В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Виновных в контрабанде 360 кило кокаина при российском посольстве отправили в тюрьму. Какие вопросы остались без ответов?

Виновных в контрабанде 360 кило кокаина при российском посольстве отправили в тюрьму. Какие вопросы остались без ответов?
Фото: Lenta.ruLenta.ru

В к срокам от 13 до 18 лет лишения свободы приговорили четырех фигурантов громкого дела о так называемом «посольском кокаине» — партии в 362 килограмма наркотика, который был спрятан в школе при российском посольстве в . Как установили следователи, кокаин там хранил главный обвиняемый : одни считали его представителем , другие — сотрудником спецслужб. Он действительно был вхож в дипломатические круги, но кем на самом деле был Ковальчук, а также для кого и где он купил кокаин на десятки миллионов евро, так и осталось загадкой. Зато известно, что огромную партию наркотика Ковальчук собирался отправить в Европу под видом дипломатической почты и при участии сотрудников российской дипмиссии. Историю громкого дела, обернувшегося грандиозным скандалом в дипломатическом сообществе, вспомнила .

Видео дня

Рассказ о громком деле «посольского кокаина» стоит начать с объяснения, что такое дипломатическая почта. Это — особый вид груза: им может быть любая сумка, мешок или конверт с документами. Такую посылку опечатывают сургучной печатью и опломбировывают.

Обследовать ее могут лишь служебные собаки. В редких случаях при досмотре разрешено использовать технические средства, но без вскрытия упаковки. Но если у принимающего государства есть веские основания полагать, что в диппочте есть что-то запрещенное, власти могут потребовать вскрыть ее в присутствии представителя государства-отправителя.

При этом сторона, отправившая диппочту, имеет право отказаться от вскрытия: в таком случае груз возвращается туда, откуда прибыл.

Учитывая особый статус дипломатической почты, неудивительно, что ее во всем мире не раз пытались использовать отнюдь не по служебному назначению

К примеру, премьер-министр Великобритании во время Второй мировой войны при помощи диппочты получал кубинские сигары из английского посольства в Вашингтоне. А в 2003 году при помощи дипломатической почты пытались отправить кокаин из в Великобританию.

Тогда должностные лица получили предварительное согласие президента Сьерра-Леоне и вскрыли посылку. Общая стоимость найденного в ней наркотика составила один миллион фунтов стерлингов. После громкого скандала двоих сотрудников МИД Сьерра-Леоне, отправивших диппочту с кокаином, поместили под арест.

Кокаин в школьной подсобке

Школа при российском посольстве в , оказавшаяся в центре кокаинового скандала, открылась 21 сентября 1989 года в Буэнос-Айресе на улице Посадас, дом № 1663. Согласно данным на сайте посольства России, в Аргентине такое учебное учреждение всего одно.

В него поступали дети российских дипломатов и семей россиян, отправившихся в страну в рамках длительных бизнес-командировок. Впрочем, поступать в школу могли и другие дети: главное, чтобы один из их родителей был гражданином России.

От обычной школы дипшкола в Буэнос-Айресе отличалась тем, что ее директор отчитывался перед руководством российского посольства в Аргентине и в целом перед МИД России. И именно в подсобке этой дипшколы, прямо под носом у полиции и дипломатов, больше года хранились 362 килограмма чистого кокаина, ожидавшего отправки в Россию.

Главным фигурантом дела о «посольском кокаине» уже после грандиозного дипломатического скандала стал некто Андрей Ковальчук

Ранее он жил в Берлине, где, по его собственным словам, работал в социальной организации при посольстве России и помогал мигрантам получать немецкое гражданство.

Кроме того, Ковальчук сотрудничал с владельцем компании Bossner Cigars Константином Лоскутниковым, известным как барон фон Босснер. Барон занимался благотворительностью, а также поставками алкоголя, сигар и других элитных товаров. По словам Лоскутникова, его с Ковальчуком несколько лет назад познакомил сотрудник «Газпром Германия».

Ковальчук много раз просил у Лоскутникова образцы товаров его компании, объясняя, что много ездит по миру и готов организовать их продажу. Впрочем, барон позже заявлял СМИ, что никаких сделок с Ковальчуком не заключал. Сам же загадочный и многоликий Ковальчук действительно постоянно находился в поиске новых источников дохода.

Спектр его интересов был крайне широк: от производства мяса до контрабанды шкур морских котиков и шиншилловых шуб. Работе нелегального бизнеса Ковальчука помогали знакомства среди дипломатов, технических сотрудников посольств и религиозных миссий. Он везде чувствовал себя свободно.

Удивительно, но следователи в ходе допросов поняли: никто не знает, кем на самом деле был Ковальчук. Пока в российском посольстве в Аргентине все считали, что он — высокопоставленный офицер и сотрудник спецслужб, местные полицейские в Буэнос-Айресе полагали, что Ковальчук — крупная фигура в сфере международных отношений. Правда, ни один из свидетелей не удосужился проверить его документы: Ковальчуку просто верили на слово.

Просьба о 12 чемоданах

На суде Али Абянов, работавший завхозом в российском посольстве в Буэнос-Айресе в 2011- 2016 годах, вспоминал, как познакомился с Андреем Ковальчуком. Его слова приводит издание «Настоящее время» (внесено в реестр СМИ-иноагентов).

Новый знакомый представился завхозу безопасником российского посольства в Германии. «Мы пообедали, пообщались, завели дружбу» — вспоминает Абянов. После этого завхоз нередко возил Ковальчука и его близких в аэропорт и гостиницы, а также помогал отправлять его вещи вместе с вещами дипломатов и сотрудников посольства.

Конечно, за свои услуги Абянов всегда получал вознаграждение. Но летом 2016 года его аргентинская командировка подходила к концу. Примерно за месяц до вылета на родину к Абянову обратился Ковальчук и снова попросил взять вещи на хранение. На этот раз перед завхозом выставили десять чемоданов, завернутых в пленку.

По словам адвоката Ковальчука Сергея Юроша, в чемоданах находился не простой кофе, а kopi luwak — один из самых дорогих сортов кофе, производимый с помощью пальмовых куниц. Ковальчук якобы планировал нелегально вывезти его для продажи в , чтобы не попасть под акцизные сборы. Еще два чемодана Ковальчук оставил в самом посольстве сотруднику, отвечавшему за безопасность, а потом, как обычно, уехал по делам.

Сюрприз для

Поскольку посольский склад был забит, завхоз Али Абянов отвез все чемоданы в посольскую школу и поставил в гараже.

Как отметил в разговоре с «Лентой.ру» Леонардо Голованов, до скандала с кокаином между родителями учеников школы, учителями и сотрудниками посольства были доверительные отношения. Поэтому в просьбах отвезти какие-то вещи в Москву или оставить что-то на хранение в школе не было ничего удивительного.

Между тем шло время, до отъезда Абянова в Москву оставалось все меньше, а за чемоданами никто не приходил. Тогда завхоз для сохранности перенес их в подсобку, сложил у стены, накрыл пологом, а сверху положил пару сломанных стульев.

Когда в августе 2016 года Абянов передавал дела новому завхозу , то показал и вещи Ковальчука, объяснив: «Когда будет нужно, он сам позвонит и скажет, что с ними делать». Ни о каком криминальном характере товара речь не шла, поэтому чемоданы остались на месте и при новом завхозе.

Так прошло еще несколько месяцев. По версии следствия, 25 ноября 2016 года завхоз Рогов вспомнил о чемоданах в подсобке, наткнувшись на них, и решил сообщить о вещах Ковальчука помощнику посла по безопасности .

Согласно регламенту, Воробьев, вступив в должность помощника посла по безопасности, должен был проверить все помещения в школе и самостоятельно найти чемоданы. На допросе он признался, что проверил все, кроме подсобки, — но не смог объяснить, почему. Обнаружив наркотик, Воробьев сразу же передал данные о кокаине в Москву.

Сотрудники Федеральной службы безопасности (ФСБ) России прибыли в Аргентину две недели спустя и сообщили о наркотиках в подсобке министру безопасности страны. Кокаин взяли на экспертизу — его чистота составила от 88 до 95 процентов. Стоимость такого продукта аргентинские эксперты оценили более чем в 50 миллионов евро. После этого началась операция «Контролируемая поставка».

Операция «Перевозка»

Сотрудники ФСБ не захотели проводить спецоперацию с настоящим наркотиком и решили экстренно заменить его на муку и речной песок. Согласно официальной версии, на это у сотрудников и Аргентины было всего 24 часа.

Найти такое количество муки оперативники сходу не могли ни в одном магазине. На рассвете сотрудники пограничной полиции Аргентины отправилась на Центральный рынок в Буэнос-Айресе и скупили там всю муку. За сутки содержимое чемоданов заменили и поместили в груз GPS-трекеры.

Сама спецоперация началась лишь в 2017 году. В какой-то момент местная полиция забеспокоилась, что за товаром никто не придет. Тогда сдвинуть процесс с мертвой точки ФСБ помог Олег Воробьев. Помощник по безопасности позвонил Андрею Ковальчуку и рассказал о том, что появилась возможность вывезти его вещи из страны.

