В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

«Их зверства не имели границ» Как банда свирепого бандита Белки три года наводила ужас на жителей советского Петрограда

«Их зверства не имели границ» Как банда свирепого бандита Белки три года наводила ужас на жителей советского Петрограда
Фото: Lenta.ruLenta.ru

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о самых известных бандах Советского Союза. Разгул бандитизма в России привычно ассоциируется с эпохой лихих 90-х. Однако жестокие банды, державшие в страхе российские города, встречались и прежде. Причем бандитские группировки советских времен своей дерзостью и жестокостью ничуть не уступали тем, что появились на руинах СССР. В прошлый раз «Лента.ру» писала о банде бывшего чекиста Леонида Пантелеева, который стал одним из самых знаменитых разбойников советской России. В этот раз наш рассказ о банде Белки — , прозванного в народе Королем самочинки. Действовали разбойники в Петрограде с 1918 по 1921 год — на их счету сотни ограблений и десятки загубленных жизней. С особой жестокостью налетчики Белова убивали милиционеров и сотрудников уголовного розыска. Подробности — в материале «Ленты.ру»

Видео дня

«Их [бандитов Белова] зверства по отношению к чекистам и милиционерам не имели границ. К примеру, попавшийся в их руки инспектор уголовного розыска Александр Скальберг принял поистине мученическую смерть: его четвертовали...» (из книги «Бандиты времен социализма. Хроника российской преступности 1917-1991 годов»)

***

Подробности дореволюционной биографии Ивана Белова (Ванька Белка) полны домыслов и слухов. По одной информации, родом он был из окрестностей , а настоящая фамилия бандита — Беляков. До того как стать вором, Иван служил матросом и даже воевал на фронтах Первой мировой войны. По другим данным, воровством Белов промышлял с ранней юности и еще при императоре успел совершить несколько «ходок» на каторгу. В начале 1917 года он отбывал очередное наказание, но оказался в «стае птенцов Керенского» — стал одним из тысяч уголовников, освобожденных приказом министра-председателя Временного правительства .

Очутившись на свободе, Иван сколотил группировку, куда вошли пятьдесят уголовников — чем безжалостнее был преступник, тем выше было его место в иерархии членов банды Белова. Костяк группировки составляли десять матерых каторжников. В начале 1918 года преступники занялись «самочинкой» — грабежом зажиточных граждан под видом военных или чекистов. Белов разделил своих разбойников на две группы: одни, нацепив кожаные куртки и картузы, участвовали в налетах, другие страховали подельников и готовили для отступления автомобили.

К слову, машины бандиты угоняли прямо в день преступления — порой под видом силовиков, а иногда, угрожая наганами, останавливали случайных водителей, садились в салон и требовали ехать по указанному адресу. Большинство объектов для нападения Белов находил при помощи девушек-наводчиц, которые были представительницами древнейшей профессии и выведывали нужную Белову информацию у клиентов.

Некоторые из налетов разбойники совершали, выбирая жертв случайным образом. Если граждане пытались оказать сопротивление, их безжалостно избивали, а порой и лишали жизни. Жестокость бандитов Белова не знала предела: преступники любили добивать беззащитную жертву ногами.

Так произошло 12 января 1919 года, когда в одном из дворов Литейного проспекта семеро членов банды Белки напали на семейство госслужащего Сеничева. Пытаясь защитить свое имущество и родных, мужчина вступил в неравный бой с разбойниками. Итог оказался печален: Сеничева запинали ногами, а после расстреляли из револьверов на глазах матери и жены.

В случае если жертвы безропотно позволяли изымать свои ценности «на нужды революции», их, как правило, не трогали. Набив сумки награбленным, — деньгами, часами, драгоценностями — бандиты сообщали гражданам, что по их делу будет проводиться расследование и оставляли на месте «повестки» с требованием явиться в расположенное на Гороховой улице здание местной ЧК.

Надеявшиеся на торжество справедливости петроградцы приходили по указанному адресу, но их ждало разочарование — свою причастность к изъятиям настоящие чекисты отрицали. Впрочем, по городу упорно распространялись слухи о сотрудниках силовых ведомств, которые грабят народ, убивают горожан, насилуют женщин. Значительный вклад в поддержание этой легенды вносили бандиты Белова, которым было выгодно пустить следствие по ложному следу. Самого Ивана в народе прозвали Королем самочинки.

Ничего святого

Под предводительством Белова разбойники совершали автоналеты: грабили в окрестностях Петрограда водителей с пассажирами и порой угоняли машины, а также нападали на на мастерские и склады. В конце 1919 года Иван нашел еще один способ наживы — прикрываясь антирелигиозными настроениями в обществе, бандиты разоряли петроградские храмы. Выносили все, что могло показаться им ценным, в основном иконы и церковную утварь. Со временем Иван перестал участвовать в налетах — он скрывался от сыщиков на конспиративных квартирах, откуда координировал деятельность бандитов и организовывал сбыт награбленного.

