«Будем добиваться, чтобы сыновьям вернули честное имя» 

Названных боевиками дагестанских пастухов признали жертвами спустя 15 месяцев после убийства
В Дагестане возбуждено уголовное дело по факту убийства братьев Гасангусеновых в августе прошлого года в Шамильском районе. Последние 15 месяцев, согласно официальной позиции силовиков, они считались боевиками, напавшими на правоохранителей, но убитыми ответным огнем. Все это время родственники и односельчане Наби и Гасангусена боролись за их честное имя.
О сенсационном для истории с убийством сельских пастухов повороте дела сообщил адвокат , который опубликовал на своей странице в Facebook постановление следователя. Как следует из текста документа, 23 августа прошлого года около 21:30 в 2 км от селения Гоор-Хиндах Шамильского района группа неустановленных лиц, вооруженных незаконно приобретенными автоматами Калашникова, обстреляла братьев Наби и Гасангусена Гасангусеновых. От множественных огнестрельных ранений они скончались на месте происшествия.
В течение 15 месяцев после гибели следствие считало братьев Гасангусеновых пособниками боевиков, которые напали на силовиков, но были убиты «ответным огнем».
Основанием для возбуждения уголовного дела стало наличие в материале проверки достаточных данных, указывающих на признаки преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 105 и ч. 2 ст. 222 УК РФ (убийство двух или более лиц, совершенное группой и незаконный оборот оружия и боеприпасов, совершенный группой лиц).
В сообщениях информагентств «РИА Новости» и «Интерфакс», опубликованных за несколько часов до обнаружения трупов погибших, убитые были названы боевиками, ликвидированными в ходе спецоперации. А в официальной сводке по Дагестану, составленной и подписанной и. о. начальника отдела полиции по Шамильскому району Ибрагимом Алиевым, сообщалось, что в оперативно-разыскных мероприятиях участвовали сотрудники РФ, ЦПЭ МВД с дислокацией в селе Гергебиль, ФСБ России и ОМВД России по Шамильскому району — именно они уничтожили «ответным огнем» преступников, якобы открывших по ним огонь.
Исрапил Магомедов, нашел тела своих племянников, которые не вернулись домой с пастбища (они работали чабанами), одетых в чужую одежду и с автоматами на шеях. Полицейские забрали тела убитых в райотдел, чтобы увезти их в Махачкалу на экспертизу, но жители окрестных сел не дали им этого сделать.
По мнению местных жителей, вмешательство родственников и односельчан братьев Гасангусеновых помешало силовикам довести до конца инсценировку, в которой Наби и Гасангусену была уготована роль боевиков.
На следующий день было возбуждено уголовное дело по ст. 317 УК РФ (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа) и ст. 222 УК РФ. Погибшие молодые люди не получили в нем процессуального статуса, а их родители не были признаны потерпевшими, поэтому их и адвокатов не допускали до ознакомления с материалами дела. При этом расследование велось в отношении «неопределенных лиц», хотя убитые были сразу опознаны их родственниками и односельчанами.
Отец погибших Муртазали Гасангусенов пытался добиться возбуждения уголовного дела об убийстве своих сыновей. 31 января он обратился в управление по Дагестану с заявлением, в котором просил возбудить уголовное дело в отношении убивших его детей, но не получил никакого ответа. Реакции не последовало даже после того, как районный и Верховный суды республики признали бездействие следственного управления незаконным.
Муртазали Гасангусенов обратился с жалобой и в  — 13 ноября стало известно, что жалоба в Страсбурге получена. А 15 ноября, как узнали адвокаты спустя две недели, было принято постановление о возбуждении нового уголовного дела — основанием для такого решения стал «рапорт следователя об обнаружении признаков преступлений». Господин Гасангусенов уже допрошен в качестве потерпевшего.
Адвокаты не испытывают особого оптимизма после такого поворота событий, сказал на пресс-конференции в маханчкалинском отделении адвокат Мурад Магомедов. Даже постановление о прекращении первого дела следствие держит от них в секрете. Судя по ответу на заявление отца убитых братьев, перенаправленное руководителями республики в надзорное ведомство, тот факт, что в течение 15 месяцев расследования братья числились боевиками, правоохранители могут объяснить «ошибочной информацией», представленной Ибрагимом Алиевым (через месяц после инцидента он был утвержден в должности начальника райотдела полиции). Согласно новой версии силовиков, в ночь на 24 августа 2016 года в районе не было ни спецоперации, ни сотрудников ФСБ и ЦПЭ.
Вернулся на работу и уволившийся было сотрудник полиции, который накануне убийства братьев был послан начальником райотдела «на разведку» и даже сделал звонок с их телефона, рассказывают родственники чабанов. Они уверенно называют имя «инициатора и организатора» убийства с инсценировкой. По их мнению, местным полицейским была дана срочная команда раскрыть убийство федерального судьи, совершенное в ночь на 11 августа в селе Ассаб Шамильского района, и они решили «повесить» его и другие нераскрытые преступления на молодых чабанов. Между тем, как показала экспертиза, ни одна из гильз или пуль, найденных на месте происшествия, не имеет отношения ни к автоматам, найденных у убитых, ни к табельному оружию сотрудников райотдела.
«Мы опасаемся, что возбуждение нового дела даст следствию возможность затянуть его еще на полтора года, — пояснил «Ъ» Джамбулат Гасанов, законный представитель Муртазали Гасангусенова.
— За 15 месяцев следствие так и не выяснило, кто же убил братьев «ответным огнем», а теперь они будут тянуть время и «выяснять», кто входил в эту «группу неустановленных лиц»».
«Сыновей не вернешь, — говорит Муртазали Гасангусенов. — Но они были достойными людьми, и мы будем добиваться того, чтобы им вернули честное имя, а все причастные к их убийству были наказаны по всей строгости закона».
Юлия Рыбина, Махачкала
Видео дня. Заммэра Новоуральска случайно застрелили на охоте
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео