В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

о приговоре Ратко Младичу

«До 2017 года правосудие вершил Международный трибунал по бывшей Югославии. Преемником МТБЮ после завершения его полномочий стал так называемый Международный остаточный механизм для уголовных трибуналов (МОМУТ). Именно он отказал Младичу в адекватном лечении после инсульта и нескольких операций. Суд неоднократно отклонял прошения о том, чтобы генералу разрешили пройти комплексное обследование у российских и сербских врачей. А с таким предложением выступал в своё время даже лично президент Российской Федерации».

о приговоре Ратко Младичу
Фото: RT на русскомRT на русском

Ах, какая была страна! Мальчишками мы знали её по самым ярким и высоко ценившимся у филателистов маркам. Изучая историю, смотря художественные фильмы, восхищались её героическим народом, воевавшим вместе с нашим плечом к плечу против фашистов, любовались её лидером, красавцем маршалом в неизменном белом мундире. Когда подросли, мечтали побывать в ней, потому что она, хотя тоже была социалистической, жила широко, красиво и весело. Гонялись по московским магазинам и стояли в очередях за товарами, ею производимыми. Мебель, обувь, разные шикарные шмотки... А какие фильмы про индейцев! Девчонки — так те влюблялись в её артистов и спортсменов. Короче, не страна, а мечта. Всем на зависть. И название красивое и гордое: Югославия. На наших глазах её не стало. Как, впрочем, и нашей социалистической Родины.

Видео дня

История гибели Югославии, которая сначала разделилась на шесть самостоятельных государств, а потом погрязла в крови гражданской войны и, подвергшись «миротворческим» натовским бомбардировкам, так и не смогла окончательно восстановиться, печальна и поучительна. Факторами её распада считают смерть Иосифа Броз Тито в 1980 году, последующий долгоиграющий экономический спад, а главное — националистические распри, дошедшие в 1991 году до крайней точки кипения. Окончательной точкой бифуркации стало Косово. В технике этот термин обозначает критическое состояние системы, при котором возникает неопределённость: станет состояние системы хаотическим или она перейдёт на новый, более дифференцированный и высокий уровень упорядоченности. В данном случае второго не произошло. Этот край, населённый в основном албанцами, начал бурлить ещё при . Милошевич пытался по-своему разрешить противоречия. Вышло только хуже.

79-летний сербский генерал , который именно в эти дни после долгих мытарств с апелляцией получил в подтверждение своему пожизненному приговору (и будет теперь медленно умирать в заточении), был героем Боснийской войны 1992—1994 годов. Он сделал блестящую карьеру в Югославской народной армии. Главными своими врагами считал усташей, берущих начало с хорватской фашистской ультраправой националистической клерикальной организации, основанной в 1929 году в . Считая себя «чистой» хорватской нацией, они поддерживали Муссолини и Гитлера и осуществляли геноцид сербов, евреев и цыган. Живущих в славян-мусульман (бошняков) усташи объявили частью хорватского народа. Когда в начале 1990-х началась кампания реабилитации Независимого государства , из-за границы хлынул поток идейных потомков усташей. Они и стали главной движущей силой очередного вооружённого межнационального конфликта, в котором Младич принимал самое активное участие на стороне сербов.

Очень быстро военное противостояние приобрело всеобъемлющий характер. В нём участвовали: вооружённые формирования сербов (Войско Республики Сербской) под началом Младича, мусульмане-автономисты (Народная Оборона Западной Боснии), боснийские мусульмане (Армия Республики Босния и Герцеговина) и хорваты (Хорватский совет обороны). В дальнейшем в конфликт были вовлечены: армия Хорватии, добровольцы и наёмники со всех сторон и вооружённые силы . Котёл войны на Балканах вот-вот был готов рвануть и превратиться в мировой пожар. Как не привела к этому бомбёжка со стороны Североатлантического альянса, одному Богу известно. Известно, что в эти годы нашу страну тоже разрывали центробежные силы. Однако боснийского сценария удалось избежать.

Чем же так поучительна история развала Югославии? Первое — это то, что национализм в своём радикальном виде губителен для любого государственного образования.

Во-вторых, те, кто хочет развала, стремятся добиться этого не мытьём, так катаньем. И, как говорил один мой знакомый, всё плохое нужно прерывать в зародыше.

Третье: всегда найдётся ещё одна сторона конфликта, которая как бы из лучших побуждений (а на самом деле — руководствуясь исключительно своими шкурными интересами) начнёт заливать пожар керосином. То, что сделали натовские бомбардировки с бывшей Югославией, не идёт ни в какое сравнение с тем, что творилось в процессе самой войны.

И наконец, о том, что происходит впоследствии. В частности, с возмездием для тех, кто вершил эти кровопролитные дела. В гражданской войне, как правило, нет правых и виноватых. Каждый отстаивает свои убеждения и своё представление о справедливости. Но опять-таки всегда найдётся сила, желающая продемонстрировать, что именно она вправе вершить судьбы мира и отдельно взятых участников происходящих событий.

Как заявила официальный представитель : «Обвинительный приговор Младичу выглядит лицемерным на фоне оправдания «гаагским правосудием» других участников конфликта тех лет, таких как хорватский генерал Готовина, косовар Харадинай и бошнякский полевой командир Орич».

Россия, являющаяся постоянным членом , стала единственной страной, открыто подвергшей критике трибунал. Большинство же участников очередного заседания этой международной организации приветствовало итоги работы суда, как и приговор бывшему командиру армии боснийских сербов. «Почему вы отворачиваетесь от преступлений, совершённых албанцами?.. Вот уже скоро 30 лет, почти треть века, предвзятый затратный маховик гаагского правосудия методично перемалывает судьбы участников Балканской войны, которая особенно чётко высветила, насколько легко в условиях безнаказанности страны НАТО могут перешагнуть Устав и начать военную операцию в третьей стране», — сказал заместитель постпреда России при ООН , добавив, что трибунал «вошёл в историю как инструмент расправы, а не как орган правосудия».

На заседании Совета Безопасности ООН по видеосвязи выступил президент . Он указал на то, что Международный трибунал в Гааге выносит самые суровые приговоры только сербам, как это было сделано в случае с генералом Ратко Младичем и первым президентом Республики Сербской Радованом Kараджичем. В то же самое время хорватские и мусульманские подсудимые получали значительно меньшие сроки, а затем и вовсе возвращались домой, будучи полностью оправданными после пересмотра их дел.

До 2017 года правосудие вершил Международный трибунал по бывшей Югославии. Преемником МТБЮ после завершения его полномочий стал так называемый Международный остаточный механизм для уголовных трибуналов (МОМУТ). Именно он отказал Младичу в адекватном лечении после инсульта и нескольких операций. Суд неоднократно отклонял прошения о том, чтобы генералу разрешили пройти комплексное обследование у российских и сербских врачей. А с таким предложением выступал в своё время даже лично президент Российской Федерации.

Первой жертвой МТБЮ стал бывший президент Югославии . Он не скрывался от суда и 28 июня 2001 года был предан трибуналу и переведён в тюрьму ООН в Гааге. Судебный процесс начался 12 февраля 2002 года. В связи с ухудшением состояния здоровья подсудимого процесс прерывался 22 раза. 11 марта 2006 года Слободан Милошевич скончался от сердечного приступа в тюрьме Гаагского трибунала. 14 марта того же года дело Слободана Милошевича было закрыто.

Такое впечатление, что Международный остаточный механизм для уголовных трибуналов, не сумев осудить главного, на его взгляд, виновника трагедии, действует теперь в соответствии со своим названием. По остаточному принципу.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.