Прокуроры Мордовии упорно пытаются посадить человека за то, что он расчистил дорогу для местных жителей

Прокуроры с блеском продемонстрировали, как можно благое дело превратить в уголовное. И как можно осудить человека за бескорыстную помощь местным жителям. И при этом полностью проигнорировать мнение этих самых жителей

Прокуроры Мордовии упорно пытаются посадить человека за то, что он расчистил дорогу для местных жителей
© Российская Газета

Дорога, на которой наш герой "столкнулся" с прокурорами, - главный путь, который связывает жителей трех сел Кадошкинского района с Большой землей. Сегодня она живет напряженной жизнью. Благодаря "Российской газете" это, наверное, самая известная дорога не только в республике.

Видео дня

Судя по следам на снегу, дорогой пользуются постоянно. Для местных жителей она была, есть и будет. По ней родители нынешних сельчан уходили на фронт, по ней возвращались те, кто дожил до Победы. И очень вероятно, что по этой же дороге поедет на очередной суд житель райцентра Игорь Рогожин, которого прокуратура республики посчитала государственным преступником за то, что он почистил эту дорогу от поросли.

Напомним, "РГ" писала, что прокуратура Мордовии потребовала ужесточить вынесенный в декабре прошлого года приговор жителю райцентра Кадошкино Игорю Рогожину. Государственный обвинитель Дмитрий Авдеенко попросил отменить условный срок как "чрезмерно мягкий". По мнению надзорного ведомства, Рогожина надо посадить на три с половиной года в колонию.

И еще пусть заплатит штраф в 350 тысяч рублей.

"Российская газета", а следом за ней федеральные СМИ рассказали и показали, в чем состояло преступление Рогожина. Мужик по просьбе жителей трех сел почистил заросшую грунтовую дорогу, не спросив на это разрешения властей.

Если верить бумагам, за 33 поваленных ствола (общая стоимость древесины, по имеющимся в распоряжении "РГ" выводам экспертизы, - 5381 рубль) он был признан виновным по уголовной статье о "незаконной рубке лесных насаждений в особо крупном размере".

Древесина - в цене

Сама эта история началась летом 2021 года. Лесная дорога, напрямую соединявшая три села - Большая Поляна, Глушково и Паево - с Кадошкином, с 90-х годов заросла самосевом. С прошлого века она была самым коротким путем до райцентра.

Главы сел направили Игорю Рогожину - руководителю районного отделения крупного агрохолдинга - письма с просьбой привести дорогу в порядок (копии писем есть в распоряжении "РГ"). Тот пошел навстречу землякам: бесплатно выделил людей и технику.

Охапки того, что было срублено на этой дороге, и сегодня лежат у ее края. Но за время следствия цена веток стала стремительно расти. Сначала ущерб оценили в 260 тысяч рублей. Но, видимо, показалось маловато для серьезного преступления. И позже в деле появилась другая цифра - свыше полумиллиона, а затем - 860 тыс. рублей.

Для понимания истинного масштаба, как выразилась прокуратура, "общественной опасности действий по повреждению древесины" неплохо бы показать цифры, фигурирующие в деле.

"Поврежденная древесина" - это всего 33 дерева. Среди которых: 13 деревьев в диаметре от 10 до 15 см, 6 деревьев в диаметре от 15 до 20 см, 9 деревьев в диаметре от 20 до 30 см, и всего 3 дерева в диаметре чуть более 30 см. По самым оптимистичным подсчетам, рыночная стоимость всей этой "древесины" - 3129 рублей. А с применением коэффициента индексации 2,72 (согласно постановлению правительства от 12.10.2019 N 1318) - 8513 рублей.

И еще показательная деталь. Пока шло следствие, часть этих веток, которые были сложены на опушке леса, кто-то украл. Точнее - исчезли 10 стволов. Это примерно третья часть всего, что было вырублено. По факту хищения 10 стволов была организована серьезная проверка (КУСП N 12717 от 27.10.2021). И по ее итогам в ноябре 2021 было вынесено постановление об отказе в возбуждении даже не уголовного дела, а дела об административном правонарушении. Потому как ущерб федеральному бюджету составил аж 2305 рублей 57 копеек.

