Ещё

Россиянин под пытками взял на себя чужое убийство. Его оправдали, но снова хотят посадить 

«Если в суде что-то расскажешь, тебе не жить»
Фото: Кадр: телесериал «Убийство»
История московского строителя Георгия Шевченко похожа на дурной сон. Однажды он потерял банковскую карту — и ее нашли на месте убийства бездомного. Следствие зацепилось за эту улику, и Шевченко объявили в федеральный розыск. Вскоре его задержали и под пытками заставили признаться в убийстве. Георгий провел в  долгие восемь месяцев, но аргументы обвинения оказались настолько слабы, что на суде присяжные дважды оправдали подсудимого — уникальный для российского правосудия случай. Впрочем, следователи не сдаются и, защищая честь мундиров, до сих пор пытаются отправить Шевченко за решетку… Подробности необычного дела изучила «Лента.ру».
«Мы позвонили в , за вами едут опера»
В 6 часов утра 31 января 2018 года Георгий Шевченко приехал по делам в подмосковную . Он вышел из электрички, и на перроне наряд полиции попросил у него документы для проверки.
— Я обычный человек, занимаюсь строительством и демонтажом зданий, живу в Москве, — рассказывает Шевченко. — Полицейские мне говорят: «Предъявите документы». Я, само собой, показал им паспорт. Они переглянулись и говорят: «Пройдемте в отделение». Я трезвый, нормальный. Надевают на меня наручники: «Вы задержаны за особо тяжкое преступление». Я им: «Ребята, вы что творите, какое преступление?» А они: «Мы позвонили в Москву, за вами едут опера».
Полицейские ничего не объясняли Шевченко, просто сказали, что он в федеральном розыске за какое-то преступление. Оперативники из Москвы приехали три часа спустя и посадили задержанного в машину. По пути объяснили: 26 июля 2017 года в столице убили человека, возле тела оказалась банковская карта Шевченко. Мол, вспоминай, где ты ее потерял.
— Я потерял карту давно, денег там не было, и я не придал потере значения, — объясняет собеседник «Ленты.ру». — Я даже не знаю, где именно она пропала. Все думал, что надо бы сходить и эту карту восстановить, будь она трижды проклята…
«Все улики начали подгонять под него»
Вечером 26 июля 2017 года на улице Рогожский Поселок (Юго-восточный округ Москвы) от ножевых ранений скончался Александр Сухоребриков 1986 года рождения. Об обстоятельствах его убийства рассказали жившие с ним на поляне у железной дороги знакомые — вернее, собутыльники. Вот рассказ одной из них, 20-летней Екатерины:
«Живу на улице, на поляне в полосе отвода железнодорожных путей Курского направления, в районе моста, расположенного на Нижегородской улице. Вместе со мной на указанной поляне проживали еще трое — лица без определенного места жительства Репич Станислав по кличке Хромой, Веревкин Игорь и мужчина по имени Александр. Александр ранее судим за убийство, и в течение девяти лет отбывал наказание за данное преступление. Мы все не работаем, источником нашего существования является сбор милостыни у старообрядческой церкви, сбор и сдача лома цветных металлов».
Именно Екатерина нашла на поляне истекающего кровью Сухоребрикова и прибежала за помощью в церковь. Церковный служитель Павел Душкевич вызвал скорую помощь. На руках у врачей мужчина умер. Об убийце и причине преступления следствию рассказал очевидец Игорь Веревкин. Он в тот роковой день выпивал с погибшим на поляне. С утра они пили портвейн «777», временами прерываясь на попрошайничество у церкви.
Вечером к Веревкину и Сухоребрикову подошел их знакомый Андрей (тоже бездомный) и попросил ему налить. Сухоребриков отказал, и Андрей ушел, а через некоторое время вернулся и напал на Александра с ножом. Ударив Сухоребрикова несколько раз, подозреваемый убежал. Следствию повезло: в ближайшем магазине «Пятерочка» убийца попал на камеру видеонаблюдения — он что-то покупал там незадолго до преступления. Эта съемка стала основным доказательством по делу: мужчину в спортивном костюме с залысинами Веревкин и Екатерина опознали как убийцу по имени Андрей.
На следующий день после преступления был составлен фоторобот подозреваемого, но позже он исчез. Возможно, из-за того, что по обнаруженной на месте убийства банковской карте была установлена личность Георгия Шевченко, которого заподозрили в расправе над Сухоребриковым.
— Мой доверитель потерял карточку задолго до дня убийства, и она каким-то образом попала к оперативникам, — предполагает адвокат Алхас Абгаджава. — Возможно, ее нашли бездомные, которые проходили по делу свидетелями. Как бы то ни было, но на балансе карты денег не оказалось. По ней нашли Шевченко, и все улики начали подгонять под него.
Как ни странно, позже злополучная банковская карта исчезла из материалов дела. Вероятно, оперативники проверили ее в банке, и оказалось, что посторонние пытались получить доступ к карте задолго до убийства Сухоребрикова. Фактически это означало, что к моменту преступления на улице Рогожский Поселок карта уже была не у Шевченко, но его все равно объявили в федеральный розыск, в котором он находился несколько месяцев. Впрочем, именно в это время подозреваемый получил загранпаспорт.
«И тут мне на голову надели мешок»
Вечером 31 января 2018 года задержанного доставили в  по Нижегородскому району Москвы, где, по словам Шевченко, всю ночь избивали оперативники под руководством начальника оперчасти.
— Опера приковали меня наручниками к батарее и передали очень злому, жирному, безобразному подполковнику, — вспоминает собеседник «Ленты.ру». — Он с ухмылкой тычет мне в лицо планшет с фотографией убитого и говорит: «Ну, что скотина, признавайся: твоих рук дело?» Приводят пьяную, похожую на бомжа девушку непонятного возраста [имеется в виду Екатерина]. Она говорит, показывая на меня пальцем: «Да, это Андрей, он убил!» Я ей сказал, что меня зовут Георгий.
Через некоторое время к Шевченко пришли три крепких оперативника с Петровки, завели задержанного в кабинет и перековали в наручники так, чтобы они были у него за спиной. Начальник оперчасти вновь спросил, будет ли он признаваться.
— Я им: «Да вы что ребята! Это недоразумение». И тут мне на голову надели мешок — знаете, такой черный, для мусора, — говорит Шевченко. — Я начинаю задыхаться — а они ржут. Берут такой огромный справочник со стола и им начинают меня по башке бить. Это длилось под их смех часа три, за это время я несколько раз терял сознание. А начальник им [оперативникам] кричал: «Смотрите, чтобы не обосрался! В прошлый раз обосрался тут у меня, вонь была на весь кабинет».
В какой-то момент задержанный понял, что его положение безвыходное, а любое сопротивление бессмысленно. Шевченко согласился на явку с повинной. По его словам, ему в рот залили бутылку водки, после чего повезли на место преступления. Там Шевченко доходчиво объяснили, какие надо дать показания следствию, в противном случае пообещав «черенок, бутылку, все мыслимые и немыслимые пытки». Когда задержанный вернулся в ОВД, его пристегнули наручниками к батарее, и он ночевал прямо на полу в коридоре, напротив кабинета начальника оперчасти.
«И так сойдет — у нас четыре свидетеля»
Официально задержание Георгия Шевченко было оформлено утром следующего дня, 1 февраля. Его вновь привезли на следственный эксперимент, к месту убийства у старообрядческой церкви.
— Я там как-то показываю [как произошло убийство], а следователь говорит, что не так, — вспоминает Шевченко. — Говорю: «Ну покажи, как надо». А он мне: «Ладно, и так сойдет, у нас четыре свидетеля». Опять меня привезли в ОВД, и там один из моих мучителей говорит: «Если ты в суде что-то расскажешь, то у нас среди блатных есть свои люди — и тебе просто не жить».
