Ещё

Любимец советских пионеров стал маньяком. Он вешал учеников и снимал об этом фильмы 

«Эти убийства не смыть, не забыть»
Фото: Анатолий Сливко, Diletant.media
«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о маньяках, вписавших свое имя в криминальную историю СССР и новой . Их преступления заставили содрогнуться страну. В предыдущей статье мы рассказывали о Владимире Ионесяне по кличке Мосгаз, который потряс своими убийствами зимой 1963-1964 годов. Сегодня наш рассказ — об Анатолии Сливко по кличке Заслуженный мучитель. Он создал туристический клуб для школьников в ставропольском  — и стал настоящей звездой города. Но пока взрослые восхищались его талантами педагога, Сливко проводил с их детьми ужасающие эксперименты, которые снимал на видео. По словам оперативников, еще на следствии им страшно хотелось пристрелить Сливко — но свою пулю в 1989 году он получил от палача…
Кровь на черных сапогах
Анатолий Сливко родился 28 декабря 1938 года в молодом (Дагестанская АССР). Сам город был основан в 1931 году на месте развивающегося нефтепромысла — и на момент детства Сливко не мог похвастаться большим комфортом для жизни. Анатолий жил вместе с отцом, матерью и старшим братом Андреем, при этом его родители постоянно ругались: их ссоры начались еще до рождения младшего сына.
После очередного скандала мать Сливко, еще будучи беременна им, попыталась спровоцировать выкидыш. В итоге у женщины произошли преждевременные роды, но врачам удалось спасти жизнь ребенка. Сливко-младший рос тихим, замкнутым и болезненным мальчиком. Друзей среди ровесников у него почти не было — он сторонился шумных ребяческих компаний и предпочитал сидеть дома. Там мальчик нашел занятие по душе: он стал разводить кроликов, которых потом сам же забивал и свежевал.
Одно из самых ярких детских воспоминаний Сливко пришлось на годы войны. В 1942 году, когда Анатолию было всего четыре года, фашист на его глазах убил маленького мальчика, который пытался защитить от пули своего пса. Позже Сливко признается, что сам момент казни ребенка он не помнит — зато ему в память навсегда врезался эпизод, как фашист вытер кровь со своих черных начищенных до блеска сапог о тело убитого им ребенка.
Опасные наклонности
После окончания школы Анатолий Сливко пошел в армию; местом его службы стал Дальний Восток. В это время родители Сливко переехали на , в город Невинномысск, куда почти сразу после дембеля прибыл и их сын. В новом городе он освоился быстро — окончил химико-технологический техникум и устроился оператором на местный азотно-туковый завод. Правда, мечтал Сливко о совсем другой карьере: он хотел работать с детьми, при этом двигали им отнюдь не благородные мотивы.
…Еще в 1961 году, находясь на Дальнем Востоке, 23-летний Анатолий стал свидетелем страшной картины: в толпу гуляющих пионеров врезался пьяный мужчина на мотоцикле, который не справился с управлением. Несколько подростков получили ранения, а один из них погиб на месте. Вид окровавленного тела подростка в черных начищенных ботинках и с пионерским галстуком на шее внезапно вызвал у Сливко сексуальное возбуждение — и это шокировало его.
Правда, в местах, где он находился, в то время не было специалистов-психиатров, а идти к обычному врачу Сливко так и не решился. В итоге настал неизбежный момент, когда он позволил своему внутреннему зверю вырваться наружу. Все началось с того, что в 1963 году Сливко стал ходить по школам Невинномысска и устраивать там что-то вроде внеклассных кружков, где рассказывал ученикам о природе Дальнего Востока. Затем он устроился в одно из учебных заведений вожатым — и начал водить своих подопечных в двухдневные походы.
На заводе его воспитательные порывы поощряли и даже разрешали пропускать смены. В 1966 году власти выделили Сливко небольшое помещение для его турклуба «Романтик» — деревянную постройку в центре города с актовым залом и несколькими маленькими комнатами. Так у Сливко появились первые собственные воспитанники — небольшая группа подростков, которых он водил в походы, учил разжигать костры и ставить палатки. Своим ученикам молодой преподаватель много рассказывал об окружающей среде и преподавал им азы выживания в дикой природе.
Холодный жених
Связывать себя узами брака Сливко не спешил — противоположный пол его совершенно не интересовал. Он понял это еще во время службы в армии: сослуживцы часто обсуждали девушек, но сам Анатолий оставался к таким беседам абсолютно равнодушен. Однако, чтобы не выделяться на фоне своих товарищей, Сливко все же завел отношения с девушкой, жившей неподалеку от его части.
Правда, это принесло ему лишь раздражение и разочарование: избранница вскоре заявила о своей беременности и, угрожая рассказать об их связи командованию части, потребовала скорейшей женитьбы. Но Сливко шантаж не испугал — он просто прекратил общение со своей любовницей.
Одновременно с этим романом молодой солдат переписывался с одноклассницей, с которой встречался еще в школе, — та даже дождалась его демобилизации. Но сразу после встречи с девушкой Сливко решил разорвать и эти отношения: его шокировали откровения старой знакомой насчет сделанного ею аборта. После этого Анатолий начал сторониться женщин, но тут в его личную жизнь вмешалась мать, обеспокоенная одиночеством сына. И чтобы не расстраивать ее, он решил жениться.
Diletant.media
Будущая жена Сливко, Людмила, трудилась на том же химическом заводе, что и он. К моменту начала их отношений Анатолию исполнилось 29 лет. После недолгих ухаживаний Сливко сделал Людмиле предложение, которое та с радостью приняла. Девушку ничуть не насторожило, что на свиданиях будущий муж не сделал ни одной попытки обнять или поцеловать ее. Напротив, Людмила рассудила, что такое поведение говорит об исключительной порядочности и серьезности намерений ее избранника.
Но уже в первую брачную ночь выяснилось, что у Сливко явные проблемы в сексуальном плане — как объект страсти Людмила его совершенно не интересовала. Тем не менее к жене он относился с большим уважением и никогда ее не обижал. По поводу проблем в интимной жизни Сливко обращался к врачу — но доктор лишь отмахнулся и посоветовал больше отдыхать. А когда присутствовавшая на приеме медсестра стала хихикать, пациент сильно смутился и решил не продолжать рассказ о своих проблемах.
Впрочем, они не помешали Сливко и его жене завести двоих сыновей. После рождения младшего он переехал жить в соседнюю комнату, окончательно поставив крест на своих сексуальных отношениях с Людмилой. Сам Сливко статусом женатого мужчины был доволен — штамп в паспорте прибавлял ему веса в обществе и вызывал доверие.
Время «Чергида»
В 1968 году в здании, где базировался турклуб «Романтик», произошел пожар — оно сгорело дотла. Тогда члены турклуба переехали на новое место — во Дворец химиков. Там возник уже новый турклуб «Чергид» — аббревиатура означала «через реки, горы и долины». Он быстро стал известным в Невинномысске из-за своей военно-патриотической работы. Сам Сливко изучил все места сражений в окрестностях, под его руководством в горы, на знаменитый Марухский перевал, поднимали ветеранов, которые рассказывали там о своем боевом прошлом.
Кроме того, Сливко значительно пополнил коллекцию экспонатов музея военной славы, который существовал в Дворце химиков еще до возникновения «Чергида». Руководитель клуба ездил в  и , где делился опытом с местными туристами. За свою активную деятельность Сливко, у которого не было никакого высшего образования, получил звание заслуженного учителя РСФСР — постаралась боготворившая земляка секретарь городской партийной организации. Вскоре «Чергид» стал получать хорошее финансирование от местных властей.
Кадр: Криминальная Россия / YouTube
И Сливко придумал систему поощрения юных «чергидовцев», число которых к тому моменту превысило 200 человек. Кроме вручения участникам клуба значков «Юный турист», руководитель ввел систему баллов: их школьники получали за выполняемую во время походов работу — добычу дров и воды, правильный и быстрый розжиг костра, чистку картошки для похлебки и так далее. Позже баллы переводились в деньги, которые Сливко выдавал своим подопечным. Нередко они получали от своего руководителя еще и конфеты, что поднимало его авторитет в их глазах все выше.
А еще Сливко очень увлекался съемками: кинокамеру «Кварц» ему подарили в армии — за успешную службу. Сначала Анатолий фиксировал на нее все подряд и учил детей обращению с ней. А потом Сливко решил поставить камеру на службу своим порокам — и снимать на нее подобие так взволновавшего его инцидента со смертью пионера. Причем «актерами» в его страшных постановках должны были стать участники турклуба «Чергид».