Судимы будете

Суд по делу Рогожина стартовал в июне прошлого года в Пролетарском райсуде . Гособвинителем на процессе выступила прокуратура Мордовии. Она утверждала, что "Рогожин действовал умышленно, осознавая общественную опасность, предвидя неизбежное наступление общественно опасных последствий в виде экологического ущерба и желая его наступления, руководствовался соображениями корысти и иной личной заинтересованности". В суде эти доводы опровергли десятки свидетелей. Но их не услышали.

без единого вопроса утвердила обвинение. Хотя, если бы не поленилась, легко бы узнала, что эта дорога как "объект незавершенного строительства" состоит на балансе ГКУ "Упрдор РМ". И эти документы есть в деле.

История дороги фигурирует в десятках документов. Если бы их прочли, пришлось бы признать, что в этом деле не было даже события преступления

История дороги фигурирует еще в десятках документов. Если бы их просто прочли, пришлось бы признать, что в этом деле не было не то что состава, но даже события преступления. Дорога не была в ведении лесхоза.

Железно было доказано в суде лишь то, что Рогожина попросили помочь людям и органам местного самоуправления восстановить заброшенную автомобильную дорогу. Она - самый короткий и удобный путь между райцентром и селами, в которых живут около полутора тысяч человек - в основном люди престарелого возраста, нуждающиеся в постоянном уходе, снабжении продуктами, медицинской помощи.

Как дорога стала лесом

Что было, образно говоря, на руках у Рогожина перед тем, как почистить дорогу?

Первое - топографические карты местности за разные периоды времени. Они есть в администрации Кадошкинского района, и на них эта дорога обозначена.

Есть схема территориального планирования этого района от 2010 года. Она в открытом доступе на официальном портале администрации района. К ней приложен "картографический материал" - Правила землепользования и застройки, карты градостроительного зонирования сельских поселений, карты границ зон с особыми условиями использования территории. И везде обозначена автомобильная дорога по маршруту п. Кадошкино - с. Большая Поляна.

О дороге говорится и в решении Исполнительного комитета Кадошкинского районного совета народных депутатов Мордовской АССР (от 22 июля 1992 года N 153). Прямо так и написано - "подлежит переводу в разряд дорог с твердым покрытием в первоочередном порядке". И это еще не все.

При таком количестве официальных документов, исходящих от государственных учреждений и ответственных чиновников, с подписями и печатями вряд ли у кого-либо могли бы появиться даже малейшие сомнения в том, что расчистка такой дороги - дело не только нужное, но и вполне законное.

К тому же Рогожин - местный. И он знал, что много лет эта дорога исправно расчищалась силами местных колхозов и дорожными службами.

Из этой щекотливой ситуации чиновники минлесхоза, которые и затеяли всю эту историю, на суде пытались выкрутиться. Они твердили, что дорога - это земля лесного фонда РФ. Хотя им просто надо было сравнить два лесоустроительных планшета 2006 и 2018 годов - на одном дорога есть, а на другом - уже нет.

Однако при всей очевидности и бесспорности официальных документов следствие не прекратило дело. Напротив, позиция минлесхоза стала ключевой опорой гособвинения.

Уже после возбуждения дела, следователем был "инициирован вопрос о наличии технической ошибки в лесоустроительных документах", связанной с необоснованным,по его мнению, исключением автомобильной дороги из состава лесного фонда.

Он даже организовал командировку в , где допрашивал сотрудников , которые проводили мероприятия по учету лесного фонда 2018 года.

Почему-то прокуроры не заметили, что "лесными угодьями" дорога стала на бумаге аккурат спустя полгода после возбуждения уголовного дела против Рогожина.

Глас не народа

- Пусть чиновники, которые замешаны в этом деле, посмотрят нам в глаза и скажут: если они сами все эти годы ничего не делали, чтобы привести в порядок дорогу, по какому праву признан преступником человек, который совершил добро и сделал эту работу за них? - возмущается жительница села Большая Поляна Румия Байбекова.

Позицию сельчан поддержали и члены . Так, комментируя публикацию "РГ", депутат (" - За правду") сказала, что поступок Рогожина - пример волонтерства, безвозмездной помощи во благо общественности, и к таким ситуациям нельзя подходить однозначно.