По словам адвоката, Ковальчука такой расклад не устраивал — ведь потом из Москвы груз (по версии Юроша — кофе) все равно пришлось бы переправлять в Европу, но выбора не было.

По словам Юроша, причиной тому стало распоряжение ФСБ, согласно которому груз непременно должен был попасть в Россию. Об этом, в частности, говорится в отчете Национальной жандармерии Аргентины от 18 октября 2017 года. В декабре 2017 года чемоданы с кокаином были доставлены на борт самолета, который вскоре вылетел в Москву.

Ловля на кокаин

Несколько дней спустя после прибытия груза в Москву получать его приехали двое мужчин — и , которых сразу же задержали. 21 февраля 2018 года в Аргентине были задержаны офицер полиции Буэнос-Айреса и механик , который отвечал за доставку груза в аэропорт.

22 февраля в Москве арестовали Али Абянова, а в марте 2018 года в Германии в руках правоохранительных органов оказался главный фигурант дела Андрей Ковальчук. потребовала его экстрадиции, и в конце июля Ковальчук был передан России и арестован.

Как пояснил «Ленте.ру» адвокат одного из обвиняемых, задержанным вменялось покушение на контрабанду и покушение на незаконный оборот наркотиков. По версии следствия, они собирались переправить 362 килограмма кокаина в Россию и европейские страны под видом дипломатической почты.

Но, как следовало из этой версии, отправка кокаина не могла обойтись без участия дипломатов, поскольку простой технический персонал посольства не имеет доступа к содержимому диппочты. Но это в МИД России моментально опровергли.

Между тем в декабре 2016 года, когда российский посол сообщил аргентинским властям о сумках с кокаином, в Москве при загадочных обстоятельствах погиб Старший советник Латиноамериканского департамента МИД России Петр Польщиков.

Официально речь шла о несчастном случае. Тело дипломата обнаружили с простреленной головой в комнате, рядом нашли две гильзы от патронов травматического пистолета, а само оружие оказалось под раковиной в ванной.

Тайны следствия

20 января в Москве суд огласил приговоры четырем фигурантам дела. Андрея Ковальчука приговорили к 18 годам колонии и штрафу в 1,8 миллиона рублей, а бывшего завхоза посольской школы Али Абянова — к 17 годам колонии и штрафу в 1,6 миллиона рублей.

Владимир Калмыков и Иштимир Худжамов, помогавшие с перевозкой груза, получили, соответственно, 16 и 13 лет лишения свободы. При этом Калмыкова оштрафовали на миллион рублей, а Худжамова — на 900 тысяч.

Никто из подсудимых не признал свою вину: все они на суде утверждали, что не знали о содержимом груза

Андрей Ковальчук продолжал настаивать, что в чемоданах находился кофе, который затем подменили на наркотики, чтобы выдать всю историю за успешную антинаркотическую операцию. В суде защита Ковальчука обращала внимание на то, что в деле не были установлены многие обстоятельства, напрямую касающиеся кокаина.

В частности, в материалах дела не было информации, у кого приобретен элитный наркотик, который не так часто продают европейцам, через какие каналы обвиняемые планировали его сбывать и кому он предназначался. Кроме того, изучая чемоданы с кокаином, ни аргентинские, ни российские следователи не нашли на них отпечатки пальцев фигурантов дела.

Следователи почему-то не стали изучать и данные с навигатора из служебной машины посольского завхоза Абянова, хотя именно на ней он не раз подвозил Ковальчука и забирал те самые чемоданы. При этом сам Абянов признавался, что не знал Буэнос-Айрес и потому использовал навигатор при каждой поездке.

Много вопросов вызвало и то, что сам кокаин исчез еще до суда. Согласно официальным данным, его сожгли в крематории.

На короткой записи видно, как в присутствии министра безопасности Аргентины и российского посла небольшие свертки кидают в печь

Между тем бывший оперативник ФСКН Сергей (имя изменено), не раз проводивший контролируемые поставки, на условиях анонимности рассказал «Ленте.ру», что вначале изъятый наркотик помещают в камеру, затем приходит решение суда и только потом вещество уничтожается с составлением акта.

Как утверждает адвокат Андрея Ковальчука Сергей Юрош, в материалах уголовного дела о «посольском кокаине» об уничтожении наркотика в Аргентине есть лишь некий документ на испанском языке, переводом которого российский суд почему-то заниматься не стал.