В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

«Недобитый каратель». История Ивана Демьянюка

10 лет назад завершился резонансный процесс по делу полицейского СС, украинского коллаборациониста Ивана (Джона) Демьянюка. За ходом и рассмотрением этого дела внимательно следили все ведущие зарубежные и российские СМИ.
«Недобитый каратель». История Ивана Демьянюка
Фото: Русская ПланетаРусская Планета
12 мая 2011 года Земельный суд в Мюнхене признал пособника Гитлера в причастности к уничтожению около 28 тысяч евреев в годы Второй мировой войны.
Видео дня
В вердикте говорилось, что обвиняемый полностью осознавал последствия своих действий. Однако инстанция проявила к Демьянюку невероятное с точки зрения здравого смысла снисхождение — палач был приговорён лишь к пяти годам заключения.
Столь мягкий приговор зиждился на позиции , которая просила дать эсэсовцу шесть лет тюрьмы, хотя часть истцов (узники концлагерей и их родственники) рассчитывала, что коллаборационисту присудят 15 лет лишения свободы — максимальный по немецкому законодательству срок.
На момент приговора Демьянюку перевалило за 90 лет. Его адвокаты предусмотрительно подали апелляцию и, как ни сложно догадаться, послушный винтик гитлеровской системы «фабрик смерти» так и не отправился за решётку. Коллаборационист скончался в марте 2012 года.
Свою смерть Демьянюк встретил в живописных Альпах, в баварском курортном местечке Бад Файльнбах, где местные власти отвели ему небольшую комнату в доме престарелых. Пребывая в статусе бездомного, палач должен был ожидать там нового раунда судебной тяжбы.
Преступления без наказания
В приговоре Демьянюку, который вынес Мюнхенский суд, есть, пожалуй, только один положительный момент — вина коллаборациониста в участии в расправах над узниками концлагерей была наконец-то официально доказана.
На протяжении более 30 лет палач постоянно уходил от обвинительных заключений. Отчасти такое «везение» объяснялось умелой политикой его адвокатов, которые пользовались либеральностью и прозрачностью правоохранительных и судебных систем и .
Первым расследовать преступления Демьянюка попытался Соединённых Штатов. В конце 1970-х годов прояснить нацистское прошлое коллаборациониста взялся Отдел специальных исследований при этом ведомстве. Им удалось найти узников Треблинки, которые опознали в гражданине США по имени Джон охранника, служившего около газовых камер этого концлагеря.
В 1981 году Федеральный окружной суд США в Кливленде лишил Демьянюка американского паспорта. После этого украинец был экстрадирован в Израиль, где ранее заинтересовались делом палача.
По версии израильской стороны обвинения, Демьянюк, проходивший службу в Красной армии, попал в немецкий плен, где добровольно согласился сотрудничать с Третьим рейхом. Он прошёл обучение в учебном лагере Травники (Польша) и вступил в ряды Schutzstaffel (охранные подразделения СС). Этот факт был доказан соответствующим удостоверением за идентификационным номером 1393.
Прокуратура Израиля сделала акцент на доказательствах «работы» Демьянюка в Треблинке, где, как утверждается, он обслуживал дизельный двигатель, предназначенный для закачки паров угарного газа в камеры удушения. Узники этой «фабрики смерти» называли украинца «» и опознали его на процессе.
Ещё одним аргументом прокуратуры были остатки на теле коллаборациониста так называемой «татуировки СС». В этих войсках Третьего рейха существовала традиция выкалывания группы крови в виде символики Waffen-SS. Правда, она не носила обязательный характер и в итоге не стала весомой уликой на процессе.
25 апреля 1988 года Демьянюка приговорили к смерти через повешение. Однако Верховный суд Израиля, куда обратилась защита, начал собственное рассмотрение и не согласился с фактом службы осужденного в Треблинке.
Слабым моментом в доводах прокуратуры было, конечно, отсутствие документальных свидетельств «работы» украинца в Треблинке. Сам факт пребывания в рядах СС не мог рассматриваться как автоматическое доказательство причастности к убийствам узников «фабрик смерти».
В результате Тель-Авив вернул Демьянюка в Соединённые Штаты, где в 1998 году благодаря усилию адвокатов ему был возвращён американский паспорт. Нужно отдать должное — вопреки всем обстоятельствам заокеанские чиновники начали новое расследование туманного прошлого украинца.