А депутат от Мордовии, заместитель председателя Комитета Госдумы по аграрным вопросам заявила, что в подобных случаях нужно идти навстречу таким социально ответственным предпринимателям. Поощрять их, а все, что касается села, упрощать в рамках действующего законодательства, чтобы оно работало без перегибов и учитывало случаи, когда оказывается реальная помощь для людей.

Успеть вовремя отвернуться

Так зачем же прокуратуре нужен был весь этот фарс? Почему прокуроры безоговорочно утвердили очень сомнительное обвинение?

По нашему мнению, это крайне удобное для надзорного ведомства дело. Статья уголовная - важна для отчета и общей благостной картины борьбы с нарушением законов, территория якобы порубки - далекая, деревни - мелкие, шума особого не будет. Кто же знал, что журналисты пронюхают.

Судя по отчету республиканской прокуратуры за прошлый год, там все великолепно - уверенный рост по всем показателям.

Так что такое дело было необходимо, и вот почему. Ведь именно во время дела "о 33 стволах" в республике возник резонансный скандал вокруг самого большого озера Мордовии - Инерка.

Расчистка такой дороги - дело не только нужное, но и вполне законное

Это памятник природы республиканского значения. Там в прибрежной зоне, как грибы после дождя, выросли элитные особняки и коттеджи. Дошло до того, что обычному человеку невозможно было пройти на берег. Простых людей встречали бетонные заборы, выстроенные по периметру, пирсы на замке и бдительные "секьюрити".

Еще несколько лет назад суд обязал некоторых совсем уж обнаглевших "хозяев жизни" снести часть заборов, чтобы обеспечить проход к берегу.

Сколько деревьев было вырублено для строительства этих домов? Какой ущерб природе был нанесен при этом? Нет ответа. Как и нет уголовного дела о незаконной порубке. А ведь там деревья были настоящие, не 10 сантиметров в диаметре. Но уж больно хозяева у коттеджей непростые... Связываться - себе дороже.

Формула защиты

Игоря Рогожина защищал в суде вчерашний профессиональный следователь Саркис Геворкян. Этот человек трудился руководителем отдела процессуального контроля по Республике Мордовия. Под его началом работали 50 следователей.

Геворкян стоял у истоков создания Следственного комитета в : в 2014 году, после возвращения полуострова в состав России. Полгода исполнял обязанности первого заместителя руководителя Главного следственного управления по Республике Крым.

Вышел на пенсию в звании полковника юстиции. В последние четыре года - адвокат.

Вот его позиция:

- Молодой следователь Киреев, не разобравшись, не подняв хотя бы минимальные документы по поводу этой дороги, возбудил уголовное дело не по факту расчистки дороги, а сразу в отношении Рогожина - тем самым придав ему сразу статус подозреваемого. После этого прекращение дела - за отсутствием состава либо события преступления - автоматически означало бы реабилитацию Рогожина и возникновение у него права на возмещение вреда, связанного с незаконным уголовным преследованием...

Не прокурорское дело

В село Большая Поляна мы отправились из райцентра Кадошкино через ту самую лесную грунтовку. Машина уверенно ехала по накатанной колее - дорога живет, хотя прокуроры ее не видят.

В этих селах для надзорного ведомства очень много работы. Там нет воды, проблема с мусором, сухостой грозит пожарами...

- В чем нам прокуратура помогла? - этот наш вопрос застает пенсионерку из Большой Поляны Румию Байбекову врасплох. - Вы, наверное, шутите?.. Хотя не так давно мы с соседями обращались туда. Осенью приезжали с коллективной жалобой. Хотели заявление написать, но районный прокурор сказал - не надо, сами к вам приедем, решим проблему. Не приехал. Ждем до сих пор.

- Вот путь к нашим домам, - житель улицы Октябрьской Ринат Альмяшев указывает на узкую колею в ухабах среди зарослей бурьяна. - Написали жалобу в официальный паблик правительства Мордовии. Нам ответили, что эта дорога грейдирована и обкошена. По бумагам у них все в порядке. А уж сколько раз мы обращались во все инстанции по поводу воды! В официальных письмах отвечают, что на нашей улице аж три общественных колодца. Только об одном забыли: пить из них нельзя...

- Вот, посмотрите, - это еще пропущено через фильтр, - собеседник выносит из дома и протягивает нам стеклянную банку, в которой плещется мутная желтоватая жидкость с неприятным запахом. - Используем ее в качестве технической, выбирать не приходится. А за питьевой водой езжу на машине к колонке на соседнюю улицу. За один рейс набираю сразу литров 300 - на себя и на пожилых соседей: в двух домах рядом старики живут, сами они уже не ходят.

- Воду для бытовых нужд из речки берем, - говорит Роза Долотказина, указывая на прорубь во льду. - Я инвалид по зрению, как мне туда идти? О том, что в стране есть госпрограмма "Чистая вода", здесь только слышали.

Именно во время дела "о 33 стволах" в республике возник резонансный скандал вокруг самого большого озера Мордовии - Инерка

К нашей беседе присоединяется пенсионерка, спешащая по улице с пакетом мусора. До ближайшего контейнера ей приходится преодолевать целый километр по гололеду.

Послесловие

Мордовия не самый большой регион в масштабах страны - всего-то размером с . Но лагерей для "врагов народа" там было почти два десятка. По надуманным преступлениям туда в далекие страшные годы отправляли очень многих невиновных граждан. Но вот странный парадокс того времени - следом за "врагами народа" в мордовские и другие лагеря отправлялись и те, кто на них возбуждал уголовные дела.

И если у простых зэков был шанс выжить за колючей проволокой, вернуться и стать мировыми учеными, великими скульпторами и известными актерами, то те, кто их отправил на нары, в абсолютном большинстве оттуда не вернулись.

Требуя от суда отправить Рогожина на нары, прокуратура не может не знать, что губит не одно, а два поколения семьи - дочь, с точки зрения надзорного ведомства, "врага народа" после окончания местной школы поступила в вуз и получает там военную специальность.

Понятно, что при осужденном отце ее учеба и карьера под вопросом.

С журналистами "РГ", несмотря на официальный запрос, прокуратура Мордовии встречаться отказалась, посчитав это "нецелесообразным". Правда, нам предложили задать вопросы в "письменном виде". После посещения сел, которым помог почти государственный преступник Рогожин, смысл задавать вопросы отпал. Просто было желание посмотреть прокурорам в глаза. Не вышло...

Компетентно

, глава Республики Мордовия:

- По поводу ситуации с вырубкой деревьев Игорем Рогожиным для проезда транспорта между селом Большая Поляна и поселком Кадошкино. По моему поручению ситуацию детально рассмотрел минлесхоз - по информации ведомства, вырубленные деревья находились именно на землях лесного фонда.

В настоящее время спор решается в суде. В работу прокуратуры и судебных инстанций органы власти Республики Мордовия вмешиваться не вправе и не будут.

О строительстве дороги. В 2021 году по просьбе жителей мы сделали капремонт действующей автодороги между селами. Но путь к райцентру по ней на 10 км длиннее, чем через лесной участок. Конечно, людям нужен короткий путь, и его недостаточно расчистить - дорогу нужно построить. Пока в дождь или слякоть легковая машина там может застрять. Вопрос поручен Госкомитету по транспорту и дорожному хозяйству. Профинансируем строительство из средств Дорожного фонда республики.

В текущем году мы продолжим работу по дорожному строительству и благоустройству в Кадошкинском районе, особенно на тех участках и территориях, по которым были обращения жителей. По нацпроекту БКД проведем капремонт автодороги - - , протяженность более 4 км, отремонтируем автодорогу, соединяющую села Адашево, Большая Поляна, Глушково - 5,2 км, а также подъездную дорогу к селу Картлей. В Кадошкине приведем в порядок три дороги, проходящие по райцентру, построим спортивную площадку, проведем благоустройство парка по ул. Болдина, в селе Большая Поляна обустроим детскую игровую площадку.

Редакция просит Генеральную прокуратуру РФ считать данную публикацию обращением с просьбой проверить изложенные факты о действиях прокуратуры Республики Мордовия.