Моисеев на своем Volvo выезжал из дома, его расстреляли из автомата Калашникова вместе с женой. Все эти преступления преследовали одну цель — заставить Журбу вновь платить дань Ореховскому ОПС.

Параллельные жертвы

Между тем в перерывах между охотой на бизнесмена Журбу киллеры Фролов и Сосновский совершили еще несколько убийств. Одной из их жертв стал — бывший участник Ореховского ОПС, который в 2005 году дал развернутые показания о деятельности лидеров сообщества.

Осужденный на одном из первых процессов ореховских, Сидоров вышел на свободу в 2013 году. Тогда Фролов и Сосновский начали его активный поиск — сначала в (там Сидорова не оказалось), а затем в Одинцове.

Тогда же, в 2013 году, давний знакомый Фролова, некий Владимир Гольчевский, предложил ему за три миллиона рублей ликвидировать своего конкурента Сергея Пьянова. Тогда Фролов привлек Сосновского: почти полгода они отслеживали жертву, разрабатывали план, а затем 28 июня 2013 года на Нежинской улице расстреляли Пьянова и его охранника .

Наконец, когда последнее покушение на Журбу сорвалось, тандем киллеров пошел на свое последнее преступление — 6 августа 2015 года ликвидаторы совершили покушение на адвоката . В ходе следствия тот давал показания на лидера ореховских Белкина по фактам вымогательства денег у Журбы.

Составив с помощью технических средств график и маршруты передвижения Леонтьева, киллеры установили его место жительства — квартиру в доме на Баковской улице Одинцова. Поздно вечером 6 августа Фролов совершил на него покушение: молодой и успешный адвокат выжил, но остался навсегда прикован к инвалидному креслу.

Залечь на дно в

Сергея Фролова и Игоря Сосновского задержали 15 августа 2015 года в Твери, где они арендовали квартиру. После сорвавшихся покушений на Журбу и Леонтьева они на всякий случай решили сменить место жительства — и уже по новому адресу попали в поле зрения полиции.

Документы киллеров сомнений у полицейских не вызвали, однако почти случайно фотографии на ксерокопиях паспортов решили проверить по базам данных разыскиваемых преступников. Снимки оказались сходными с второстепенными (как считалось ранее) участниками Ореховского ОПС, которые уже 17 лет находились в розыске.

На всякий случай о сходстве сообщили в ГСУ СКР по Московской области — в отдел, расследовавший деятельность ореховских. Уже на следующий день следователи и оперативники помчались в Тверь, чтобы задержать давно разыскиваемых киллеров. После задержания Сосновский сразу дал признательные показания, а вот Фролов стал отпираться.

При обысках у киллеров нашли жесткие диски компьютеров с их отпечатками пальцев, на которых хранились видеофайлы слежки за жертвами за многие годы. В стиральной машине, за задней стенкой, хранился автомат Калашникова и патроны. Нашли в квартире и пару пистолетов — абсолютно чистых и в физическом, и в юридическом смыслах.

Следователи также выяснили, что в гараже, который арендовали Фролов и Сосновский, хранились несколько новых пистолетов, гранаты, патроны, а также квадрокоптеры, видеорегистраторы и технические средства получения информации. Давший признательные показания Сосновский в 2017 году получил 18 с половиной лет лишения свободы.

А следствие по делу ушедшего в отказ «простого художника» Фролова и созданной им для ликвидации Журбы бригады продолжалось еще несколько лет. По словам прокурора , никто из шести участников этой бригады, как и Фролов, не признал вину, несмотря на убедительные доказательства и задержание с поличным.

Приговор Сергею Фролову и его шестерым подельникам Мособлсуд огласил 19 мая — в зависимости от роли и степени участия в преступлениях их признали виновными по статьям 105 («Убийство»), 209 («Бандитизм»), 210 («Организация преступного сообщества или участие в нем») и 222 («Незаконный оборот оружия») УК РФ.

Сам Фролов получил пожизненный срок, а другие подсудимые — от 10 до 19 лет лишения свободы в колониях особого и строгого режимов со штрафами до 600 тысяч рублей.

***

Сегодня из всей Кемеровской группы на свободе остается лишь один человек — бывший офицер милиции и экс-сотрудник СОБР ЦРУБОП Владислав Макаров. Именно он был создателем, идейным вдохновителем и руководителем «бандитского спецназа» на протяжении практически 17 лет.

В совершенстве знающий все тонкости оперативной работы, обеспечивший безупречными фальшивыми документами всех подельников и до самого последнего дня получавший долю от доходов ореховских, Макаров по-прежнему неуловим. Ходят слухи, что его уже нет — с 1998 года Макарова никто не видел живым.

Но опытные следователи убеждены, что он успешно скрывается, а расследование его дел продолжается до сих пор. Между тем общий срок участников Ореховского ОПС теперь составляет 940 лет — не считая четырех пожизненных сроков.

Lenta.ru: главные новости