В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

«Без моральных оценок»: Христо Грозев о его последнем расследовании

NEWS.ru удалось побеседовать с журналистом Христо Грозевым о последнем расследовании Insider и Bellingcat, посвящённом сотрудникам , которые, согласно публикации, занимались отравлениями различных публичных деятелей на территории России. В тексте утверждается о причастности оперативников спецслужб к смертям активиста из Тимура Куашева, дагестанского общественника Руслана Магомедрагимова и политика . В эксклюзивном интервью нашему изданию Грозев ответил на вопросы к своему последнему материалу, рассказал о несогласованных покушениях в , о том, что будет в будущих публикациях, и об участии некоторых из предполагаемых «отравителей из ФСБ» в ликвидации лидера северокавказских террористов .
— Когда вы пишете про Руслана Магомедрагимова и Назима Гаджиева, вы сами говорите о том, что у вас нет толком доказательств и речь может идти о совпадении. Почему вы всё равно решили вставить это в расследование?
— В английской версии, которую мы ещё делаем, мы пишем об этом. Мы видим схожесть в исполнении с тем, что мы уже доказывали: есть следы укола, практически одинаковое медицинское заключение об остановке сердца. Также в этом регионе не было подобных отравлений — на Кавказе криминальные отравления нетипичны. При этом мы включаем это в качестве гипотезы и пишем о высокой вероятности подобного, а в остальных случаях — о том, что участие ФСБ статистически доказано.
— У вас есть предположение, почему, согласно вашим расследованиям, за одними людьми перед покушениями долго следит команда химиков, а в других случаях просто приезжает и якобы убивает?
— Есть гипотеза, что с публичными людьми, о которых много пишут, у которых есть аудитория на национальном уровне, с таким осторожничают. Операцию делают так, чтобы можно было до последнего отрицать, чтобы убийство было максимально похоже на смерть по естественным причинам. А вот в тех случаях, когда репутационная цена будет намного ниже, если что-то выясниться, там можно действовать быстрее. С Навальным задавалось много вопросов, с Куашевым — уже не так. Хорошо организованная структура — а я всё же считаю ФСБ такой — не делает лишних движений.
вципов, остальные люди из группы предполагаемых отравителей — они же часто приезжают на Кавказ? Приезжали и до убийств?
— В Нальчик — нечасто,алу, Минеральные Воды — довольно часто. Поэтому только данные перелётов были сами по себе недостаточно убедительными. Поэтому хорошо, что у нас также появились похожие медицинские экспертизы, о которых я уже говорил, а также то, о чём случайно рассказал Кудрявцев [Навальному] — о «методичке», по которой ФСБ действует. То, что они путешествуют одной бригадой разными рейсами, то, что отключают камеры. Мы получили информацию о камерах в случае с попыткой отравления Навальногоаде, неофициально нам об этом рассказали в отелеске, в котором он жил перед тем, как ему стало плохо. Об отключённых камерах говорит и инспекИБДД в случае с Куашевым.
— Вопрос, может быть, не совсем к вам, но тем не менее. Тимур Куашев в публикации Insider представлен исключительно как правозащитник, хотя его деятельность была позубастее, а взгляды — острее (Куашев участвовал в круглом столе о палестино-израильском конфликте, писал письмо лкарии с призывом построить мечеть в каждом микрорайоне, боролся с запретом хиджаба в школах Ставропольского края, участвовал в траурном шествии по случаю годовщины окончания кавказской войны. — NEWS.ru). Не кажется ли вам некорректным смягчение его образа?
— Такой взгляд может быть и у вас, и у меня. Я читал следственные документы, в которых его обвиняли в излишне консервативном, догматическом мировоззрении, но всё же он за это ни разу не был обвинён. Я читал его публикации, во многих из которых он грамотно пишет о реальных проблемах власти. Что-то из его других публикаций мне кажется чересчур радикальным. Тем не менее человека убили, моральную оценку в данном случае я не имею права давать. К тому же ему было всего 26 лет, он мог изменить свои взгляды. Лишать его жизни так никто не имел права в любом случае.
— Я же правильно прочёл намёк в тексте Insider на то, что Никиту Исаева могла отравить его возлюбленная — Алина Жестовская?
— Анализ мотивов — это суверенное право каждого издания из нашей группы (расследование подготовлено The Insider совместно с Bellingcat при участии Der Spiegel. — NEWS.ru). Я так не считаю, хотя теоретически это возможно. Я нахожу нелогичным то, что она сначала думала, что он был отравлен, а позже стала это отрицать даже как вероятность. Мне кажется странным и то, что она не рефлексирует даже сейчас о том, что с Исаевым путешествовали люди из ФСБ. Тем не менее я думаю, что она скорее непричастна, так как вначале сама же говорила об отравлении.
— А как же та часть в тексте, в которой говорится, что Исаев нервничал незадолго до убийства и якобы хотел с Жестовской расстаться, так как считал, что она к нему приставлена?
— Мы действительно слышали об этом от источника. Это всё же мнение людей. Она в ответ на это говорила, что это ревность, что так говорили люди из его окружения, не любившие её. Мне кажется интереснее то, что он говорил о том, что хотел уехать из России. Это может дать нам намёк на мотив. Этот человек достаточно плотно работал с разными властными структурами. ФСБ могла расценить его желание эмигрировать как предательство, что уезжает человек с какими-то тайнами.
Есть ещё одна гипотеза, более конспирологическая, и я в неё не очень верю, — что это была борьба «башен Кремля». Исаев был приблиуркову (бывший первый замидента. — NEWS.ru) и к этой «башне», а Сурков и ФСБ недолюбливают друг друга, и они, мол, устранили один из его инструментов, когда Сурков уже покидал Кремль. Однако мне кажется, что можно было это сделать другими способами, не рискуя с убийством.
— Вы пишете, что удалось найти подтверждение, что один из группы отравителейТамбове 1 ноября, но это же за 15 дней до убийства Исаева.
— Нет, нет. Думаю, это просто опечатка Insider. Не 1-го, а 14 ноября. Кстати, мы были готовы публиковать, в принципе, и без этой информации. Потому что если то, почему мы не смогли найти информацию о том, что отравители были в Тамбове в дни убийства Исаева, имеет объяснение, то то, почему до этого столько раз они были на одном маршруте с Исаевым — семь городов, 13 рейсов, — не имеет.
— А как можно объяснить, что не было информации по Тамбову?
— База «Магистраль», по которой мы смотрим, полностью фээсбэшная. При успешном убийстве я бы на их месте первым делом очистил базу от этой информации. При этом никто из 15 членов группы отравителей, которую мы уже идентифицировали, не был в день смерти Исаева в другом месте — то есть нет противоречивой информации. Мы уже видели стирание базы после наших публикацо ГРУ информации о перелётах их сотрудников, связанных с покушениями. Пришлось искать в архивах. Мы с Исаевым тоже будем искать, может быть, что-то найдём в архивах.
— Вы ранее говорили о том, что, возможно, Доку Умаров (бывший лидер террористического подполья на Кавказе. — NEWS.ru) был отравлен этими же или почти этими же людьми из ФСБ. Вы не нашли ещё каких-то данных, указывающих на это?
— Наш анализ показывает, что Иван Осипов, который был на Кавказе в момент убийства, вскоре после смерти Умарова получил государственную награду. Стал человеком с льготным статусом. Мы ещё определяем, какая награда, я не уверен, что это Герой России, скорее всего, уровнем ниже. Подобный льготный статус, который получил Осипов, мы видим у генералов и у отличившихся ветеранов чеченских войн. Видимо, это эквивалент такой награды у ФСБ. Такими операциями, видимо, ФСБ и рекрутирует людей, которые думают, что они будут уничтожать только легитимные цели, но постепенно круг расширяется до нелегитимных.
— Что вы можете рассказать о грядущих расследованиях, которые вы уже анонсировали?
— У нас две ветви расследования. Уже на 90% доказана неуспешная попытка убийства ядом очень известной фигуры. На 95% — по второй фигуре. Скорее всего, дорасследование по последнему человеку займёт ещё месяцы, а по первому — две недели. Также мы расследуем деятельность этой же группы отравителей в Чечне. Это очень интересно, так как, по нашим наблюдениям, убийства были не согласованы с местной властью и силовиками.
— Согласно вашим данным, подобные убийства всегда согласовываются с местной властью в Чечне?
— Обычно местное представительство Управления по борьбе с терроризмом ФСБ предоставляет своего человека для лингвистической помощи. Это мы видим по нашим расследованиям в случаях, когда кому-то нужно было в больницу, убирать одежду и так далее. В случае с Чечнёй мы видим, что они никогда не звонят местным, а в других местах — звонят.