Игра в повешение
«Сюжет» был прост — подросток перед съемками облачался в пионерскую форму и обязательно надевал черные ботинки. После этого он взбирался на импровизированную виселицу, совал голову в петлю и висел так некоторое время. При другом сценарии школьник надевал на голову целлофан или противогаз с эфиром, после чего несколько минут находился без сознания. Объяснение своему желанию вешать Сливко нашел уже на следствии — он вспомнил, что его самого в детстве во время игры в партизан подвесили на дереве друзья. Будущий маньяк выжил лишь чудом и, казалось, забыл об инциденте. Однако он прочно засел в его подсознании.
Изначально Сливко не планировал убивать детей: в медицинских пособиях он тщательно изучил действия по реанимации при удушении. Чтобы усыпить бдительность школьников, маньяк всякий раз придумывал для них убедительную «легенду». Например, Сливко рассказывал им о проведении медицинских опытов для разработки эффективных реанимационных мероприятий.
Тех, кто согласился полезть в петлю на «эксперименте», маньяк ко всему прочему убеждал, что это испытание даст им важный опыт, который может пригодиться в будущем при спасении близких. Но были и те, кто отказывался от сомнительных авантюр Сливко, на что тот реагировал спокойно и оставлял отказавшихся в покое.
С каждого согласившегося на «эксперимент» пионера его хитрый руководитель брал расписку о том, что участие в постановке является добровольным. Школьники писали под диктовку Сливко:
«Находясь в трезвом здравии и без всякого принуждения согласился на проведение медицинского эксперимента с вызыванием потери сознания. Клянусь факт участия в эксперименте, а также его результаты держать в полной тайне и никогда никому ни при каких обстоятельствах не рассказывать».
Многие из жертв маньяка в результате асфиксии на «экспериментах» кратковременно теряли память — как и он сам в свое время. Чтобы школьники не болтали лишнего, в дополнение к расписке Сливко задабривал их деньгами: он мог дать подростку за «эксперимент» 25-30 рублей — по тем временам месячную зарплату воспитателя в детском саду.
Под маской Толика
Сам Сливко говорил своим жертвам, что их участие в извращенных «экспериментах» — это «подвиг». Натягивая на голову очередному подростку целлофановый пакет, маньяк пояснял: он хочет убедиться, сможет ли выжить школьник при дефиците кислорода, если где-нибудь в горах его накроет лавиной. Другой жертве — мальчику, который комплексовал по поводу своего низкого роста, — Сливко заявил: пока тот будет висеть подвешенным, его позвонки растянутся и он вырастет. Благодаря такой постоянной психологической обработке у потерпевших от рук извращенца даже не возникало мысли, что они участвуют в чем-то незаконном.
Другим детям Сливко рассказывал, что пишет книгу про Великую Отечественную войну и ему для иллюстрации нужен снимок момента, когда фашисты вешают помогавшего партизанам пионера. Еще одной легендой маньяка были якобы съемки художественного фильма с тем же сюжетом. Эта выдумка имела особый успех — доверчивые школьники загорались желанием стать звездами экрана до такой степени, что на «кинопробах» их ничуть не пугала перспектива по-настоящему оказаться на виселице.
Родители юных участников «Чергида» даже не подозревали о тех ужасах, которые тайно творит с их детьми Сливко. Напротив, они активно поощряли увлечение мальчиков турклубом: в то время Невинномысск не мог похвастаться обилием разнообразных секций. На этом фоне «Чергид» был чем-то невероятным — сборы, экскурсии с ночевкой в палатках, преодоление горных препятствий, переправы через реки по канатам, поиски в темное время друг друга по мигающим фонарикам, посиделки у костра с поеданием дефицитной сгущенки…
Укрепляли доверие взрослых к руководителю «Чергида» и прекрасные отзывы самих школьников. Они были в восторге и от походов, и от своего руководителя — бывалый турист Толик, как подростков просил называть себя сам Сливко, знал много интересного. Между тем для Толика настал момент, когда он окончательно перешел грань добра и зла — и начал убивать своих воспитанников одного за одним.
Проклятый путь
По данным следствия, первая кровь появилась на руках маньяка в 1964 году, когда в Невинномысске пропал 15-летний Коля Добрышев. Тогда турклубов у Сливко еще не было — подросток приглянулся ему во время лекций в школах. Маньяк пригласил Добрышева для участия в первом «эксперименте», который закончился смертью школьника. Сливко пытался реанимировать Колю, но было поздно — тот слишком долго провисел в петле. Тогда маньяк расчленил свою жертву и сбросил останки в воды реки Кубань.
