Войти в почту

Помощника главы СКР генерала Музраева осудили на 20 лет без потерпевшего

Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону приговорил к 20 годам лишения свободы в колонии строгого режима бывшего начальника по и действующего помощника председателя СКР по особым поручениям генерал-лейтенанта юстиции за организацию поджога дома губернатора Волгоградской области в 2016 году. Представший вместе с ним перед судом ресторатор был осужден на 14 лет колонии строгого режима.

Помощника главы СКР генерала Музраева осудили на 20 лет без потерпевшего
© BFM.RU

Для того чтобы огласить приговор, тройке судей под председательством Александра Генералова потребовались считаные минуты — по новым правилам оглашаются лишь вводная и резолютивная части судебного акта.

Как и настаивало обвинение, Музраев был признан виновным в совершении теракта группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 205 УК РФ), а также в злоупотреблении должностными полномочиями и незаконном хранении боеприпасов (ч. 1 ст. 285 и ч. 1 ст. 222 УК РФ).

По приговору он был лишен специального звания генерал-лейтенанта юстиции, а также госнаград: медалей ордена «За заслуги перед Отечеством» I и II степени, а также ордена Жукова. Второй подсудимый, предприниматель Владимир Зубков, был признан виновным только в теракте (ч. 2 ст. 205 УК РФ).

Музраев считался любимцем главы СКР . Некоторые бывшие фигуранты уголовных дел даже называли советника «теневым губернатором» и упрекали в дружбе с представителями криминального мира.

Дело по заявлению губернатора

Уголовное дело в отношении него было возбуждено 10 июня 2019 года следственным отделом по Волгоградской области по заявлению губернатора Волгоградской области Андрея Бочарова от 3 июня 2019 года. Тот сообщил об оказании на него давления «неустановленными» лицами в связи с осуществлением профессиональной деятельности. К таковому Бочаров отнес попытку поджога 16 ноября 2016 года деревянного дома на Латошинской улице, в котором он проживал вместе с семьей (пожара не случилось, так как дерево было обработано специальным составом), а также получение им анонимного письма с угрозами убийства, которое ему прислали еще 29 июня 2017 года на работу.

Проанализировав случившееся, чиновник пришел к выводу, что эти события могут быть связаны с наведением им порядка на Центральном рынке , помещения которого ранее находились в длительной аренде у предпринимателя , сдававшего площади в субаренду. При этом городской бюджет лишался многомиллионных доходов, получая, по сути, копейки. Позже Бочаров через суд добился расторжения договора аренды с фирмой Ремезова. Поэтому эти два события губернатор связал с активизацией Ремезова и стоящих за ним людей. Что же касается Музраева, то Бочаров пояснил, что неприязненных отношений с ним не имел.

До этого именно Михаил Музраев в течение более чем двух лет курировал расследование дела о попытке поджога дома губернатора. По данному факту было возбуждено уголовное дело сразу по двум статьям: «покушение на убийство двух и более лиц» и «покушение на умышленное повреждение чужого имущества» (ч. 3 ст. 30, п. «а», «б» ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ). Евгений Ремезов был объявлен в розыск, как и несколько исполнителей.

Признательные показания организатора

В мае 2019 года Ремезова задержали. Он заявил, что платил от 500 тысяч до 1 млн рублей криминальному авторитету Сергею Брудному, а после его убийства в мае 2014 года его родному брату Виталию Брудному за покровительство деятельности его ООО «Центральный рынок» (именно эта фирма арендовала площади у муниципального унитарного предприятия). От братьев Брудных ему было известно, что часть передаваемых им денег якобы шла Зубкову и Музраеву. Последние рассказывали, что глава регионального СК получает часть прибыли от ресторанной деятельности, ряда торговых комплексов, рынков и даже ритуального агентства. В связи с этим последние не имеют никаких проблем с силовиками.

По версии Ремезова, когда у него возникли трудности с продлением договоров аренды на Центральном рынке, Владимир Зубков и Виталий Брудный предложили поджечь дом, где, по их словам, проживал приближенный к губернатору Бочарову человек. Они объяснили, что расследованием инцидента займется Музраев, который сможет «выстроить диалог» с губернатором и добьется для Ремезова положительного исхода судебных тяжб по вопросу аренды рынка. Ремезов согласился, а позже из СМИ узнал, что в доме, который подожгли его охранники, проживал сам губернатор, а его «использовали». По делу Музраева Ремезов дал показания как свидетель.

В ходе следствия и судебного процесса Музраев и Зубков (он, как и генерал, находится в СИЗО с 10 июня 2019 года) свою вину отрицали, утверждая, что их дело сфабриковано. По словам адвоката генерала , между Музраевым, Ремезовым и братьями Брудными «не было и не могло быть никаких взаимоотношений», он мог «общаться с ними только через призму уголовных дел». А Ремезов хотя и утверждал, что ездил к Зубкову на работу общаться, однако ни одного звонка между ними следствие так и не зафиксировало.

Минимальные сроки

По мнению защитника, обвинение против генерала строилось лишь на показаниях Евгения Ремезова и трех ранее осужденных исполнителей поджога: охранников Ремезова и Виталия Семисотнова, а также помогавшего им Ивана Железнякова. Они получили 5,8, 5,5 и 6,5 года заключения соответственно за различные преступления.

При этом их действия с поджогом дома губернатора были квалифицированы как покушение на повреждение чужого имущества из хулиганских побуждений (ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ). «Обвинение же по более тяжкой статье о покушении на убийство (ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 105 УК РФ), которая им изначально также вменялась, у них убрали, как только в 2020 году они полностью изменили показания и стали говорить о Музраеве как о заказчике поджога дома губернатора. Ранее они говорили лишь о Ремезове как о заказчике преступления, называя в качестве мотива желание Ремезова отомстить Бочарову за его политику вокруг Центрального рынка Волгограда», — отметил Грохотов.

Что же касается Евгения Ремезова, он по приговору Южного окружного военного суда в 2022 году получил шесть лет колонии за теракт и другие преступления, тогда как только по статье «теракт» (ч. 2 ст. 205 УК РФ) предусмотрен срок от 12 до 20 лет заключения.

Разная квалификация

Адвокат считает обвинение Музраева недоказанным, а позицию обвинения — противоречивой. «По одному и тому же событию действия исполнителей были квалицированы как неоконченное преступление — попытка повреждения чужого имущества (ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ), а Музраеву и Зубкову вменили оконченный состав — теракт (ч. 2 ст. 205 УК РФ)», — указал адвокат.

Ранее в ходе прений сторон он высказал мнение, что поскольку приговоры исполнителям уже вступили в силу, то было бы логично квалифицировать действия Музраева и Зубкова по статье 167 УК РФ. «Однако, несмотря на все ошибки в квалификации, Музраев категорически настаивает на непричастности к поджогу дома губернатора», — подчеркнул адвокат.

Защита заявила, что не согласна с приговором и намерена обжаловать его в Апелляционном военном суде в течение 15 дней. Андрей Грохотов сообщил, что защита будет настаивать на вызове туда потерпевшего, губернатора Андрея Бочарова, которого в процессе так и не допросили. Сам Музраев в последнем слове высказал мысль, что кому-то перешел дорогу, но кому, конкретизировать не стал.