Суд арестовал Шевченко, его отправили в СИЗО. Первоначально его обвинили по статье 111 («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»), но потом изменили статью на более тяжкую — 105 УК РФ («Убийство»).
— Я начал писать во все инстанции: прокурору, в МВД, в управление собственной безопасности (УСБ) МВД, просил проверить меня на полиграфе… Тишина, — рассказывает Шевченко. — В итоге ко мне приходит следователь и говорит: «Что ты пишешь, уже поздно». Я заявляю, что все показания дал под давлением, а он пишет, что я беру 51-ю [статья 51 Конституции, дающая право не свидетельствовать против себя].
22 мая 2018 года на первой же очной ставке обвиняемый встретился с главным свидетелем по делу — Игорем Веревкиным. Его привели в камеру к Шевченко, и он сразу сказал: «Это не он, тот выше был, под два метра». На что следователь парировал: «Я тебя сейчас прибью, он [Шевченко] у меня уже четыре месяца сидит».
— Первоначальные показания Веревкина пропали. Тогда я поднял шум, написал жалобу в , — вспоминает Шевченко. — Но в СИЗО свидетеля заводили уже по списку, этот факт было не скрыть. Поэтому следователь вынужденно написал, что Веревкин видит меня в первый раз. Ему же [следователю] пришлось заняться моим заявлением о пытках в полиции и признании под давлением. Были очные ставки с ментами: я показал, что этот бил, а этот держал. Начальник оперчасти на это сказал, что меня никто не бил, я сознался добровольно.
Тем не менее после заявления Шевченко следователь, занимавшийся его делом, все же провел проверку в отношений полицейских, однако никаких нарушений в действиях оперативников ОВД по Нижегородскому району Москвы выявлено не было.
«Вот убийца моего друга!»
По словам Георгия Шевченко, вскоре после очной ставки с полицейскими к нему опять привели Екатерину — и та вновь заявила, что перед ней убийца Андрей. По словам Шевченко, девушка могла быть в сговоре с начальником оперчасти и выполнять в нужных делах роль «вечного свидетеля». В какой-то момент прокурор предложил обвиняемому согласиться на 111 статью УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»), но Шевченко отказался, чем очень разгневал представителя обвинения.
— Через несколько месяцев опять провели очную ставку с Веревкиным — и он, не глядя на меня, назвал меня убийцей, — говорит собеседник «Ленты.ру». — Мол, его совесть заела, вот он и пошел к следователю. Я тогда сразу сказал: «Понятно же, что вы забили его, как и меня». В конце концов я потребовал суда присяжных. Терять мне все равно было нечего — меня защищал обыкновенный адвокат по назначению. Следователь пообещал мне тогда 12 лет [лишения свободы] минимум.
Шевченко назначили суд присяжных из шести основных и четырех запасных заседателей. Обвинение поддерживали два прокурора, которые показывали присяжным вещдоки с места преступления: вещи в крови, окурки, бутылки, стаканчики… Один из них даже использовал знаменитую цитату из фильма «Брат-2»: «Вся сила — в правде». Вот только загвоздкой для обвинения стал тот факт, что следов ДНК Шевченко на месте убийства так и не нашли. Поэтому прокуроры вынуждены были признать, что прямых доказательств причастности обвиняемого к преступлению просто нет.
Однако свидетель Веревкин на суде закричал при виде Шевченко: «Вот убийца моего друга!» Вновь опознала подсудимого как преступника и свидетельница Екатерина. Только служитель церкви Душкевич, знавший в лицо бездомных, обитающих у храма, прямо заявил, что видит Шевченко впервые. Присяжным также показали видео, снятое камерой видеонаблюдения в «Пятерочке». Из-за плохого качества видео эксперты не смогли установить сходство Шевченко и мужчины на записи с камеры, но форма залысин подозреваемого хорошо просматривалась и совсем не напоминала линии роста волос подсудимого.
Присяжные совещались ровно 15 минут и единогласно признали, что Георгий Шевченко невиновен.