Погибший юноша был из неблагополучной семьи — его мать даже не сразу заметила исчезновение сына. Разыскные мероприятия также ни к чему не привели. Между тем до следующего убийства Сливко прошло почти десять лет: все эти годы маньяк продолжал душить и реанимировать своих жертв. А в 1973 году в Невинномысске внезапно пропал 15-летний Саша Несмеянов — воспитанник «Чергида»: это убийство, как и последующие, Сливко совершил уже намеренно. Незадолго до исчезновения подросток стал отращивать волосы, что не осталось незамеченным учительницей в школе.
Одна из жертв Анатолия Сливко Кадр: Криминальная Россия / YouTube
Она обратилась к матери Саши и потребовала от нее постричь сына. Женщина поговорила с подростком в тот же вечер; он доверился матери и рассказал, что готовится к съемкам фильма — но попросил держать это в тайне. Впрочем, мать все же передала учительнице рассказ сына — как оказалось, зря. Педагог при всем классе стала насмехаться над школьником: мол, смотрите, какой у нас артист нашелся. Саша затаил страшную обиду на мать и ушел из дома. Больше живым его никто не видел.
Поиски подростка в рамках возбужденного следователями уголовного дела так и не увенчались успехом. Мать Саши на протяжении нескольких лет сама предпринимала попытки разыскать сына, объездила несколько городов — от Минска до Архангельска, обращалась во всевозможные инстанции, но тщетно — ребенок будто в воду канул. Не помогли даже фотографии Саши, показанные по центральному телевидению. Правда, один из зэков вдруг признался в убийстве подростка и даже указал место, где похоронил мальчика, — один из островов на реке Кубань. Но вскоре выяснилось, что осужденный лжет: он просто хотел немного развеяться и поехать на следственный эксперимент в Невинномысск.
Между тем фотографию Несмеянова следствию предоставил сам Анатолий Сливко, который пытался изобразить самое непосредственное участие и озабоченность судьбой воспитанника «Чергида». Когда к Сливко за информацией о сыне обратилась мать Несмеянова, Анатолий убедил женщину, что не знает, где Саша. Руководитель «Чергида» сказал, что очень удивлен, почему стражи порядка сразу к нему не пришли. О том, что он собственноручно повесил Несмеянова, а затем расчленил и закопал тело, Сливко умолчал.
Тайны на дне
Следующий ребенок пропал в Невинномысске два года спустя — в 1975 году: тогда домой не вернулся 11-летний «чергидовец» Андрей Погосян. Родители школьника знали, что в тот день мальчик собирался в Донской лес на съемки какого-то фильма — он сам сообщил им об этом и попросил купить новые плавки. Но отец и мать Погосяна почему-то не только не потрудились узнать имя «режиссера», но и спокойно отпустили ребенка одного. А милиционеры, которые приняли заявление и приступили к поискам мальчика, даже не подумали связать исчезновение Погосяна с пропажей Саши Несмеянова.
На следующий день портфель и личные вещи Андрея нашли на городской набережной — туда их подкинул Сливко в надежде, что смерть ребенка признают несчастным случаем. Вышло почти так, как и рассчитывал маньяк, — водолазы тщательно прочесали дно реки Кубань, но тело Погосяна не нашли. В итоге дело закрыли. А в 1980 году Сливко убил свою очередную жертву — 13-летнего Сережу Фатнева.
На этот раз маньяк для отвода глаз сам принимал активное участие в поисках пропавшего школьника — он обходил окрестности и опрашивал местных жителей. Сливко даже беседовал с родителями Фатнева: те обратились к руководителю турклуба сразу после исчезновения сына. Маньяк спокойно заявил отцу и матери мальчика — он не в курсе, куда отправился школьник; при этом Сливко прекрасно знал, что живым Сережу его родители больше не увидят никогда.
После этой истории маньяк продолжил убивать: в последующие годы от его рук погибло еще как минимум два мальчика, чьи смерти Сливко привычно зафиксировал при помощи видеокамеры. Он перерезал жертвам горло, измазывал трупы кровью — и продолжал жуткую съемку.
По следу зверя
В июле 1985 года в милицию обратились мать и сестра последней, седьмой жертвы Сливко — 13-летнего Сережи Павлова, жившего в одном из домов на бульваре Мира. Близкие мальчика рассказали, что он отправился рыбачить на реку Кубань и не вернулся. Правда, свои удочки Павлов в тот день почему-то не взял.
Следствие рассматривало несколько версий исчезновения школьника. Подозревали даже мать Сережи: та почему-то не проявила особых эмоций после пропажи сына и оставалась сдержанна. Не исключали сыщики и того, что Павлов мог случайно утонуть. Но правда в итоге шокировала всех — ее рассказала соседка Сережи. Перед исчезновением мальчик сообщил ей радостную для него новость: руководитель турклуба Анатолий Сливко будет фотографировать его для журнала.
…Когда сыщики пришли в турклуб «Чергид» для беседы с его главой, было уже поздно: Сливко вместе с воспитанниками уехал на море. Как позже расскажет сам маньяк, во время этой поездки он безуспешно пытался покончить с собой — его заела совесть. А пока Сливко отсутствовал в городе, следователь, ведущий дело Сережи Павлова, ушел в отпуск и передал его помощнице прокурора Тамаре Лангуевой.
Именно благодаря этой женщине расследование наконец сдвинулось с мертвой точки. Пользуясь отсутствием Сливко, Лангуева начала скрупулезно опрашивать всех участников турклуба. Те откровенничали неохотно, но все же рассказали Лангуевой некоторые подробности о съемках кино своим наставником.
Тамара Лангуева Кадр: Криминальная Россия / YouTube
Страшные откровения
Как выяснилось, Анатолий Сливко замахнулся чуть ли не на художественные фильмы: он снимал какие-то сказки про Бабу-ягу, фашистов, индейцев… Но главное — по сценарию персонажи часто отправлялись на виселицу. И вдруг во время очередной беседы один из мальчиков признался Тамаре Лангуевой — он с подачи Анатолия действительно провисел в петле шесть минут, а как выжил — не знает.
По словам школьника, после подвешивания он потерял сознание, а когда пришел в себя, обнаружил, что у него затруднено дыхание, сильно опух язык и он не может идти самостоятельно. Сливко довел школьника до дома и исчез, а сам мальчик объяснил встревоженным родителям, что его в язык укусила гусеница.
Явных следов удушения на шее школьника видно не было — для этого маньяк обматывал вокруг петли из резинового шланга мягкое полотенце, и лишь потом надевал ее на детей. Впрочем, позже чудом выживший мальчик все же поделился волнующими его воспоминаниями со своей подругой — и та сообщила о странном рассказе своим родителям. Но ей не поверили, а саму историю сочли плодом детской фантазии.
Помощница прокурора Лангуева в итоге докопалась до страшной правды: когда глава «Чергида» лично звал одного, конкретного ребенка на «киносъемку», то для юного актера это обычно означало верную смерть — ведь он висел в петле 10-15 минут. Уже на следствии выяснится, что тела маньяк расчленял и закапывал, а окровавленную одежду сжигал. Кроме того, перед тем, как избавиться от очередного трупа, Сливко любил обливать бензином и поджигать ботинки, надетые на ноги мертвых мальчиков — вид горящей обуви доставлял ему извращенное сексуальное наслаждение.
За 20 лет такая страшная смерть постигла семерых школьников. Еще 43 подростка прошли через удушение, но выжили: Сливко прекращал пытку не позже, чем через девять минут после ее начала, и реанимировал очередную жертву своими руками.
«Вы пожалеете об этом»
Серийного убийцу задержали 28 декабря 1985 года в турклубе «Чергид», который к тому времени переехал в новое здание на Северной улице. Арест пришелся на день рождения Сливко, которому исполнилось 47 лет. Когда оперативники надели на задержанного наручники, он был страшно возмущен и напомнил им, что они схватили депутата Невинномысского горсовета, ударника труда и мастера спорта по горному туризму. Сливко грозил оперативникам своими связями в Горкоме и бросил им фразу: «Вы пожалеете об этом».
Правда, на обыске Сливко быстро сник, когда увидел, как один из оперативников направился к комнатке с надписью «Щитовая»: подозреваемый попытался было заявить, что заходить туда опасно, да и ключей от подсобки у него нет. Но милиционер все равно попал туда — и увидел странную картину: на полу в хаотичном порядке лежали каски немецких и советских солдат, оружие, гранаты, пионерские галстуки, форма и значки — вещдоков в итоге набралось на целый грузовик.