Для обоснования вины Демьянюка американцы активно использовали документы из архива , переданные им российской стороной. Данные материалы свидетельствовали о том, что палач «работал» в Собиборе (Польша) и Флоссенбюрге (), где уничтожались в основном евреи и военнопленные.
В 2002 году Минюст США добился через суд аннулирования паспорта Демьянюка, а через три года — депортации на , откуда тот, собственно, и родом. Однако адвокаты смогли не допустить этого, сославшись на слабое здоровье подзащитного. В конечном итоге, эсэсовец был экстрадирован в ФРГ, где встретил свой приговор и естественную смерть.
Дела в отношении Демьянюка, которые вели ведомства США, Израиля и Германии, заняли несколько тысяч страниц. Несмотря на это, в биографии украинца осталось немало белых пятен. Например, по-прежнему непонятно, служил ли он в Треблинке, и как смог попасть в США.
По версии Международной службы розыска Красного Креста, в 1945 году, притворившись «жертвой нацизма», коллаборационист явился в лагерь для перемещённых лиц в баварском Ландсхуте, располагавшемся в оккупационной зоне США.
Каким-то образом украинец втесался в доверие к американской администрации и смог получить разрешение на отъезд за океан. Известно, что в Штаты Демьянюк прибыл в 1952 году, а в 1958 году ему выдали заветный американский паспорт. Украинец поселился вблизи Кливленда, где беззаботно работал на .
Справедливость против закона
Процессы над Демьянюком вызвали большое количество споров относительно адекватности западной и израильской систем правосудия. На первый взгляд зарубежные ведомства продемонстрировали, что чрезвычайно серьёзно относятся к обвинениям в пособничестве в убийствах узников концлагерей и потому готовы вести кропотливые многолетние разбирательства.
Однако таким либерально-гуманным подходом очень удачно пользовались адвокаты украинца, целенаправленно затягивая расследования, судебные рассмотрения и вступление в силу приговоров.
На разбирательство туманного прошлого одного мелкого эсэсовца было потрачено немыслимое количество времени и государственных ресурсов трёх стран мира, а это, между прочим, деньги налогоплательщиков — тех же бывших узников «фабрик смерти», их родственников и потомков.
Невольно возникает сложная морально-этическая дилемма, которая сводится к вопросу о том, может ли пособник нацистской машины смерти иметь, как и остальные люди, право на столь гуманное (если не сказать, заботливое) и снисходительное отношение?
Тем более Демьянюку, по существу, инкриминировали то, что он был рядовым прислужником администраций концлагерей. Таких персонажей в военное время нередко расстреливали на месте, не разбираясь, на каком конкретном участке он «работал» и сколько в совокупности загубил человеческих жизней.
Безусловно, незначительная роль Демьянюка в массовых казнях не отменяет того, что он всё равно был палачом и по-хорошему заслуживал такой же участи как верхушка Третьего рейха на Нюрнбергском трибунале.
Однако с Демьянюком в гуманное поствоенное время откровенно «носились». Например, такой подход был сильно заметен по комплементарной тональности ведущих немецких СМИ, которые без конца твердили о важности правосудия в условиях осознания бесчеловечности преступлений охранников концлагерей.
Символическим издевательством над памятью о жертвах выглядело и поселение украинца в дом престарелых в Альпах, видом на которые так любил наслаждаться Гитлер. В России такая мягкотелость воспринималась как свидетельство «реабилитации нацизма» и нежелание осуждать украинца из-за его этнической принадлежности.
С юридической точки зрения ситуация вокруг действительно была запутанной. Полицейского СС нельзя было отправить в тюрьму без наличия твёрдых доказательств сопричастности к убийствам. А за давностью лет найти «улики» порой не представлялось возможным.
Эта щепетильная тема нашла отражение в нидерландском мини-сериале «Собиратель тел» (2016), повествующем о невероятных усилиях журналиста Accent по поиску доказательств вины гауптшарфюрера СС Питера Ментена. Сотрудник СМИ проявил несгибаемую принципиальность и находчивость, добившись в итоге вынесения обвинительного приговора.
Между тем далеко не всегда заслуженная кара настигала нацистских палачей. Исключением не стала и наша страна, где в 1950-е годы коллаборационисты попали под волну амнистий. Поэтому сейчас с кремлёвской трибуны уже нет смысла говорить о «недобитых карателях».