Войти в почту

ПОЛИТОЛОГ, ВОСТОКОВЕД КАРИНЭ ГЕВОРГЯН В ПРОГРАММЕ «Умные парни». 20.09.2023

является союзником , и Запада в этом вопросе. Поэтому разговор «ребята, вы тут равны, у нас тут союзническое взаимодействие, — наш союзник» — это не работает. Я понимаю, что международное право, вообще право как таковое очень консервативно, но нельзя действовать по инерции. Где превентивные действия? Е.ВОЛГИНА: 15:05 в столице. Радиостанция «Говорит Москва». У микрофона Евгения Волгина. Программа «Умные парни». И наш умный парень сегодня — политолог, востоковед. Здравствуйте, Каринэ Александровна. К.ГЕВОРГЯН: Спасибо вам за симпатию к моей личности. До эфира обсуждали мою этническую принадлежность и то, что меня не слушают и не будут слушать. Е.ВОЛГИНА: А просто сразу на фамилию смотрят — ну всё понятно. К.ГЕВОРГЯН: Конечно. Поэтому мои востоковедные компетенции и мониторинг того, что происходит в Азии, это уже никого не интересует. Всё застит глаза, что я каких-то армян лоббирую или какого-нибудь Пашиняна. Обидно, знаете ли. Е.ВОЛГИНА: Обычно, если такое утверждение идёт, то скорее всего люди, которые так думают, возможно, у них у самих… К.ГЕВОРГЯН: Они сами хотят закрыть тему и все вызовы. Е.ВОЛГИНА: Как будто ничего нет, да? К.ГЕВОРГЯН: Есть ситуация. Мы же с вами сегодня Карабах тоже будем обсуждать. Е.ВОЛГИНА: Так мы только Карабах и будем обсуждать. К.ГЕВОРГЯН: Хорошо, обсуждаем Карабах. Вот есть Карабах, самое удобное сказать: армяне, договоритесь с азербайджанцами; азербайджанцы, договоритесь с армянами, не ссорьтесь. Е.ВОЛГИНА: Кот Леопольд. К.ГЕВОРГЯН: Это позиция кота Леопольда. Или: вот армяне хотят, чтобы нашими руками, русские мальчики… Я просто весь этот «суповой набор» знаю. А тогда хочется просить: скажите, пожалуйста, дорогие мои, нас 160 миллионов, у нас СВО идёт на Украине, мы по своему периметру должны обеспечить безопасность? Е.ВОЛГИНА: Конечно. К.ГЕВОРГЯН: Они скажут: да; как и вы скажут «конечно». Я говорю, а вы знаете, что у нас по периметру сплошная перфорация. Сейчас начались учения. Давайте я вам просто покажу, наши слушатели чтобы знали. Учения НАТО в Балтийском море. И практически обрадовалась — в блокаду будет брать . Поляки с литовцами собрались на украинско-белорусской границе. Теперь по тому же сценарию, по которому сейчас разыгрался Карабах, а я об этом предупреждала, говорила: Азербайджан скапливает вооружение. Е.ВОЛГИНА: Совпало всё то, что вы говорили на протяжении последних месяцев. К.ГЕВОРГЯН: О том и речь. Противно быть Кассандрой, очень неприятная, честно говоря, роль. Е.ВОЛГИНА: сейчас будет просыпаться. К.ГЕВОРГЯН: Я вам как раз это и хотела сказать. По тому же сценарию. Сейчас Молдавия скажет: проводим контртеррористическую операцию. Там же тоже наши миротворцы, а их всего тысяча человек в Колбасне охраняют эти склады. Скажут «восстанавливаем конституционный режим». И кто им что скажет? И что мы можем сделать? А, знаете, когда они смогут это начать — когда на Украине сейчас польют дожди. Е.ВОЛГИНА: Вы думаете? К.ГЕВОРГЯН: Да. В этот момент, скорее всего. Дело в том, что украинцы там тоже стоят, и они готовы были в этом участвовать, и они готовы помогать со взятием Приднестровья. Е.ВОЛГИНА: Они это говорят, как СВО началась. К.ГЕВОРГЯН: А теперь они по этому сценарию. За спиной у Молдавии будет стоять — страна НАТО. А ещё, естественно, готовится хаос в , уже к этому подводят. Е.