Войти в почту

В убийстве «колбасного короля» потерпевшие увидели не романтический, а «экономический» мотив

В Мособлсуде вышел на финишную прямую судебный процесс по громкому делу об убийстве владельца бренда «Мясная империя» по прозвищу «колбасный король», застреленного в 2020 году в своей собственной бане на территории домовладения из арбалета. В ходе прений сторон гособвинитель потребовал приговорить расправившегося с предпринимателем к 22 годам колонии строгого режима, а помогавшего ему гражданина Пашу Ахмедова — к 16 годам заключения.

В убийстве «колбасного короля» потерпевшие увидели не романтический, а «экономический» мотив
© BFM.RU

В свою очередь представители потерпевших, которыми признаны по делу гражданская жена погибшего Сабина Газиева, их двое несовершеннолетних детей, а также пожилая мать предпринимателя Любовь Маругова, попросили вернуть дело прокурору для направления на доследование. Они считают недоказанным мотив убийства, а также полагают, что следствие сознательно оставило за рамками уголовного дела возможных заказчиков преступления, в основе которого лежат финансовые причины.

Заявление в ЧВК «Вагнер»

Перед началом прений выяснилось, что главный фигурант дела, в психическом состоянии которого защита сомневалась на протяжении всего процесса и даже настояла на проведении дополнительной экспертизы в Институте имени Сербского, полностью признал вину (до этого Мавриди отрицал факт незаконного приобретения и хранения оружия) и даже подал заявление о зачислении его в ЧВК «Вагнер». Об этом рассказал один из его адвокатов.

Сам Александр Мавриди, как сообщала Business FM, ранее носил фамилию Прудников и в годы жизни в Казахстане, по данным СМИ, являлся членом ОПГ Айки-Айгуль Ослановой по прозвищу Айка Бегемот.

Взявший слово прокурор Кирилл Никитин заявил, что считает доказанной вину подсудимых «в полном объеме». Перед судом вместе с Мавриди и Ахмедовым предстали еще пятеро человек.

Согласно фабуле обвинения, в ночь на 2 ноября 2020 года Александр Мавриди вместе с Пашей Ахмедовым проник на территорию домовладения бизнесмена Владимира Маругова в деревне Аносино городского округа . В этот момент Владимир Маругов и его гражданская жена Сабина Газиева парились в бане. Ахмедов связал женщину и отвел в предбанник. В это время Мавриди выстрелил в предпринимателя из арбалета и добил ударами кочерги по голове. На следующий день Мавриди задержали и арестовали. Пашу Ахмедова взяли чуть позже,17 ноября 2020 года, в Татарстане.

Версия фигуранта

Свою вину Мавриди не отрицал, но настаивал, что не собирался убивать бизнесмена, а всего лишь хотел «поговорить с ним по-мужски», обсудив отношения с его бывшей женой Татьяной Маруговой, которая жаловалась ему на несправедливость при разделе имущества с экс-супругом. С ней, по словам Мавриди, он состоял в интимной связи. Фигурант утверждал, что выстрелил в Маругова из арбалета, когда тот пошел в атаку и принялся бить его кочергой.

На съемной квартире Мавриди в Строгине следователи обнаружили заложника — известного московского адвоката Алексея Завгороднего, прикованного к кровати наручниками, и охранявшего его Константина Барского. Следствие установило, что юрист был пленником два года. Его по доверенности заставили переписать на посторонних лиц имущество на сумму более 71 млн рублей — три квартиры в и одно парковочное место.

А в августе 2021 года Мавриди вместе с четырьмя уроженцами — Иваном Цуркану, Александром Бутнару, Денисом Грозаву и Николаем Тетерей — совершил побег из изолятора временного содержания в Истре. Его, в отличие от остальных, искали больше месяца и задержали только 13 сентября 2021 года.

Поэтому на скамье подсудимых вместе с Александром Мавриди, Константином Барским и Пашей Ахмедовым оказались также и четверо «беглецов».

Обращаясь к суду, прокурор отметил, что все подсудимые совершили особо тяжкие и тяжкие преступления, направленные против жизни и здоровья человека и общественной опасности. В качестве смягчающих их вину обстоятельств он, в частности, просил учесть активную помощь всех фигурантов (за исключением Барского) в расследовании преступлений и признание вины.

Сроки для подсудимых

Самое большое наказание, в 22 года лишения свободы в колонии строгого режима, прокурор запросил для Мавриди, попросив суд признать его виновным в убийстве, похищении человека, вымогательстве, отмывании преступных доходов, незаконном лишении свободы, побеге из-под стражи и незаконном обороте оружия (п. «ж» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 126, ч. 3 ст. 163, ч. 4 ст. 174.1, ч. 3 ст. 127, ч. 2 ст. 313 и ч. 1 ст. 222 УК РФ).

За незаконное лишение свободы и соучастие в убийстве (ч. 3 ст. 127 и ч. 2 ст. 105 УК РФ) гособвинитель предложил назначить Паше Ахмедову 16 лет заключения, Константина Барского осудить на восемь лет заключения за похищение человека (ч. 2 ст. 126 УК РФ), а Грозаву, Тетере, Цуркану и Бунтару назначить наказание на сроки от 6,5 года до 12 лет заключения за побег из-под стражи (ч. 2 ст. 313 УК РФ) по совокупности с ранее вынесенными им приговорами по другим делам.

Отметив, что «деньгами невозможно оценить потерю человека», прокурор все же просил удовлетворить иски потерпевших о возмещении морального вреда к Александру Мавриди и Паше Ахмедову. Сабина Газиева просит взыскать с убийц ее гражданского мужа в пользу нее и несовершеннолетних сыновей 16 млн рублей, а мать погибшего Любовь Маругова — 20 млн рублей.

Разногласия с бывшей женой

Представлявшие их интересы трое адвокатов в прениях настаивали на возврате дела прокурору. Они были убеждены: убийство предпринимателя было совершено вовсе «не из-за романтических отношений», а было «тщательно спланировано» «по заказу неустановленной группы лиц». Он считают, что заказчиком, пособником или подстрекателем совершенного преступления могла быть первая жена погибшего Татьяна Маругова.

Последняя хоть и находилась с ним в разводе уже семь лет, однако вела с бывшим мужем споры по разделу имущества. Само же преступление было совершено за три дня до заседания в кассационном суде, в результате которого Маругова стала выгодоприобретателем собственности стоимостью 1,5 млн рублей, указали представители потерпевших.

По словам юристов, первоначально следствие рассматривало возможность участия Татьяны Маруговой в совершении преступления, а сам обвиняемый Мавриди говорил, что следствие «склоняло его к даче показаний против нее». Однако впоследствии «обвинение было выхолощено до мотива банальной личной неприязни» Мавриди, который до убийства даже не был лично знаком с погибшим, отмечали адвокаты.

Они обратили внимание на то, что по результатам психолого-психиатрической экспертизы Маврили не склонен к эмоциям, а является расчетливым и хладнокровным человеком. Представители потерпевших высказали мнение, что «личная неприязнь могла возникнуть у Мавриди только из корыстных побуждений» и только благодаря жалобам на бывшего мужа Татьяны Маруговой, которой в этом случае следовало вменить подстрекательство к убийству.

По мнению представителей потерпевших, Мавриди явно шел не поговорить с бизнесменом. Ведь купленный им арбалет был с оптическим прицелом, а приобретенные наконечники для стрел используются для охоты и никогда для спортивной стрельбы.

Интересно, что после задержания у Мавриди обнаружили два газовых пистолета, переделанные под стрельбу боевыми патронами, которые, по его версии, он получил от знакомого вместо возврата долга.

Адвокаты потерпевших высказали мысль, что убийство Владимира Маругова было наверняка совершено «по экономическим мотивам», а его гражданская жена Сабина Газиева выжила по чистой случайности — она потеряла сознание, что спасло ей жизнь, так как нападавшие «подумали, что они довели свой умысел до конца».

По мнению представляющего интересы Газиевой адвоката , в смерти Маругова могла быть заинтересована как бывшая жена погибшего, так и его прежние деловые партнеры, на сторону которых та встала после развода, будучи собственником имущества. Его на Татьяну бизнесмен записал «на время», но та отказалась его возвращать бывшему мужу.

Защита униженной женщины или помощь за миллион?

Павленко и другие представители потерпевших считают, что заказной и корытсный характер преступления подтверждает письмо, которое Мавриди после побега передал Татьяне Маруговой через священника в церкви, которого та посещала. В нем он сообщал, что та должна ему 1 млн евро.

Впрочем, по мнению адвокатов Мавриди, из послания не следовало, что деньги их подзащитный просил передать за убийство. Адвокат подсудимого в ходе прений пытался убедить суд, что его подзащитный «встал на защиту униженной и оскорбленной женщины», которую решил «оградить от угроз физической расправы» со стороны бывшего мужа.

Защитник отметил, что на территории РФ Мавриди ранее не был судим (зато он был дважды судим на территории Казахстана, однако от уголовной ответственности был освобожден благодаря диагностированной у него шизофрении. — Прим. Business FM).

Запрошенное для подсудимого наказание адвокат назвал чрезмерно суровым и просил его уменьшить, так же как и уменьшить размер компенсаций по искам потерпевших «до разумного предела».

О том же попросил и защитник Паши Ахмедова . Он утверждал, что его подзащитный «не был осведомлен о целях Мавриди», а потому просил квалифицировать действия своего подзащитного не как соучастие, а как пособничество в убийстве.

Более мягкие сроки просили назначить подсудимым и защитники Ивана Цуркану, Александа Бутнару, Дениса Грозаву и Николая Тетери.

Лишь адвокат Константина Барского просила оправдать ее подзащитного (он был удален из зала до конца процесса за оскорбление судьи. — Прим. Business FM) по обвинению в похищении адвоката Завгороднего за отсутствием в его действиях состава преступления.

По ее словам, ее подзащитный лишь приносил пленнику еду и тот его видел редко. «Из показаний потерпевшего неясно, какие противоправные действия в отношении него совершил Барский», — сказала адвокат, отметив, что сам Завгородний не явился на процесс и его так и не смогли допросить.

Ожидается, что подсудимые выступят с последним словом 21 июня, после чего суд удалится на вынесение приговора, который ориентировочно суд огласит 26 июня.