В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

"Я воспитан как патриот": подсудимый подполковник из БЭП МВД Татарстана просится в войска

Гособвинитель затребовал для него 12 лет колонии строгого режима — за взятку 5 млн и аферы

"Я воспитан как патриот": подсудимый подполковник из БЭП МВД Татарстана просится в войска
Фото: Реальное времяРеальное время

Сегодня в Вахитовском суде ожидается приговор по делу профессионального борца с коррупцией. Его обвиняют во взятке 5 млн рублей и бюджетной афере на такую же сумму. В последнем слове подполковник Рустем Нариманов, экс-начальник отдела УЭБ и ПК МВД Татарстана, вновь заявил — дело сфабриковано и он не виновен. А еще сообщил о желании уйти добровольцем на фронт и продемонстрировал письма к президенту РФ и военкому РТ. Судя по датам, оба были написаны еще до прений, в которых прокурор запросил для Нариманова 12 лет "строгача". Как выяснило "Реальное время", кроме этих писем подсудимый написал и два заявления в органы — на потерпевшего и следователя.

Видео дня

"Вернулся в Россию, зная, что буду арестован"

1 декабря пенсионеру МВД Рустему Нариманову исполнилось 46, под стражей он находится второй год. Если суд согласится с позицией стороны обвинения, ему грозит еще 10 лет за решеткой. Впрочем, подполковник в отставке продолжает настаивать — на скамье подсудимых должен сидеть не он, а его бывшие приятели.

В 2014-м Нариманов покинул пост начальника отдела УЭБ и ПК МВД Татарстана. В 2018-м уехал жить в . В 2019-м в России был заочно арестован по тяжкому обвинению, в 2021-м, к удивлению силовиков, прилетел на родину.

"Я жил в Турции, имел вид на жительство. Через консульство обращался в для получения загранпаспорта на своих детей, предоставлял сведения в пенсионный отдел МВД России... Но я все равно вернулся, зная, что буду арестован. Когда я принимал решение о возвращении домой, я понимал, что я не виновен", — выступил Нариманов с последним словом в Вахитовском суде Казани.

В своей речи обвиняемый напомнил показания начальника одного из отделов Следкома по РТ, из которых следовало, что начальник был гостем на одном из дней рождения Нариманова и именно там познакомился с и Семеном Емельяновым — ныне свидетелем и потерпевшим по данному уголовному делу. По мнению Нариманова и его адвоката, личное знакомство начальника следствия с фигурантами дела образует конфликт интересов, который, несмотря на неоднократные обращения, так и не был урегулирован.

Бывший глава отдела экономической полиции Татарстана в последнем слове дал понять — крайне разочарован действиями бывшего приятеля-силовика, отдел которого и занимался этим расследованием. "Меня ужаснуло, как такой профессионал-следователь мог такое сделать — сфабриковать данное дело против меня?!" — сообщил он суду.

А далее Рустем Нариманов просил суд учесть при вынесении приговора тот факт, что он записался добровольцем на фронт:

— Я воспитан своими родителями как патриот своей страны. В связи с этим я подал заявление об участии добровольцем в специальной военной операции в Донецкой, Луганской, Запорожской и Херсонской областях. Написал в аппарат президента России 7 сентября и военному комиссару республики Погодину. Получил письмо от военкома — мне предложено явиться на призывной пункт для заключения контракта...

Соответствующие обращения обвиняемый продемонстрировал суду. Причем наряду с просьбами об отправке на фронт затесался ноябрьский ответ из Комитета по безопасности и противодействию коррупции , что жалобы Нариманова на действия правоохранительных органов направлены для проведения проверки руководителю Следкома по РТ Валерию Липскому.

Позиция прокурора: вина доказана

Гособвинитель Айрат Ибрагимов в прениях подвел краткие итоги растянувшегося на год судебного следствия. Он считает, что вина Нариманова полностью доказана по всем четырем эпизодам обвинения и оснований для его оговора у свидетелей и потерпевших не было. По мнению прокурора, отбывать наказание бывший борец с коррупцией должен в условиях изоляции от общества — в колонии строгого режима в течение 12 лет.

Вкратце напомним фабулу обвинения в четырех эпизодах:

Эпизод 1—2. Завод, которого не было. По версии следствия, VIP-полицейский Нариманов в 2013 году провернул аферу с фиктивной поставкой оборудования для бетонного завода из и его сдачей в лизинг. За эту закупку ГУП "Татлизинг" заплатил 5 млн рублей фирме "Логистик" Дениса Рындова и тут же отдал объект лизингополучателю — "Легиону" Семена Емельянова. Последний получил на развитие бизнеса грант Минэкономики РТ 2,25 млн рублей и эти деньги целиком пошли на аванс ГУПу. Силовики настаивают: обманутые Наримановым директора по его указке перевели полученные средства двух госорганизаций на счет фирмы "Орион" Емельянова, после чего деньги были похищены. А завод так и не купили. По данной истории подполковника обвинили в двух аферах в особо крупном размере — в отношении "Татлизинга" и министерства.Эпизод 3. Взятка квартирой, авто и коммунальными услугами. Офицеру вменяют получение имущества и средств на общую сумму 4 млн 969 тыс. рублей за покровительство фирмам, где Емельянов был директором и учредителем ("Легион", "Орион", "Сириус", "Спецтара" и "Логистик"). В том числе — оплату 2,6 млн рублей со счета "Спецтары" в ООО "Домострой" по договору долевого участия жены Нариманова в доме на Муштари, 2а, перечисление 810 тысяч на счет супруги Нариманова в , оплату кредита в 1,45 млн рублей и страховки в 77 тысяч за оформленный на жену обвиняемого за Mersedes-Benz, а также 60,5 тысячи в счет коммунальных услуг за офис супруги на Чистопольской, 85а.Эпизод 4. Мобильная афера. По версии обвинения, после увольнения со службы в декабре 2014-го подсудимый на протяжении 4 лет продолжал требовать с Емельянова мзду за покровительство в виде оплаты мобильной связи , и общий размер отчислений ООО "Сириус" оператору составил 18,4 тысячи рублей.

Адвокат о "тенденциозном и предвзятом" следствии

На вынесении оправдательного приговора своему клиенту настаивала в суде адвокат Елена Устратова:

"Следствием сделано все, чтобы не получить вдруг доказательства, опровергающие версию обвинения, — отмечала она в прениях, ссылаясь на то, что слова заинтересованных лиц силовиками не проверялись. — Считаю, следствие велось тенденциозно и предвзято. В основу обвинения положены неправдоподобные показания людей, которые нарушили закон, у которых имеется мотив, и не один, для оговора", — подчеркивала Устратова.

По версии защиты, за историю с бетонным заводом должны отвечать директора и учредители компаний — участников сделок, которые сами подписывали и представляли госслужащим все документы и даже показывали чужой бетонный завод под видом собственной покупки. А еще — распоряжались средствами со своих счетов, выводя полученные деньги по длинной цепочке. Но почему-то получили в деле статус свидетелей. Нариманов и его адвокат считают: эти свидетели очень не хотели отвечать перед законом за собственные действия, а еще — не собирались возвращать 10 млн рублей, что Нариманов ранее инвестировал в их бизнес.

— От Емельянова и компании, многократно допрошенных на следствии в суде, так и не удалось добиться, кто из них, когда, сколько и где именно передавал деньги Нариманову, — указывала адвокат Устратова. — При анализе банковских выписок невооруженным глазом видно, что денежные средства, полученные от ГУП "Татлизинг", были распылены по счетам подконтрольных свидетелям компаний и обналичены. Показательно получение денег без всякого обоснования платежа — перечислением на карту: Толкачевым — 1,5 млн рублей, Рахимовым — 600 тысяч.

Устратова полагает, что шаткость конструкции обвинения по первому эпизоду породила у этих свидетелей и следователей желание заклеймить Нариманова еще и претензиями в коррупции. С помощью экс-супруги подполковника, с которой тот расстался, заподозрив в измене. На следствии и в суде та свидетельствовала против бывшего мужа, якобы тот оформлял подношения от коммерсантов на нее.

Защита опровергала эту версию тем, что с мая 2013-го Наримановы вместе уже не проживали, расстались плохо и никаких подарков в виде машины и квартиры бывшая получить бы не смогла. В ходе судебного следствия адвокат указывала — ряд приобщенных следствием платежек грубо фальсифицированы, а предполагаемая оплата со "Спецтары" в "Домострой" никакого отношения к делу не имеет, поскольку договор долевого участия по дому на Муштари 2а заключался с фирмой "Ас-Ком".

По мнению адвоката, следователь мог направить электронный запрос в налоговую о местонахождении фирмы "Домострой" и провести выемки в этой фирме, но почему-то дал поручение о розыске операм. А затем подшил к делу их рапорт, что поручение исполнить не удалось.

По версии следствия, провернуть аферу с бетонным заводиком с ущербом для "Татлизинга" Нариманову удалось в том числе благодаря знакомству с руководством на фоне уголовного дела в отношении замдиректора этого ГУП Раиля Урманчеева. Подсудимый уверяет — это не соответствует действительности, поскольку в задержании Урманчеева в июле 2013-го он лично участия не принимал, да и документы по ущербной для ГУП лизинговой сделке подавались раньше.

Для справки: Урманчеева задержали после перевода 350 тысяч рублей в качестве "отката" за сделку по долгосрочной аренде с правом выкупа заводской установки по производству бетона на 11,6 млн рублей. В декабре 2013-го Вахитовский суд наказал чиновника условным сроком.

Косвенным доказательством силовики считают и факт трудоустройства отца Нариманова в ГУП. Но обвиняемый убежден — его протекция бывшему замначальника Ново-Савиновского РОВД Казани просто не требовалась. Причем работал он в "Татлизинге" в 2015—2016 годах, то есть уже позже описываемых в деле событий. Но следователь даже не опрашивал этого свидетеля, поверив рапорту оперативников, что место жительства ветерана МВД... не установлено.

Кроме того, защита указывала, что защита сотрудника БЭП в части смягчения результатов налоговых проверок Емельянову не требовалась. С учетом супруги — сотрудницы юротдела налоговой инспекции и запрета на проведение таких проверок в первые 3 года работы предприятия.

Что касается последнего эпизода с оплатой мобильных услуг, то тут Устратова и Нариманов настаивают: в пользовании Нариманова не было телефона с таким номером и доказательств иного суду не представлено.

Подсудимый требует возбудить дело на следователя и потерпевшего

Уже в ходе судебного процесса Рустем Нариманов обратился в полицию и СК с заявлениями о преступлениях, совершенных в ходе расследования. Обвинил бывшего приятеля Семена Емельянова в мошенническом хищении его автомобиля Ford Focus при попустительстве следователя, который без проверки документов от Емельянова направил в уведомление о снятии запрета на сделки с этим авто. Несмотря на то, что такой запрет накладывался судом!

В обоснование своего решения следователь сослался на представленный договор о купле-продаже, якобы подписанный Емельяновым и Наримановым. А позже почерковедческая экспертиза установила — подпись от имени Нариманова вероятно сделана не им, а подражателем. Да и на дату подписания собственник находился за пределами РФ. Несмотря на такой результат доследственной проверки, следователи ОП "Ямашевский" возбуждать дело отказываются. Последний отказ от 25 октября уже отменен. В том постановлении результаты экспертизы даже не упоминались.

9 ноября 2022 года Нариманову направили ответ и из СК — в возбуждении дела в отношении сотрудников следствия по признакам превышения полномочий отказано. Все их действия по передаче авто признаны законными.

Между тем у защиты факт фальсификации сомнений не вызывает. "Дело в том, что в ГАИ данный автомобиль регистрировался уже на Дмитрия Толкачева и по договору между Толкачевым и Наримановым, составленным на дату, когда мой клиент уже находился в Турции", — отмечает адвокат Устратова. По ее данным, машина уже перепродана, а вот собственность на "крутой" госномер "001" семья Толкачевых сохранила за собой.

Перед выступлением Нариманова с последним словом в репликах защитник довела до суда новую информацию о личности вышеназванного свидетеля. Сослалась на релиз СК от 17 ноября, что в Татарстане возбуждено уголовное дело в отношении 44-летнего директора и учредителя ООО "СТТ" ("Спецтехнотара"), коим является Дмитрий Толкачев. Следователи подозревают его в уклонении от уплаты налогов на 99 млн рублей в 2017—2020 годах. "В это же время в этой компании работала супруга нашего замечательного свидетеля и потерпевшего Емельянова. Считаю, это дело лишь первая ласточка и дальше ими будут заниматься всерьез", — выступила адвокат.

На последнем слове подсудимого в зале присутствовали лишь его родственники. Потерпевших не было. Перед удалением в совещательную комнату председательствующий судья Ильдар Салихов сообщил предварительную дату приговора — 2 декабря.