«Я ходил по бомжам и показывал фото убийцы»
Шевченко оправдали 26 ноября 2018 года и освободили из-под стражи в зале Лефортовского суда Москвы. Выйдя на свободу, он решил самостоятельно искать убийцу.
— Я ходил по бомжам и показывал им фото [скриншот с видео из «Пятерочки»] убийцы из материалов дела, — вспоминает мужчина. — Двое сказали, что здесь крутился этот Андрей, но сейчас никто не знает, где он.
из материалов дела
Между тем 28 февраля 2019 года по протесту прокуратуры отменил оправдательный приговор. Как следует из апелляционного определения, основанием для отмены стало то, что подсудимый и его адвокат по назначению сообщили присяжным о пытках в полиции, после которых Шевченко сознался в убийстве. В Мосгорсуде отметили, что по закону присяжные не должны знать об этом, так как эти сведения могут повлиять на их решение.
— Никаких нарушений в ходе процесса не было; если бы они были, судья, которая контролировала процесс, сделала бы мне замечание, и это было бы в протоколе, — говорит в беседе с «Лентой.ру» защитник Соловьев. — Просто по материалам дела видно, что Шевченко невиновен. Его дело — это пример плохой работы следователя. Либо последний плохо доказал вину обвиняемого — и его оправдали, либо мой подзащитный невиновен, но тогда непонятно, почему следователь вообще им занимался.
«Я стал неврастеником с этим делом»
Еще одной причиной для отмены оправдательного приговора стало формальное нарушение процедуры, которую усмотрел Мосгорсуд. Там решили, что старшина коллегии присяжных неправильно заполнил вопросный лист. В результате вердикт присяжных отменили, а дело Георгия Шевченко отправили на пересмотр в тот же Лефортовский суд Москвы, где оно рассматривалось прежде.
Начался новый процесс с новыми присяжными. Свидетеля Веревкина не было, а Шевченко защищал другой адвокат — Алхас Абгаджава. По его ходатайству присяжным показали видео из «Пятерочки». Прокурор к этому не стремился — он решил, что запись с настоящим убийцей не очень важна для присяжных. Между тем на первом процессе видео было доказательством со стороны обвинения.
— Судя по реакциям, запись произвела на присяжных очень сильное впечатление, — отмечает Абгаджава. — На ней хорошо видно, что это абсолютно другой человек.
Защитник также представил коллегии заключение о портретно-ростовом исследовании. Специалист изучил фигуру, рост и особенности волосяного покрова человека с видеозаписи из «Пятерочки» и сделал вывод, что параметры предполагаемого убийцы не совпадают с параметрами Шевченко.
— Можно все подделать, но не рост: по заключению эксперта, у человека с записи — минимум 185 сантиметров, а у меня — всего 168, — объясняет Шевченко. — Я честно сказал присяжным, что я заядлый курильщик, а на месте преступления была куча бычков. И хотя проводились серьезные экспертизы, никаких следов моей ДНК там не нашли.
15 мая 2019 года Георгия Шевченко вновь оправдали. Присяжные единодушно решили, что вина подсудимого в убийстве не доказана, за его невиновность проголосовали пять из шести членов коллегии. Шевченко считает, что если бы не присяжные, у него не было бы ни одного шанса на оправдание.
— Я стал неврастеником с этим делом, восемь месяцев отсидел в СИЗО, — говорит он. — Я всего боюсь — что меня подслушивают, что за мной подглядывают. Живу под страхом, под гнетом. Не могу устроиться на работу — кто возьмет, если ты под следствием? Сижу на шее у сына со своими проблемами. Сейчас жду, что будет очередная отмена приговора — и новые суды. Уже исчезают свидетели. Теперь, наверное, видео пропадет…
В настоящее время оправдательный приговор в отношении Георгия Шевченко вновь опротестован прокуратурой. В случае его отмены будет новый процесс. Третий по счету.
Голодный енот устроил погром в московском кафе
Комментарии68
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео