Далее:

«Детей он всё время держал вокруг себя». Как в 1993-м освободили заложников

«Детей он всё время держал вокруг себя». Как в 1993-м освободили заложников
Фото:
3 сентября — День солидарности в борьбе с терроризмом, памятная дата страшных событий в Беслане. В Омске, к счастью, был лишь один случай с захватом детей в заложники. Это произошло 28 сентября 1993 года.
О том, как это было, корреспонденту omsk.aif.ru рассказали непосредственные участники событий, ныне ветераны полиции, начальник ОМОН (на тот момент) Николай Лукин и бойцы этого же спецподразделения Виктор Колмагоров и Виктор Коваленко.
Страшное утро
Случилось это в самый разгар противостояния президента и Верховного Совета, когда в России был серьёзный кризис власти. В связи с этим бойцы спецподразделений были переведены на казарменное положение.
Николаю Лукину как начальнику ОМОН одному из первых поступило сообщение: в детском саду № 285 вооружённый террорист взял в заложники четверых детей, воспитательницу и директора детского садика. Личный состав был поднят по тревоге, сформированы две группы захвата, снайперская группа, в соседней школе № 66, из которой тотчас же эвакуировали всех детей, создали оперативный штаб. Разумеется, там находились все руководители силовых структур, города и области, но главную роль сыграли сотрудники ОМОН.
Из материалов уголовного дела:
«Примерно в 7.55. утра в группу детского сада, где дети готовились пойти на зарядку в детский сад, зашёл молодой худощавый мужчина в маске с прорезями для глаз. Он сказал, что у него есть оружие и взрывное устройство и показал воспитателю обрез. В левой руке он всё время сжимал некий механизм — это было пусковое устройство, которое должно было сработать в момент размыкания руки».
Воспитатель Валентина Щукина каким-то чудом смогла вытолкнуть большинство детей за дверь, в группе остались четверо мальчиков и девочка. Она же передала требование террориста позвонить в милицию и сообщить о захвате.
В этот момент, в привычное для себя время — 8.00., на пороге детского сада появилась его заведующая Татьяна Охотникова.
Из материалов уголовного дела:
«Допрошенная в качестве свидетеля Охотникова Т. А. пояснила, что когда она появилась на территории детского сада, к ней подошёл родитель Г-в и сказал туда не ходить, там террорист захватил заложников. Охотникова Т. А. прошла в группу, где находились дети, воспитатель и террорист, представилась и спросила, какие требования он выдвигает и что она может для этого сделать».
Именно эта бесстрашная женщина стала связующим звеном между преступником и штабом и сделала всё возможное, чтобы спасти детей.
ТЕРРОРИСТ ПОТРЕБОВАЛ КРУПНЫЕ СУММЫ В РАЗНЫХ ВАЛЮТАХ И САМОЛЁТ
Преступник через Татьяну Александровну передал свои требования (его письмо, написанное печатными буквами, но довольно грамотное, хранится в музее УВД. — Ред.): автобус, крупные суммы в рублях и валюте, самолёт, 6 пар наручников. В записке также сообщалось, что у террориста есть сообщники, в частности, в «Питирбурге» (орфография сохранена. — Ред.), и если омский террорист не выйдет в определённое время на связь, то питерский устроит серию взрывов. Также в намерение захватчика входил полёт в Ирак, «а если меня там не поймут, то в Швейцарию».
Разумеется, в штабе были разработаны и просчитаны несколько сценариев по освобождению заложников — и там же, на месте, и, если не получится, то во время дальнейших передвижений. Поэтому требования выполняли всерьёз: срочно собирали деньги, и уже через полчаса к детскому саду подъехал автобус с тёмными шторками. Разумеется, гражданского водителя заменил сотрудник ОМОН.
Девочку отпустили на свободу
Между тем в детском саду две женщины убедили террориста отпустить первого заложника — девочку. В группе остались четверо мальчиков, которых террорист, как живой щит, всё время держал вокруг себя. Первое требование, которое выполнила Татьяна Охотникова, — принесла захватчику пистолет. Теперь у него был обрез, пистолет и взрывное устройство. В обмен на пистолет террорист разрешил вывести ещё одного мальчика.
Между тем время шло к обеду, с момента захвата малышей прошло уже более пяти часов. В оперативном штабе продолжались переговоры и подготовка самолёта, денег и так далее, а две группы захвата уже давным-давно находились в детском саду — одна на втором этаже, вторая на первом. Штурмовать могли в любую секунду, но ведь там дети! Нужно было попробовать как-то отвлечь преступника.
Отвлечь преступника
Виктор Колмагоров, руководивший группой захвата, посоветовал попросить покормить детишек и под этим предлогом вывести их в другую комнату. Преступник согласился, дети вместе с воспитателем пошли мыть руки и кушать. Она завела их всех в моечную и… закрыла дверь.
Из материалов уголовного дела:
«Преступник тут же подбежал к двери, два раза дернул, не смог открыть, и выстрелил в косяк. Охотникова Т. А. громко сказала: «Валентина Ивановна, что ты делаешь? Открой дверь». Воспитатель Щукина открыла дверь и вывела детей из моечной, усадив кушать рядом с террористом».
Группа захвата, которая уже была готова к штурму, услышав выстрел, остановилась: следовало понять, что произошло. Через несколько минут Охотникова передала новое требование террориста: принести автомат.
Николай Лукин, как человек опытный в обращении с оружием, его, скажем так, слегка испортил. То есть оружие могло стрелять, но не причинило бы никому вреда. Однако террорист одной рукой (вторую он в течение более шести часов так и держал на размыкателе взрывного устройства) разобрал автомат и понял, что тот неисправен. Отправил Охотникову за новым оружием, он пригрозил, чтобы больше так с ним не шутили. Оперативники поняли, что преступник тоже хорошо владеет оружием.
«Одно дело обрез, пистолет, но автоматной очередью он всех детей положит в секунды», — поделился своими мыслями с представителями оперативного штаба Николай Лукин. Возглавлявший тогда областное УВД генерал-майор милиции Виктор Лотков отдал приказ идти на штурм.
Есть лишь несколько секунд
ОМОНовцы по описанию взрывного устройства понимали, что контакт с замедлителем, следовательно, взрыв произойдёт через 5-6 секунд после того, как преступник разожмёт руку. Значит, у них есть всего 2-3 секунды на ликвидацию.
Татьяна Охотникова просила ОМОН: «Ребята, только не стреляйте, там же дети».
Виктор Колмагоров, одетый в штатское и вооруженный пистолетом в наплечной кобуре под пиджаком, только улыбнулся женщине: «Вы же видите, мы без оружия, только со щитами». Именно он первым ворвался в группу с заложниками, где в этот момент террорист, в ожидании автомата, тоже решил пообедать. Обрез и пистолет он положил на стол. Виктор Колмагоров в секунду закрыл его от детей щитом и выстрелил. Пуля прошла через тело и застряла в левой руке, повредив сухожилие и не позволив активировать взрывное устройство. Другой боец тут же добил преступника выстрелом в голову.
Не повторить
Боец ОМОН Юрий Мартышев схватил в этот момент в охапку всех четверых мальчишек (при этом у него в руках ещё и щит был) и буквально одним прыжком преодолел расстояние до спальни, перепрыгнув разом через все кровати. Через окно он тут же передал детей на улицу. Вспоминая потом этот поступок, Юрий признавался, что не знает, какая сила ему помогла — в обычной ситуации он такую «полосу препятствий» не смог бы преодолеть.
В общем, за пару секунд преступник был ликвидирован. Взрывное устройство было тут же обезврежено сапёрами. А ведь находилось в обычной кастрюльке более 2,5 кг аммонита. Эта кастрюля могла рвануть так, что весь детский сад сложился бы, словно карточный домик. Впоследствии эксперты установили, что взрывное устройство было очень грамотно разработано — преступник в своё время трудился подрывником на шахте, откуда, видимо, и вынес аммонит.
Кем он был?
В коротенькой справке о преступнике, хранящейся в уголовном деле, сказано, что Палий Алексей Анатольевич, 1969 года рождения, проживал в городе Североуральске. В своё время отслужил в ВДВ, то есть имел хорошую физическую подготовку. По каким-то причинам развёлся, не работал, жил с бабушкой. Родители жили в том же городе, отец был судим, в том числе по статье «кража оружия, патронов, взрывных устройств». Может, именно он украл тот самый аммонит, которым воспользовался сын? И что «перемкнуло» у жителя Свердловской области, что он вдруг выбрал Омск для своих преступных целей? Чем он руководствовался? Этого мы уже никогда не узнаем, да и вряд ли нормальным людям интересны мысли преступника.
… Здание детского садика, как нередко было в «перестроечные» годы, впоследствии закрыли и передали организации. Сегодня оно сильно изменилось. Но при этом вошло в историю спецслужб как место проведения одной из самых успешных в России операций по освобождению заложников, которую провел омский ОМОН.
Указом Президента Российской Федерации за мужество и самоотверженность, проявленные при освобождении заложников, 11 сотрудников омского ОМОНа получили государственные награды. Орденом «За личное мужество» отмечены Николай Лукин, Виктор Колмагоров, Юрий Мартышев, Виктор Плешков, Александр Семыкин, Евгений Хильченко, Анатолий Эннс, Алексей Дмитриев; медалью «За отвагу» — Константин Байбаков, Михаил Малков, Дмитрий Алексеев. Такой же орден «За личное мужество» получила и директор детского садика Татьяна Охотникова. Награды им вручал на тот момент глава региона Леонид Полежаев.
Юрий Мартышев Дмитрий Алексеев Михаил Малков Алексей Дмитриев Еще 3 тега
Оставить комментарий