В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

«Это абсолютный бизнес». За что банкиры платили полковнику Черкалину?

Полковник , который побил рекорд полковника и у которого обнаружили 12 млрд рублей, получал взятки от банкиров буквально у входа в здание ФСБ на Лубянке или в кафе неподалеку. Об этом сообщила газета «Коммерсантъ». Сама это новость мало кого удивила. Куда интереснее, за что именно банкиры платили полковнику.

Комментируя сообщение о том, что взятки Черкалин брал практически на рабочем месте, эксперты иронизируют: «А где еще ему нужно было это делать? В шесть утра под мостом?» Важнее другое. Как следует из документов, имеющихся в распоряжении «Коммерсанта», по одному из эпизодов взяткодателем является экс-владелец банка «Транспортный» Александр Мазанов, который предлагал Черкалину эпизодическое сотрудничество, то есть оплату конкретных услуг, когда они понадобятся.

Но полковник Черкалин, согласно материалам дела, настаивал на окладе в 50 тысяч долларов в месяц за «общее покровительство». Между Черкалиным и Мазановым были еще посредники, но это не так важно. Важно, как работает система. По словам заместителя директора Агентства журналистских расследований, совладельца интернет-газеты «Фонтанка.ру» , сотрудник, имеющий непосредственное отношение к ФСБ, есть в каждом российском банке.

Евгений Вышенков, заместитель директора Агентства журналистских расследований, совладелец интернет-газеты «Фонтанка.ру»: «Либо в службе безопасности бывший сотрудник ФСБ, либо так называемый АПС — это аппарат прикрепленного сотрудника, в прошлом это называлось «действующий резерв». Итак, есть отдел ФСБ, банковский, назовем так, который вел Черкалин. В каждом регионе, в каждом управлении ФСБ тоже есть банковский отдел, и все руководители этих банковских региональных управлений ФСБ замкнуты на Черкалина. Мы знаем, что с определенного времени именем Набиуллиной начали карать банки. Что такое отобрать лицензию? Это огромная работа, а дальше очень простая вещь: на него стекается огромное количество просьб. Иногда правильных, деловых, иногда, в которых надо разбираться, иногда есть такая история: «Это предприятие можно продать там за 300 млн рублей, но, вообще-то, можно оценить и в 35 млн рублей». Это все вот такой вал. Это абсолютный бизнес».

Другими словами, 12 млрд Черкалина — цифра весьма условная. В случае с вышеупомянутым эпизодом непосредственно с банком «Транспортный» конкретики больше и в цифрах, и в механизме, продолжает начальник аналитического управления .

Максим Осадчий, начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования: «Банк был середнячком, перед самым отзывом лицензии активы его составляли около 60 млрд рублей. Банк был «пылесосом». В основном его активы были профинансированы вкладами. Ну а что за активы? Кредиты предприятиям и организациям, а по существу, эти кредиты были формой криминального вывода активов из банка. Кроме того, банк засветился в знаменитой «молдавской» схеме. Почему он так долго существовал? В том числе и благодаря помощи полковника Черкалина».

В целом же с учетом того, сколько банков было ликвидировано за последние годы и сколько времени некоторым из них при очевидных проблемах разрешали продолжать работать (читай — давали время на вывод активов), так вот, с учетом всего вышеперечисленного кто-то сравнивает эти 12 млрд Черкалина с «карманными расходами».

Евгений Вышенков называет это фигурой речи и говорит, что для установления точных сумм нужно получить доступ к огромному объему документов, на изучение которых может уйти не один месяц. Но суть в том, что так работает система. А система, даже при таких громких скандалах, как дело Черкалина, штука неповоротливая.