Войти в почту

Дело на 250 миллионов: прокурор просит посадить на 8 лет "заклятого друга" семьи Швецовых

Дело на 250 миллионов: прокурор просит посадить на 8 лет "заклятого друга" семьи Швецовых
© Реальное время

Сегодня в казанском суде может быть поставлена точка в затянувшейся "войне" семьи бывшего вице-премьера Татарстана и бывшего друга этой семьи, бизнесмена . По заявлениям последнего в 2017-м против Швецовых возбудили серию уголовных дел, но громкие задержания и аресты закончились прекращением дел. Перед Фемидой в итоге предстал сам Исламов. В этот понедельник ожидается приговор. В прениях прокурор требовала 8 лет колонии за аферы на четверть миллиарда рублей, обвиняемый настаивал на оправдании.

Швецова-старшего суд не допрашивал

Ко дню вынесения приговора Марат Исламов провел в СИЗО без малого четыре года, или почти шесть — с учетом нормы день ареста за полтора дня колонии общего режима. Бывший директор ПАО "Пассажирский автотранспортный комбинат" и "ФК "Дорстройинвест" был задержан 17 сентября 2018 года и с тех пор находится за решеткой.

Дело против Исламова и привлеченного им юриста возбудили в МВД по материалам, полученным из прокуратуры РТ. Обвинения в адрес фигурантов выдвинули члены семьи бывшего министра транспорта — вице-премьера Татарстана Владимира Швецова, успевшего поработать и замглавы департамента строительства . Ключевой потерпевшей стала свояченица ВИП-чиновника — сестра его жены Венера Латыпова.

На момент ареста Исламов и сам имел статус потерпевшего в "деле Швецовых", которым с осени 2017-го занимался Следком по РТ. В адрес детей бывшего министра — руководителей семейных фирм, их подчиненных и самого Швецова-старшего сыпались обвинения — в превышении полномочий, в хищении у "ПАКа" и Исламова 60 млн рублей, в уводе 11 лизинговых автобусов, налоговых аферах и мошенничестве с субсидиями по строительству домов для молодых семей.

Сын Швецова успел побывать за решеткой и под домашним арестом, экс-министра суд сажать на время следствия отказался, однако после освобождения его несколько раз задерживали по новым делам.

Прокуратура РТ отказалась утверждать обвинение Швецовым, усмотрев в нем процессуальные нарушения. Источники "Реального времени" уверяют, к тому моменту дело попало на контроль Генпрокуратуры. В итоге в 2018-м следователи закрыли дела против Швецова-старшего, а также сотрудниц АО "Авангард" Ихсановой и Устининой, а в 2019-м полностью прекратили преследование Владимира Швецова-младшего и его сестры Эллины Шайер.

Однако в начале 2020-го СК "реанимировал" дело против Шайер и даже направил его в суд по двум статьям о мошенничестве с ущербом в 8,2 млн рублей. Но тут уже суд усмотрел ошибки в обвинении и в декабре 2020-го вернул дело силовикам. Вновь на рассмотрение оно не поступало. Его судьбу в СК комментировать отказались.

По данным источников "Реального времени", правом на реабилитацию за незаконное преследование ни сам бывший вице-премьер, ни его дети пока не воспользовались. Зато стали свидетелями в уголовном деле Исламова и Попова, которое вот уже третий год — с декабря 2019-го — рассматривается Вахитовским судом. Так в суде показания давали Эллина Шайер, ее тетя — потерпевшая Венера Исламова, а вот сам Владимир Швецов-старший на судебном допросе не был — его показания следователям оглашала сторона обвинения.

Адвокат Швецовых о подсудимом: "Не осознал и не раскаялся"

В финале процесса по ходатайству прокуратуры Вахитовского района суд продлил срок ареста экс-главы ПАО "ПАК" Марата Исламова еще на три месяца — до 19 декабря 2022 года. Второй фигурант дела Павел Попов был освобожден из-под стражи еще в ходе следствия — в марте 2019-го.

Прения и выступления фигурантов с последним словом растянулись на несколько заседаний. "Вина подсудимых полностью установлена исследованными доказательствами", — сообщила суду гособвинитель , напомнила детали обвинения, показания свидетелей и предложила для бизнесмена Исламова наказание в 8 лет колонии общего режима со штрафом 1 млн рублей, а юриста Попова — 6 лет колонии со штрафом 500 тысяч. При этом первому инкриминируют покушение на хищение и две совершенные аферы, а второму — участие лишь в первом эпизоде. Вкратце напомним их фабулу, по версии обвинения:

Эпизод 1. Покушение на хищение 25,79 млн рублей у ПАО "ПАК" через Третейский суд и Арбитражный суд РТ — вознаграждения в размере 15% от продажи имущества ПАО "ПАК" за 172 млн рублей ОАО "Риат", которое было прописано в договоре об услугах Попова. Иск подавался в Третейский суд, а исполнительный лист Попов представил уже в арбитраж, но у суда появились сомнения в чистоте сделки, после чего Попов отозвал требования. Период предполагаемого преступления — март 2017 года — июль 2018 года, обвиняются Попов и Исламов (ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 159 УК РФ).Эпизод 2. Мошенническое хищение 46 акций ЗАО "ФК "Дорстройинвест" свояченицы Швецова-старшего Венеры Латыповой на сумму 87,3 млн рублей по фиктивным документам о выкупе и зачислении части акций на счет "неустановленных акционеров" с декабря 2000 года по январь 2018 года. Обвиняется Исламов (ч. 4 ст. 159 УК РФ).Эпизод 3. Хищение 198 тысяч 721 акции ПАО "ПАК" на 137,1 млн рублей путем фиктивных сделок, вследствие которых акции не попали в конкурсную массу и оказались у отца, жены, дочери и зятя Исламова. Период предполагаемого преступления — с сентября 2016 года по январь 2018 года. Обвиняется Исламов (ч. 4 ст. 159 УК РФ).

Помощник прокурора района также просила суд удовлетворить полностью гражданский иск по делу, заявленный потерпевшей Латыповой на сумму аж 224,4 млн рублей — по двум эпизодам с акциями. Отметим, бывший директор "ПАКа" считает себя законным владельцем данных активов и жертвой наветов со стороны Швецовых в ответ на его обвинения в попытке завладеть 60 млн рублей от продажи имущества "ПАКа" в Набережных Челнах. Швецовы, в свою очередь, смогли убедить силовиков — эти 60 млн были семейной долей — поскольку Латыпова была одним из основных акционеров "ФК "Дорстройинвест", который выступал учредителем "ПАКа".

По мнению стороны обвинения, доводы Исламова несостоятельны. А позиция Попова вообще не выдерживает критики: мол, он был молод, в 24 года у него не было житейской мудрости, полностью доверял Исламову и находился под его влиянием. "На тот момент Попов заканчивал магистратуру, вел в суде 5-6 дел, обладал юридическим познаниями, чтобы различать факты оказания возмездной сделки и уголовно наказуемого деяния", — отметила Елена Петрова.

Адвокат потерпевшей Латыповой, москвич ранее защищал в другом уголовном деле Эллину Шайер. В прениях он поддержал занятую прокуратурой позицию о реальном сроке Марату Исламову "не менее восьми лет". А вот Попову предложил наказание, не связанное с лишением свободы.

По мнению Лебедева, поведение бывшего руководителя "ПАКа" на процессе и его попытки ввести в заблуждение суд свидетельствуют: "Исламов не встал на путь исправления, не осознал и не раскаялся в содеянном". А еще — не принял мер к возмещению ущерба.

Попов: "Если им причинен вред, то я раскаиваюсь"

В последнем слове не ставший миллионером юрист Павел Попов заявил — похищать средства транспортного предприятия и его акционеров не планировал. "Я просто оказывал юридические услуги, которые действительно способствовали продаже имущества в пользу ООО "Риат". Не имел цели незаконного обогащения, работал в рамках договоренности с Маратом Альбертовичем Исламовым о вознаграждении в виде процента от прибыли по сделке".

— Если я заблуждаюсь в юридической оценке своих действий, и судом будет установлена моя вина, то я выражаю перед потерпевшими — которые, к сожалению, отсутствуют [в зале суда] — извинения. Если им причинен вред, то я в этом раскаиваюсь, — сообщил обвиняемый в покушении на мошенничество под 26 млн рублей. И просил не изолировать его от близких и не лишать возможности работать по профессии.

Также Попов напомнил — на следствии он частично признал вину "в ряде обстоятельств, в том числе — в создании имитации гражданско-правового спора с ПАО "ПАК", которое на тот момент уже было банкротом.

Адвокат Виталия Малышева в защиту Попова просила оправдать его.

Исламов: "Считаю себя невиновным"

Бывший директор целого ряда "швецовских" фирм в прениях и последнем слове заявлял — обвинения "основываются на голословных и ничем не подтвержденных" показаниях потерпевшей Латыповой и ее близких родственников, заинтересованных в данном уголовном деле.

"Считаю себя невиновным. По моему мнению, они оговаривают меня с целью прикрытия другого, по моему мнению, совершенного ими в отношении ПАО "ПАК" преступления, выраженного в хищении 60 млн рублей", — заявил Марат Исламов в прениях. Напомним, эту сумму сами Швецовы называли их долей от продажи того самого имущественного комплекса в Челнах, и их преследование по этой истории было прекращено еще в 2019 году.

По мнению подсудимого и его адвоката , сторона обвинения опирается на сфальсифицированные документы, якобы найденные в копиях юристами Швецовых в здании казанского автовокзала "Южный" — причем после обыска, который там проводила полиция. В частности, договор о купле-продажи акций 2005 года и передаточный акт без реквизитов и паспортных данных продавца Захватова и покупателя Латыповой.

"В данных копиях указан покупатель Латыпова Венера Мингазовна, не Венера Музагитовна, как зовут потерпевшую, — подчеркнул бывший директор "ПАКа" и "ФК "Дорстройинвест". — При этом Захватов и Демьянова отрицают сам факт принадлежащих им акций "Дорстройинвеста" Латыповой, также как и факт самого знакомства с ней".

Исламов считает — судебный допрос Латыповой, которого защита добивалась больше года (!), лишь добавил вопросов. Эта потерпевшая подтвердила — никакого реального участия в деятельности транспортных и дорожных организаций не принимала, вошла в состав учредителей по просьбе Швецовых, ни в одном собрании не участвовала.

"В суде Латыпова показала, что денежные средства в уставный капитал ЗАО "ФК "Дорстройинвест" она отдала своей племяннице Шайер. В свою очередь свидетель Шайер на судебном следствии сказала — никаких денежных средств в уставной капитал не вносила, так как ей тогда было 16 лет. Данные противоречия в суде не устранены", — настаивает подсудимый и обращает внимание, что копии квитанций, якобы подтверждающих внесение денег, заверены неуполномоченными лицами, подписи неразборчивы, оригиналы документов не представлены... "Значит, не установлен сам факт оплаты", — рассуждает он.

Также подсудимый упрекнул следователей, что по двум эпизодам с акциями они насчитали ущерб произвольно, так и не установив конкретные даты совершения усматриваемых преступлений. А ведь в случае с акциями "Дорстройинвеста" речь идет о промежутке в 17 лет...

Курманов о "кривых" заявлениях без ответственности за донос

Защитник Исламова Мидхат Курманов в прениях просил полностью оправдать своего клиента. Он сделал акцент на допущенных нарушениях при возбуждении и расследовании дела. По его мнению, в МВД не имели права возбуждать дело в отсутствие заявления от потерпевшего. В данном случае с заявлением в прокуратуру обратилась старшая дочь Швецова — Инесса Дроздецкая, как представитель акционеров "ПАКа" Морозовой и Дьяконовой.

При этом Дроздецкая и ее доверители об уголовной ответственности за заведомо ложный донос не предупреждались, подчеркивает адвокат, считая, что само возбуждение по эпизоду "юридических услуг на 26 млн" и все последующие действия незаконны. Он отмечает — дело было возбуждено против Попова и неустановленных лиц, а против Исламова по этому составу дело не возбуждалось, вследствие чего он был лишен возможности защищаться.

Курманов также обратил внимание суда: прокуратура переправила материалы в МВД Татарстана без вынесения постановления о наличии признаков состава какого-либо преступления, чем вмешалась в гражданско-правовой спор, не затрагивающий интересы государства.

По эпизоду с акциями "Дорстройинвеста" заявитель Латыпова об уголовной ответственности также не предупреждалась, сообщил защитник. Ведь заявление она направляла... в Центробанк, причем просила привлечь Исламова как гендиректора, к административной (!) ответственности. Однако в МВД в отсутствие заявления о преступлении усмотрели уголовный состав.

Кроме того, защитник указывает — следствием установлено, что 20 якобы похищенных Исламовым акций (по версии обвинения — это акции Латыповой) зачислены в реестре на счет неустановленных лиц. И следствие этот факт не отрицает, но все равно включает эти 20 акций в размер ущерба по эпизоду на 87 млн рублей. При наличии подлинных документов потерпевшей не составило бы труда доказать свое право на эти активы, говорит Курманов.

Встречные обвинения в фальсификации

Обвинение в фальсификации доказательств звучало на суде и с потерпевшей стороны. Адвокат Вадим Лебедев в интересах Латыповой называл представленный защитой дубликат договора покупки акций Исламовым и Захватов "ничтожным новоделом". Он указывал — на представленном документе указана дата его составления — 2001 год, тогда как в материалах дела есть подтверждение — в 2002-м Захватов оставался акционером. Об этом говорится в приобщенном к делу аудиторском заключении.

"Поведение подсудимого в ходе рассмотрения дела, его позиция — все свидетельствует о том, что Исламов пытается любыми способами избежать уголовной ответственности, ввести суд и других участников процесса в заблуждение", — считает адвокат свояченицы Швецова-старшего.

Такой попыткой Лебедев считает и высказываемые Исламовым сомнения в том, что Латыпова была владельцем акций. И ссылается на приобщенный протокол допроса Исламова образца 2017-го года из "дела Швецовых", где тот собственноручно приобщил к протоколу телеграмму с приглашением Латыповой на собрание акционеров ЗАО "ФК "Дорстройинвест".

"Если бы у Исламова были бы сомнения в том, что Латыпова вносила денежные средства, то он поднял бы этот вопрос еще 16 лет назад", — рассуждает московский адвокат. И подчеркивает — на протяжении многих лет подсудимый пользовался почти безграничным доверием семьи Швецовых.

Ожидается, что сегодня Вахитовский суд даст оценку доводам обвинения и защиты при оглашении приговора.

P. S. Оглашение приговора растянулось на пять часов. Решением райсуда Исламов получил 6,5 года колонии общего режима, Попов — условный срок в 3 года.