Войти в почту

Кстовский суд оценил женскую грудь. Отказавшаяся раздеться в полиции девушка получит компенсацию

О Кристине Морозовой NN.RU писал много раз. С 2016 года уголовное дело по её жалобе то начинали, то прекращали. Девушка даже сама получила уголовную судимость — за оскорбление сотрудника полиции, но суд её реабилитировал. Если вкратце, то версия Кристины звучит так: в сентябре 2016 года полицейские задержали её во время прогулки с таксой, в участке она отказалась снимать бюстгалтер при мужчинах и к ней была применена сила. Сотрудница полиции прижала её голову коленом к полу до хруста, а сотрудник распылил ей в лицо и в морду её собаки слезоточивый газ. Медики диагностировали у Кристины: закрытую черепно-мозговую травму, ушиб головного мозга легкой степени, перелом-трещину скуловой кости, перелом крыла клиновидной кости слева.

В конце прошлого года юристы Комитета против пыток обратились в интересах пострадавшей с иском о компенсации морального вреда, причиненного ей незаконным уголовным преследованием.

— За время следствия и многочисленных судов по этому делу Кристина испытывала сильнейший стресс, — рассказал юрист Комитета против пыток . — Для домохозяйки, никогда не привлекавшийся к уголовной ответственности, — это объяснимо. Стресс усугублялся и осознанием того, что уголовное преследование Кристины стало результатом её жалоб на полицейских: то есть, из жертвы она превратилась в виновную.

Врачи диагностировали у Кристины признаки депрессии в связи со всем произошедшим. Моральный вред истица оценила в 250 тысяч рублей. Вчера, 15 января, судья Кстовского городского суда лишь частично удовлетворил исковые требования, присудив ей пять тысяч рублей.

Теперь юристы готовятся обжаловать очередное прекращение уголовного дела в отношении полицейских (оно было снова остановлено в ноябре).

— Также мы намерены обратиться в , поскольку, на наш взгляд, здесь налицо как нарушение статьи 3 Конвенции, запрещающей жестокое и унижающее человеческое достоинство обращение, так и статьи 8, гарантирующей право на уважение частной жизни. Разумеется, мы будем обжаловать и решение о мизерной компенсации, — добавил Владимир Смирнов.