Среди них нашлась и обувь некоторых из погибших школьников — по непонятным причинам Сливко отпиливал у ботинок мыски (порой прямо на телах погибших) и хранил обе части. Находились в щитовой и пеньки, на которых в лесу маньяк расчленял подростков, порой еще живых. Все эти страшные предметы напоминали Сливко про совершенные им убийства — и эти воспоминания доставляли ему наслаждение.
Вещдоки, найденные у Анатолия Сливко Кадр: Криминальная Россия / YouTube
Последнее письмо
Однако самый большой шок оперативники испытали при просмотре фотографий и одной из видеокассет, которые Сливко бережно хранил в «Щитовой», — на кадрах был запечатлен висящий в петле мальчик в пионерской форме. По воспоминаниям одного из сотрудников угрозыска, в тот момент у него даже возникла мысль воспользоваться служебным оружием и застрелить находившегося рядом Сливко — он с большим трудом сдержал этот порыв.
Нашли сыщики и дневник маньяка, в котором тот среди прочего писал, что порой пытался побороть свою жажду убийств и использовать кукол вместо детей. Но раз за разом желание утолить свои извращенные страсти у Сливко оказывалось сильнее. Его жена после первого допроса мужа покинула город: милиционеры, опасаясь расправы со стороны местных жителей, под покровом ночи посадили женщину с сыновьями на поезд.
Сам маньяк, уже находясь в , написал супруге прощальное письмо — в нем, помимо извинений, он утверждал, что его психическая патология является врожденной, указывал ряд ее симптомов и просил внимательно наблюдать за сыновьями по мере их взросления. Находясь под арестом, Сливко дважды пытался покончить с собой — но безуспешно. А секретарь городской партийной организации, с подачи которой маньяк и получил звание «Заслуженного учителя», не смогла пережить страшные вести о своем протеже и совершила самоубийство.
«Только со смертью уходит»
На первых допросах Сливко по большей части молчал. Потом немного разговорился — но указал своей первой жертвой Сашу Несмеянова, умолчав о расправе над Колей Добрышевым. А затем, на вопрос Тамары Лангуевой о количестве жертв, внезапно сознался — мол, да, у меня их много. И просил перед показом видео на суде:
«Я следствию высказывал пожелания, чтобы как можно более узкий круг был. То, что будет представлено сейчас, даже человеческий род позорит. Я раз увидел это, и это нельзя не смыть, не забыть. Только со смертью уходит. Мне страшно, что это будут люди смотреть».
На этапе следствия родителям убитых школьников пришлось пройти все круги ада: опознать пролежавшие в земле останки смогли не все — и тогда следователи решили показать родственникам записи с камеры Сливко. Отцам и матерям приходилось смотреть страшные кадры, на которых маньяк расправляется с их детьми. Около здания, где шел процесс над Сливко, дежурили кареты скорых — на них увозили в больницы родственников жертв, которые теряли сознание от жутких подробностей преступлений маньяка. За ним в Невинномысске закрепились прозвища Вожатый-потрошитель и Заслуженный мучитель.
К июню 1986 года, когда начался судебный процесс, Анатолий Сливко был мало похож на того бравого и самоуверенного руководителя турклуба, которого боготворили в городе и брали в пример школьники-подопечные. Исхудавший и осунувшийся маньяк с трясущимися руками и головой молча выслушивал доводы обвинения, прекрасно понимая, какой ему светит приговор. Психиатрическая экспертиза признала Сливко вменяемым, но с целым «букетом» отклонений — от педофилии, некрофилии и садизма до фетишизма и пиромании.
После приговора осужденный маньяк прожил еще три года. За это время для создания портрета психопата с ним успели поработать врачи. Сливко даже консультировал следователя по делу свирепствовавшего в те годы маньяка . Впрочем, несмотря на их общую склонность к садизму, Сливко так и не смог правильно предугадать ни одного шага главного маньяка СССР.
Анатолий Сливко был расстрелян в сентябре 1989 года. Клуб «Чергид» после задержания его руководителя фактически прекратил свое существование. Но помещение, которое он занимал, не пустует. Сейчас там находится Центр детско-юношеского туризма и экскурсий.
Я больше не могу: звезда Playboy идет в президенты страны
Комментарии52
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео