Ещё

«Хороший управленец» в железной клетке. Михаила Абызова оставили в СИЗО 

Бывший министр по делам «открытого правительства» останется в Лефортово еще на два месяца. Басманный суд  в четверг продлил его арест до 25 июля, передает корреспондент Forbes из зала суда. Адвокаты просили перевести экс-чиновника под домашний арест в его частный дом в элитной деревне Жуковка в . Следователь и прокурор настояли на содержании Абызова в .
На заседание пришли десятки журналистов, приехали гражданская жена Абызова Валентина Григорьева, бывшая свекровь и племянница, а также экс-глава Леонид Меламед, который сам теперь стал фигурантом уголовного дела.
В маленький зал уместились далеко не все. Для остальных была организована трансляция в коридоре суда. «Жена [Абызова] пусть проходит в зал, а племянница — смотрит телевизор на трансляции», — руководили процессом судебные приставы.
Оставили в клетке
Абызова доставил в зал усиленный наряд конвоя с большой овчаркой. В железной клетке для подсудимых он выглядел бодрым и махал родственникам. В суде его интересы представляли сразу восемь профессиональных юристов во главе известным адвокатом .
В начале заседания защитники потребовали выпустить Абызова из железной клетки — это противоречит европейской практики. Также они попросили суд приобщить личные поручительства за их доверителя от политиков и общественных деятелей. Среди подписантов, как и два месяца назад, оказались экс-глава , бизнесмен , бывший зампред правительства , зампредседателя , руководитель фонда «Вера» Анна Федермессер, руководитель фонда «Подари жизнь» и попечитель фонда «Дети-бабочки» .
«Роман Троценко лично ручается за надлежащее поведение Абызова, что он будет являться на следственные мероприятия и не нарушит меру пресечения, — говорил адвокат . — С Дворковичем и Тимаковой Абызов вместе работал в правительстве и они оба полагают, что Абызов зарекомендован себя как честный человек и хороший управленец».
Судья документы приобщила, но из клетки Абызова не выпустила.
Транши под следствием и наркотики
Следователь рассказал, что расследование идет полным ходом — сейчас проводятся десять финансовых, экономических и бухгалтерских экспертиз, допрашиваются свидетели, а также направлены запросы о юридической помощи в другие страны.
Все это займет определенное время, говорил следователь. Поэтому освободить Абызова, или даже перевести его под домашний арест «не представляется возможным». Обширные связи в , недвижимость заграницей — в Великобритании и Италии, личный самолет и мотоцикл — перечислял «отягчающие» обстоятельства следователь. Все это, по его мнению, может помочь Абызову скрыться или оказать давление на свидетелей.
«Он даже под следствием пытался вывести денежные средства и переводил их на счета третьих лиц», — выступал следователь.
«Третьими лицами вы называете его гражданскую жены и сына?» — парировал адвокат Сергей Дрозда. Он объяснил, что речь идет о двух траншах по 30 млн рублей на имя сына Абызова и его гражданском жены. Впрочем, часть этих денег все равно была заблокирована, но частью успели расплатиться с адвокатами, отмечал следователь.
Сейчас, как утверждали в суд защитники и сам Абызов, все счета и кредитные карты заблокированы. До этого Басманный суд наложил арест на 437 млн рублей бывшего министра.
Затем следователь сделал почти сенсационное заявление — в квартире Абызова при обыске был найден пакетик с наркотическими средствами — наличие наркотика подтвердила и химическая экспертиза. Но адвокаты и тут выступили с опровержением. Как оказалось, речь шла об арендованной квартире по соседству с жильем бывшего министра на Обыденском переулке. Именно там был найден пакет в марихуаной, пояснил адвокат Аснис. Но в нем было такое маленькое количество наркотика, что материалы переданы в местную полицию, и максимум, что может произойти — будет возбуждено административное дело, пока в отношении неустановленных лиц.
В суде позицию следователя поддерживала и прокурор. «Я считаю, что необходимо сохранить меру пресечения», — выступила гособвинитель.
Доводы защиты
В общей сложности речи представителей следствия и обвинения не заняли в получаса. Зато речи восьми адвокатов растянулись на несколько часов.
Первым слово взял Аснис. Он заявил, что следователи не предоставили никаких доказательств причастности Абызова к тем преступлениям, которые ему вменяются. Согласно материалам дела, бывшим министр вывел в офшоры 4 млрд рублей. Речь идет о сделках сначала по продаже четырех энергоактивов (АСС, ПРиС, ПЭСК, РЭМиС) кипрскому офшору «Блэксирис трэйдинг лимитед» за 186 млн рублей, а потом об их выкупе за 4 млрд рублей.
«В материале есть распечатка обрывков телефонных разговоров. Но из них невозможно сделать хоть какой-то вывод о причастности Абызова к событиями 2011 — 2014 годов», — говорил Аснис.
Подробнее о доказательствах в деле Абызова читайте здесь: «Все идет по плану»: о чем Михаил Абызов говорит в прослушке
Новыми материалами следствия в этот раз стали показания миноритария компаний и «РЭС», некого Рубцова, у которого руководство этих компаний в январе 2019 году принудительно выкупило пакет акций за 5,6 млн рублей. «И о каком ущербе тогда можно говорить?» — вопрошали адвокаты.
«Все доводы следователя — формальные. Имущество за границей, бывшая супруга в США. Он что, сделает марш-бросок — уедет на мотоцикле и самолете?» — спрашивал Дрозда.
«Все было бы смешно, если бы не было так грустно, — самым последним взял слово сам Абызов. — Это какой-то для меня абсолютный театр абсурда. Я хочу еще раз хочу искренне поблагодарить тех людей, которые меня поддерживают и мою семью. И хочу заявить суду следующее: я не совершал никаких преступлений, не создавал преступное сообщество и не руководил им, не использовал положение министра Российской Федерации».
Он настаивал, что не мог использовать полномочия министра, а следствие вообще приписывает ему создание организованной преступной группы еще до того, как он получил назначение на эту должность.
«Следствие предписывает мне какие-то экстрасенсорные способности Кашпировского», — выступал Абызов и уверял, что некоторых фигурантов своего дела — или членов преступного сообщества, как считает следствие — он вообще не знал.
«Абсолютный театр абсурда». Как Михаил Абызов просил отпустить его из-под ареста
Абызов настаивал, что все дело строится на претензиях миноритариев, а такие споры должны считаться корпоративными и рассматриваться в арбитражных судах, а никак не в уголовных. В конце своего выступления он просил отправить его под домашний арест — в его загородный дом в элитный поселок Жуковка, по соседству с Барвихой.
«Последнее слово за вами, за судом, и я рассчитываю что суд примет справедливое решение. Спасибо», — закончил выступление Абызов.
Спустя полтора часа судья решила оставить экс-министра под стражей.
Комментарии