С устрашающей скоростью росло число жертв шайки — за два года ее существования погибло около 20 человек. В списке убитых оказался водитель Куликов, который на момент нападения находился в гараже дома номер 2 по Апраксину переулку. Разбойники ворвались в помещение, когда Куликов пытался завести свой автомобиль при помощи ручки — ею водитель тут же ударил по голове одного из нападавших. Больше мужчина ничего сделать не успел: разбойники открыли огонь на поражение, а когда раненый Куликов рухнул на землю, добили его ногами.

Понимая, что выстрелы привлекут внимание правоохранителей, преступники бросили машину и кинулись наутек — к прибытию в гараж сотрудников конной милиции, разбойников и след простыл. Однако с той поры оперативники объявили на членов банды Белки настоящую охоту. Вычислив адреса подпольных квартир, где любили собираться разбойники, стражи порядка начали регулярно наведываться в «малины». Итогом рейдов стало задержание нескольких головорезов. Но потери несли и оперативники — в ходе схваток с преступниками были убиты два постовых, сотрудник уголовного розыска Котович и участковый уполномоченный Юделевич.

Сыщики организовывали засады в самых вероятных для новых нападений бандитов Белки местах. Заметив активность разбойников около Летнего сада, где белкинцы нападали на извозчиков с богатыми пассажирами, в июле 1920 года инспектор уголовного розыска Дурцев разместил оперативников около Михайловского замка. 19 июля на месте появились 15 бандитов Белки: 13 из них скрылись в недрах Летнего сада, а 2 остались выжидать неподалеку от дороги. Целью разбойников стал двигавшийся со стороны Марсова поля почтовый экипаж: перекрыв движение автомобиля, двое преступников дали сигнал подельникам, которые в момент окружили транспортное средство и попытались открыть заднюю дверь.

«Сдирали заживо кожу, рубили руки и ноги»

За этим занятием их и застали выбежавшие из укрытий милиционеры. Завязалась перестрелка, в ходе которой был тяжело ранен Дурцев. Спасти инспектора не удалось — он скончался на месте от кровопотери. Попытка задержать разбойников закончилась провалом. Одни убежали, другие запрыгнули в почтовый автомобиль и, приставив к голове водителя дуло револьвера, приказали жать на газ. Организованная оперативниками погоня ни к чему не привела — все бандиты ушли от преследования. Зато 23-летнему помощнику Дурцева Александру Скальбергу удалось запомнить одного из налетчиков.

Искать убийц своего начальника Александр решил в одиночку: он стал ходить по всем злачным местам Петрограда в поисках членов банды Белова. И однажды в трактире увидел того самого налетчика — бандит вместе с подельниками был завсегдатаем питейного заведения. Но вместо того чтобы сообщить начальству о местонахождении опасных преступников, Скальберг решил проявить ставшую в итоге для него роковой отвагу. Он приходил в трактир, садился за стол и наблюдал за разбойниками. Такое поведение незнакомца не могло не привлечь внимания бандитов: незаметно проследив за Александром, разбойники убедились, что тот — милиционер. По другой информации, Скальбергу удалось завербовать двоих разбойников из шайки Белова — один из них предал оперативника, рассказав главарю о его интересе к банде. Преступники решили заманить Скальберга в ловушку. В начале августа 1920 года «информатор» передал ему сообщение:

Не заподозрив подвоха, вечером следующего дня Скальберг отправился по указанному адресу. Но едва он зашел в дом, на него набросились четверо ближайших соратников Белова: (играл на баяне в трактире, за что получил кличку Шурка Баянист), , Григорий Фадеев и Сергей Плотвинов, который был знаком Скальбергу по нападению на почтовый экипаж. Уголовники оглушили оперативника ударом по голове, связали и, как только он пришел в сознание, принялись зверски пытать. С милиционера сдирали заживо кожу, отрубили руки и ноги, прикладывали голову к раскаленной плите. Замучив Александра до смерти, убийцы бросили его тело на месте и скрылись.

«Увидели просто жуткое зрелище»

Найти обезображенные останки Скальберга удалось благодаря оставленной им дома записке от «агента», которую нашли встревоженные отсутствием Александра коллеги. Прочитав содержимое, оперативники кинулись в Таиров переулок.

Опознать Скальберга удалось только по одежде. Печальная участь постигла второго агента Скальберга — 16-летнего беспризорника (Скелета), который числился в рядах бандитов Белова. Юноша тяготился разбоями и грабежами, жалел, что вступил в шайку, и с удовольствием откликнулся на предложение Александра сотрудничать со следствием в обмен на освобождение от уголовной ответственности.

Однако один из разбойников увидел, как Григорьев выходил из здания уголовного розыска. Немногим позже Николай был убит своими на воровской сходке. Он погиб по оплошности сотрудников милиции, которые на железнодорожном вокзале перед отъездом Николая на сходку обещали ему охрану.

Око за око

На похоронах Скальберга его коллеги поклялись отомстить за смерть Александра. По утвержденному милицейским руководством плану, в банду Белова было решено внедрить 20-летнего оперативника, уроженца Московской губернии Ивана Бодунова. У того были свои счеты скриминалом: когда ему было 18 лет, в дом ворвались двое разбойников. Бандиты успели убить отца Бодунова, а вот справиться с рослым и сильным юношей не смогли — скрутив преступников, Иван отвез их в Петроградскую ЧК. Выслушав его рассказ, чекисты отправили парня в спецшколу уголовного розыска. Учителями Ивана стали асы сыскного дела — следователи Сергей Кренев, Аркадий Кирпичников и криминалист Алексей Сальков. К слову, все трое работали в опергруппе по поиску членов банды Белова.

Под видом скупщика краденого Бодунов влился в преступный мир Петрограда, обошел множество городских притонов и в конце лета 1920 года напал на след четверых убийц Скальберга. Первым в руки правоохранителей угодил Плотвинов — бандит был задержан в ходе облавы на Лиговском проспекте. В участке бандит вел себя поначалу нагло, открыто угрожая сотрудникам уголовного розыска расправой. Однако когда в соседних камерах оказались задержанные в квартире наводчика Иосифова Фадеев, Николаев и Андреев, прыти у разбойника поубавилось.

В ходе следствия выяснилось, что Плотвинов, Фадеев, Николаев и Андреев участвовали в 30 разбойных нападениях и кражах, а на их совести не только смерть Скальберга, но и гибель нескольких горожан

Следствие по делу преступного квартета было недолгим — бандитов приговорили к смертной казни и расстреляли. В начале 1921 года при облаве на одной из подпольных квартир были застрелены трое ближайших подельников Белова — Сергун, Ваганов и Конюхов. Некоторое время спустя стражи порядка ликвидировали еще одного из самых активных участников банды — (Тоська Косой). Узнав о гибели сообщников, главарь собирался уехать из Петрограда. Напоследок Белов решил вспомнить лихое прошлое — в марте 1921 года в компании своих бандитов снова вышел на дело. Жертвой разбойников стал житель дома номер 37 по Знаменской улице Эберман.

Убив при налете хозяина, преступники обчистили жилище, а тело Эбермана вывезли на свалку острова Голодай (ныне — Декабристов), где его случайно обнаружили местные жители. По другим данным, Эберман был причастен к преступной деятельности банды и убили его в ходе внутреннего конфликта. Как бы то ни было, после идентификации личности убитого в квартиру Эбермана прибыли Кренев и Сальков. Изучив все до мельчайших подробностей, они нашли отпечатки пальцев Белова. Это стало настоящей удачей для следствия: до обыска в жилище Эбермана у сыщиков не имелось прямых доказательств вины главаря банды, на совести которого было 200 краж и грабежей, 27 убийств и 18 ранений мирных граждан, 7 жизней сотрудников правоохранительных органов...

Последний бой Ваньки Белки

Осенью 1921 года, благодаря продолжающему действовать под прикрытием Бодунову, стал известен адрес, по которому часто бывал Белов. Устроив засаду около дома номер 102 по Лиговскому проспекту, оперативники дождались дня, когда шайка разбойника собралась там в максимально полном составе и приступили к захвату. Но застигнутые врасплох бандиты быстро сориентировались и дали стражам порядка отпор, завязалась жестокая перестрелка, в которой погибли сотрудник угрозыска Васильев и оперативник Чуриков. Однако удача в этот день была на стороне милиционеров: наблюдая как один за одним гибнут его приспешники, Белов понял, что это сражение ему не выиграть. Поэтому он схватил гранату и хотел взорвать себя вместе с оставшимися в живых сообщниками и милиционерами.

Но осуществить задуманное бандиту помешала служебная собака по кличке Завет: вбежавший в помещение пес отвлек на себя внимание преступника до того, как тот взялся за чеку. Взрыва удалось избежать, а мгновением позже Белов получил смертельное ранение и скончался

Кроме лидера разбойников, стражам порядка удалось ликвидировать его сожительницу Смирнову и около десяти членов банды. Оставшиеся в живых разбойники приняли решение сдаться — почти все из них были приговорены к высшей мере наказания и казнены.

Иван Бодунов продолжил успешную карьеру в уголовном розыске. Через год после уничтожения банды Белова он принял участие в ликвидации самого знаменитого петроградского разбойника Леньки Пантелеева. В 1930-х оперативника перевели в МУР. В годы Великой Отечественной войны Бодунов руководил уголовным розыском Главного управления милиции НКВД-МВД СССР, дослужился до звания комиссара милиции 3-го ранга. Легендарный сыщик стал прообразом главного героя книги «Лапшин» и фильма «Мой друг Иван Лапшин», а также одного из персонажей в сериале «Рожденная революцией».