ВОЛГИНА: Госпереворот какой-то якобы. К.ГЕВОРГЯН: Совершенно верно. И натовцы оттуда не уехали, и корабли как минимум семнадцати нечерноморских стран НАТО присутствуют у берегов Грузии. И плюс у стоит авианосец «». А сегодня или завтра Байден будет… Я понимаю, конечно, иронию в адрес старика, деменция действительно. Е.ВОЛГИНА: Система-то работает, причём тут старик? К.ГЕВОРГЯН: Он собирается встречаться с лидерами пяти центральноазиатских республик. О чём он будет говорить? О том, чтобы они не помогали. Значит, они будут сокращать всё, что мы через импортозамещение туда-сюда совершаем. Значит, у нас и здесь идёт ослабление. Я уже не говорю о том, что там разжечь — спичку бросить — ничего не стоит. В де-факто есть гражданские столкновения между регионом Бадахшана (по-русски Памир) и центральной властью, там чуть-чуть подбрось и загорится. Е.ВОЛГИНА: Там ещё запрещённый по соседству. К.ГЕВОРГЯН: «Талибан» к нам не полезет. CENTCOM — руководство американцев недаром летом встречалось за закрытыми дверями с «Талибаном». О чём-то они договорились. В «Талибане» разные группы, они уговорили, видимо, их, и сейчас возникает угроза . По крайней мере, Карабах на сегодняшний день — это удар по Ирану и по России. Я не помню, цитировала я вам или нет, я даже где-то могу найти у себя. Азербайджан является союзником Украины, потому что человек в ранге чрезвычайного и полномочного посла Азербайджанской Республики (ничего личного) — генеральный секретарь организации под названием , которой Грузия воздерживается и сейчас не участвует, поэтому она УАМ — Украина, Азербайджан, Молдавия. Послушайте, как это всё происходит. Август текущего года, он выступает на очередной сессии этой организации ГУАМ, штаб-квартира в Киеве. Он в Киеве выступает. Завершает он своё выступление лозунгом «Слава Украине» и всё его выступление посвящено героизму украинских патриотов и мерзости России. Это официальный текст. Азербайджан является союзником Украины, НАТО и Запада в этом вопросе. Поэтому разговор «ребята, вы тут равны, у нас тут союзническое взаимодействие, Армения — наш союзник» — это не работает. Я понимаю, что международное право, вообще право как таковое очень консервативно, но нельзя действовать по инерции. Где превентивные действия? Вот картинка, которая у нас прямо по границам, по дуге складывается — от Прибалтики до… Е.ВОЛГИНА: То есть Карабах как бы это для Азербайджана, но дальше глобально — это всё то, что вы описали. К.ГЕВОРГЯН: Это спусковой крючок. Я вообще с вами могу инсайдерской информацией поделиться. Е.ВОЛГИНА: Если можно. К.ГЕВОРГЯН: Осторожно только. Е.ВОЛГИНА: Никому не скажем. К.ГЕВОРГЯН: Я понимаю, но я её аккуратно скажу. Вы помните, что Шойгу только что посетил . Е.ВОЛГИНА: Да, вчера было. К.ГЕВОРГЯН: Как раз когда всё это началось. Мне достоверно известно, что российская и иранская стороны предложили решение, которое можно было бы осуществить для спасения ситуации. Е.ВОЛГИНА: Для бескровного разрешения. К.ГЕВОРГЯН: Для бескровного и так далее. Решение было очень перспективное предложено, но для этого нужно было согласие Пашиняна. Потому что решение можно было осуществлять, только используя в качестве опоры территорию Армении. Он отказал. Он лжёт, он выходит и говорит… Е.ВОЛГИНА: А на следующий день «а что миротворцы ничего не делают». К.ГЕВОРГЯН: Да. Дальше он выходит с этим. Армяне кипят, в Армении мозги свёрнуты напрочь, сейчас слово про Россию нельзя сказать, антироссийские настроения зашкаливают. Если я сейчас обращусь к соплеменникам армянам в Армении и скажу это, грязь польётся такая, какая даже из азербайджанских ботов на меня не льётся. В основном обсуждают, я не знаю, им почему-то дались мои брови, что у меня неправильно брови растут. Кстати, есть армянская хорошая поговорка: «Если человек хочет придраться к другому, он его обвиняет в том, что у него над глазами брови растут». Я всё время это вспоминаю. То мой возраст этих азербайджанцев не устраивает. Что совершенно не отменяет моих прекрасных отношений с моими азербайджанскими друзьями как в , так и в . Е.ВОЛГИНА: По факту, Азербайджану дают, условно, большие государства возможность, какой-то реванш по поводу Карабаха произвести, но есть большие страны, у которых есть… К.ГЕВОРГЯН: Делая Азербайджан базой НАТО, и заявления Алиева о том, что — это тоже Азербайджан, также как и вся Армения — это тоже Азербайджан — это не шуточки вам. Е.ВОЛГИНА: А у нас теперь только Пашинян виноват во всём, что произошло. К.ГЕВОРГЯН: Пашинян виноват, но давайте хотя бы здраво посмотрим на ситуацию и подумаем о собственной безопасности. Если меня спросят: чего вы хотите как человек, как армянка и как гражданка России, то я могу сказать: хочу Советский Союз; ну, если не Советский Союз, то новую конфедерацию. Надоело это всё! Такие страны как Армения и даже Азербайджан, который покупает оружие, у которого деньги есть, не может удержать нормальный суверенитет, нет стратегической глубины. Всё равно Азербайджан находится в зависимости от , от Лондона и Вашингтона. Вы речь Эфендиева почитайте. Я в шоке была сама! Всё-таки он дипломат, понимаете, это официальное лицо. Как он гнобит Россию. Уважаемые слушатели, сами найдите в интернете. Это августа этого года. Вы услышите это. Такое впечатление, что Азербайджан в западной коалиции. Е.ВОЛГИНА: А вот нам страны помогают санкции обходить, поэтому такая ситуация, это у нас говорят. К.ГЕВОРГЯН: Вы поймите, что единственной форточкой наземной для России в Иран останется Азербайджан, который эту форточку захочет — откроет, захочет — закроет. Нельзя так бросаться всем. Е.ВОЛГИНА: А что делать? К.ГЕВОРГЯН: Провалена наша работа на постсоветском пространстве. Е.ВОЛГИНА: Вторую галочку ставим. К.ГЕВОРГЯН: Украины нам мало? Когда в 2014 году началась Украина, нужно было браться за всё постсоветское пространство и до СВО, которое было неизбежно, нужно было укрепить все позиции на постсоветском пространстве. Е.ВОЛГИНА: Слушатель пишет из Приднестровья: «Жутко за Молдавию, меня же призовут. Ну, пойду в плен к русским». К.ГЕВОРГЯН: Молодец, правильно сделает. Е.ВОЛГИНА: SMS: «Бросьте в ПМР, у всех паспорта России, там будет восьмой год 2.0». К.ГЕВОРГЯН: Естественно. Но 2.0 не получится, неоткуда вводить. У нас военной логистики нет, чтобы ввести войска. Друзья, вы понимаете, что через Рокский тоннель можно было бросить войска, а здесь вообще нет военной логистики. Мы к Одессе не подошли. А там Плавней, там меньше ста километров. Вот тогда можно было бы. А мы не подошли туда. А там сейчас корабли НАТО, и если они начнут стрелять. А они будут стрелять по Крымскому мосту и по . Естественно, это всё делается для того, чтобы в самой России сказали «это что такое?», прошу прощения, я вообще не сквернословлю «ну что такое, вашу мать, что происходит?». То есть чтобы здесь патриотическое сообщество всколыхнулось. Как сейчас в Армении, их заточили и сказали: это всё Россия виновата. Е.ВОЛГИНА: Они пошли посольство штурмовать. К.ГЕВОРГЯН: Они прошли блокировать, протестовать к российскому посольству, потому что истероидное поведение. Они хотят спровоцировать наше общество российское тоже на истероидное поведение, на подрыв доверия к власти. Е.ВОЛГИНА: С нашей стороны я вижу следующую логику, что они сейчас окончательно разочаруются в Пашиняне, его сметут и как будто бы придёт более пророссийский, пронациональный армянский и с ним тогда будут дела делать. К.ГЕВОРГЯН: Эта аргументация совершенно не проходит, потому что я имею достовернейшие сведения. У меня есть партнёр и хороший приятель. Он одновременно гражданин Армении и гражданин (). И он ездил специально в (потому что в посольства нет) голосовать, когда второй раз голосовали. Помните, было голосование, когда переизбрали Пашиняна. Е.ВОЛГИНА: Да, конечно. К.ГЕВОРГЯН: Он голосовал конкретно за . И он мне рассказал ещё до карабахских событий (можно сказать, хихикая), он говорит: они нам все рассказывают, что выиграл Пашинян, армянский народ выбрал Пашиняна. У него тоже свои контакты, человек, имеющий доступ к закрытой базе — кто как голосовал персонально. Я с ним общаюсь, он говорит: хочешь, я посмотрю, как ты голосовала; ты голосовала за Пашиняна. И это фальсификация полная была, полная подмена! Кого не спросишь — нет. Е.ВОЛГИНА: Но сидит же. К.ГЕВОРГЯН: Сидит, потому что это фальсификация. Так же было сделано, когда президентку Словакии Чапутову избирали. Мои друзья Ян Чарногурский, , которого я сейчас упомянула, Штефан Харабин, который сейчас будет баллотироваться на пост президента Словакии (осенью у них выборы) и так далее. Они говорят: мы все, мы опросы проводили, ну нет. В Словакии проживает семь миллионов человек. Это небольшая относительно страна. Спрашиваешь: ты голосовал? — Мы вообще не знаем, кто это такая, мы не голосовали. Так что эти технологии отработаны по полной программе. Е.ВОЛГИНА: И что теперь делать надо для России? Потому что нужно спасать себя в Закавказье, очевидно совершенно. Нужно тушить всё по границам Российской Федерации, если кто-то всё это поджечь может. Как это сделать? К.ГЕВОРГЯН: Я вам описываю негативный сценарий. Конечно, это не моё выражение, но процитирую «Армагеддоныча» — «не на мою зарплату». Меня не слушают, это не потому что я обижаюсь, я не маленькая девочка. Я могу сказать: за меня не беспокойтесь, у меня всё в порядке, как у человека; я работаю, у меня интересная работа, увлекательная. Е.ВОЛГИНА: За державу обидно. К.ГЕВОРГЯН: Как гражданка, я вам сейчас эмоции выдала. Как эксперт, я вам рассказываю, что происходит. Как это будет делать начальство, я не знаю. Мне сейчас прислали текст, я не знаю, фейк это или не фейк, как вице-премьер Оверчук выступал в сейчас. Е.ВОЛГИНА: Не читала, не видела. К.ГЕВОРГЯН: Я не знаю, верить этому или нет. Е.ВОЛГИНА: Цитировать не будем. К.ГЕВОРГЯН: Я не буду цитировать, потому что я не знаю, я не могу верифицировать. Тем более что авторства нет, так что это вполне может быть подделка. Относительно того, как Россия выполняет программу устойчивого развития. И ни слова об Украине, и ни слова об СВО. Так ли это, я не знаю, ещё раз говорю. Но то, что большая часть и немалая часть нашей управленческой элиты хочет, чтобы было как при бабушке и не хочет выходить из зоны комфорта, это факт. Е.ВОЛГИНА: Но не будет «как при бабушке». К.ГЕВОРГЯН: Не будет как при бабушке, из зоны комфорта придётся выйти при наихудших условиях. Я сказала своё слово. Если такие голоса, как мой, я тоже могу ошибаться, нужно просто разные голоса послушать. Е.ВОЛГИНА: Как говорят: разведка предоставляет пять сценариев, а выбирают один. К.ГЕВОРГЯН: Да. Сопоставить и так далее. Но если это игнорируется, а я вижу, что мой прогноз сбывается и, значит, я кое-что понимаю, я же тенденции изучаю. Я же понимаю, что сейчас будет эффект домино, обрушение репутации России в Азии и на глобальном Юге. Я специально посмотрела (сами понимаете — надо) программу Соловьёва вчера. Я заметила, как выступил Вавилов, который рассказал, какую тревогу вызывают в Пекине события в Закавказье сейчас. Потому что Пекин тревожится — ему угрожает Синьцзян-Уйгурский округ, а это тот самый. Дорогие тюркские народы, взаимодействуйте, ездите, дружите друг с другом. Но не политический проект, который угрожает нескольким державам, потому что вас используют. Рано или поздно, всё равно этот проект Туран будут торпедировать, просто крови прольётся немерено. Е.ВОЛГИНА: Просто наивный вопрос: 2020 год, подписали договор три стороны; в Москве всё подписывали в надежде, что хотя бы на пять лет хватит, ни мира, ни войны, но что-то такое, миротворцы будут. Подписывая, понимали, что всё равно вспышка будет, и Азербайджан будет дожимать или нет? К.ГЕВОРГЯН: Я тогда говорила: ждите обострения на Донбассе. Е.ВОЛГИНА: Да, я помню, здесь говорили. К.ГЕВОРГЯН: Что, не было? Е.ВОЛГИНА: Было. К.ГЕВОРГЯН: Я же понимаю сценарий — что, зачем. Е.ВОЛГИНА: Наверно те, кто подписывает, тоже понимают. К.ГЕВОРГЯН: Хорошо, они подписали. Они работу в Армении провели? Мы ни во что не вмешиваемся. Е.ВОЛГИНА: А, может, надо. Но другие вмешиваются. К.ГЕВОРГЯН: Я общалась с людьми, которые участвовали в переговорах, которые даже не в курсе, что Азербайджан вообще-то союзник Турции, а не Ирана, что с Ираном он практически в конфронтации и посольство Азербайджанской Республики в Тегеране ещё не заработало, эвакуированы были сотрудники посольства. Что там конфликт. Почитайте иранские ресурсы, как они глобят, как иранские азербайджанцы выходят на демонстрации — «Долой пантюркизм!». Потому что, что говорит , что мы придём и освободим вместе с Турцией наших братьев в Иране. Правда, он при этом называет какую-то очень странную цифру (у него уже, по-моему, скоро 50 миллионов будет), он 30 называет. 15 там проживает максимум. Кроме всего прочего, они записывают все тюркские народы Ирана, включай кашкайцев, туркмен и разные другие группы, как азербайджанцев, но и то не набегает 30. Я не представляю себе, как они придут и будут аятоллу — верховного главу Ирана пожизненного, этнического азербайджанца — от него самого освобождать. Это конфликт между двумя частями азербайджанского народа в том числе, это не просто межгосударственный конфликт. Е.ВОЛГИНА: Вчера представитель министерства иностранных дел Ирана Чафи сказал, что Иран считает Нагорный Карабах частью Азербайджана, но призывает решать проблему региона путём диалога. К.ГЕВОРГЯН: Конечно. Иран заинтересован в том, чтобы Азербайджан постсоветский в конечном итоге несколько снизил горячность своей любви с . Е.ВОЛГИНА: Азербайджан тоже, наверное, понимает риски. К.ГЕВОРГЯН: Нет, не может остановиться, потому что активы основной массы азербайджанской элиты, включая руководство, находятся где? Пандора всё показала, где они находятся. И понятно, что там, где находятся, и те, кто кнопочки эти держат, соответственно, в любой момент могут приказывать. Е.ВОЛГИНА: Так что тогда говорить о неких государственных интересах, стратегической безопасности, если всё упирается в то, где элита хранит свои деньги. Это по факту так. К.ГЕВОРГЯН: А где наша элита хранит свои деньги? И куда надеется вернуться и обратно задружиться? Ну нет, разве? Это так. Е.ВОЛГИНА: Телефон прямого эфира 7373-94-8. «И что, опять нам наших солдат посылать везде и вся?» — говорит Саш. К.ГЕВОРГЯН: Не надо никуда посылать было. Армяне сами за себя должны воевать. Готовы иранцы ещё воевать. Тем более что им для этого даже кровь не надо проливать и границу переходить, по большому счёту, если надо. Опять этот разговор «наших солдат»… А потом придётся посылать, чтобы себя защитить. Е.ВОЛГИНА: Как с Донбассом вышло. К.ГЕВОРГЯН: Я как раз об этом и говорю. Не надо наших солдат, нам есть куда своих солдат послать и без этого. Но если вы до сих пор не поняли, что сотворили с Украиной, где Данилов, Буданов (этнические русские), хотят уничтожить русню до последнего человека, вы не понимаете, что происходит? Что это тот же сценарий. Е.ВОЛГИНА: Выдаётся, что это точечный конфликт, то есть в контексте видеть разучились. К.ГЕВОРГЯН: Знаете, в политике клиповое создание. Это значит тот, кто руководствуется этим клиповым сознанием, его такое цунами накроет. Я вчера была на очень интересной встрече в Сретенском монастыре, действительно очень содержательной, и познакомилась с протоиереем . Действительно он интереснейший, умнейший человек, потрясающий ритор. Умнейшую, потрясающую мысль он сказал, как индивидууму, точно так же и народу: пока через скорби не пройдут — крыша съехавшая на место не встанет. Потому что все хотят сладко спать, вкусно есть соответственно, кататься, отдыхать, чесать пузо и ковырять в носу. Больше всего к богу обращаются, говорит, ну что к богу, как бы к истине, скажем так. Больше всего, он говорит, к богу обращаются, знаете где — в онкологических больницах в коридоре. Больше всего идёт молитвы оттуда, потому что люди в скорбях, в страданиях, в тяжёлых страданиях. Е.ВОЛГИНА: Каринэ Геворгян — политолог, востоковед. Программ «Умные парни». После новостей продолжим. НОВОСТИ Е.ВОЛГИНА: 15:35 в столице. Программа «Умные парни». У микрофона Евгения Волгина. Каринэ Геворгян с нами — политолог, востоковед. Стрим в YouTube продолжается, канал «Говорит Москва», пожалуйста, подключайтесь. «Разве не сам Пашинян спровоцировал операцию Азербайджана, накануне обрушившись с критикой России. А вообще, кажется, что это какая-то общая спланированная история», — говорит наш слушатель. К.ГЕВОРГЯН: Конечно. Ну не копайтесь вы в этой локальной микроситуации. Есть мезополитический уровень большого региона Ближнего и Среднего Востока, макрополитический с Америкой, Британией, и прочее. Если вы всё время будете в Пашиняна упираться, в конечном итоге нужно было бы сказать «в гробу мы этого Пашиняна видели, и будем делать то, что нам выгодно». Я об этом говорю. Е.ВОЛГИНА: Если мы «копаемся в Пашиняне», значит, очевидно совершенно, что технологии те работают. К.ГЕВОРГЯН: А что мы можем сделать, там же Пашянин. А его поддерживает весь армянский народ. Неправда! Е.ВОЛГИНА: Азербайджан помогает санкции обходить. Поэтому вот так. К.ГЕВОРГЯН: Армения тоже. Мне сегодня звонили из Дома русского зарубежья и сказали, что к ним приехала делегация из , в которой, в частности, представитель армянских организаций. И привезли какой-то план, кстати, пророссийский. Американские армяне, замечу я вам. Это кто-нибудь вообще слышал? Кто-нибудь, что-нибудь понимает, что происходит? Что от нас пытаются очень много чего скрыть. Я же вам уже сказала: Пашинян — это такой армянский Отто Вейнигрен. Вы подумайте, что это за человек по специфике своей. Он ненавидит всей душой. Если он отменил финансирование создания мультфильма, посвящённого победе армянского царя на Олимпийских играх в античное время. Есть такая реально зафиксированная победа, по-моему, борец был. Он сам участвовал — армянский царь. Они хотели создать мультфильм для пропаганды спорта. Что сделал Пашинян: он не перевёл деньги в бюро Саакянцу. Друзья, вы все знаете, кто такой Саакянц, это «Здравствуй, Масленица», это «В синем море, в белой пене…», это «Говорящая рыба». Это гений своего рода. Им деньги на это не перечислили и стали создавать фильм художественный, посвящённый бывшей женщине-армянке, которая стала мужчиной, уехала в и теперь гражданка, гражданинка… Он любит армянский народ, он любит армянскую культуру и историю — вы о чём?! Е.ВОЛГИНА: «Мы Эрдогана задабриваем, строим за свои кровные там и сям, а он «спасибо» — обострение в Карабахе, — говорит 722-й. — А почему мы так не можем, чтобы с одними дружить, но свои дела вершить. А то получается это у Эрдогана сейчас и у Азербайджана — вроде бы дружим с Россией, но свои дела делаем». К.ГЕВОРГЯН: Что я могу сказать. Все знают, я очень уважительно отношусь к Эрдогану как к политику, субъекту, лидеру, который двигает свою тему, имея слабые карты — сильно играет. Нужно уважать контрагента любого. Даже врага себе нужно желать умного. Потому что глупый друг, это ещё Фирдоуси в «Шахнаме» сказал, он тебя закопает, этот глупый друг. Лучше умный враг, потому что он заставляет тебя думать и пытаться его обыграть. А когда он совсем умный, и ты если очень умный, в какой-то момент вы будете договариваться, чтобы не нести потери и не ослабить взаимно друг друга, приведя кого-то третьего, кто придёт на место. Вот вы друг друга поубиваете, а на вашу поляну кто-то придёт. Все, как один, умрём, с обеих сторон, и тогда кто-то третий придёт. Тогда ради чего это всё было устроено? То есть нужно как-то дальше этого дела смотреть. Я понимаю, Турция большая страна, она страна транзитная, коммуникации, это очень серьёзно. Но я замечу, что Турция лезет везде, где только может залезть. Она из не уходит. Сейчас в и в Тегеране наблюдают за тем, как Москва пытается действовать на Кавказе, и понимают, что теперь, между прочим, туда тоже коммуникации, наша военная логистика осложняется. Это мы по доброй воли Турции и Ирана будем туда летать. Как наши корабли будут проходить, расскажите мне, пожалуйста. А у нас там база военная. А мы хотим, чтобы ещё с глобальным Югом мы взаимодействовали, и бы развивали, и Африка была бы чтобы дружественна. А они все туда посмотрят и скажут: а, Россия со своими же, кто против нее играет, она, оказывается, их по головке гладит, а те, которые свои, типа Ирана. Иран ни разу не выступил по поводу СВО, он вообще молчит, он нейтрален. Украине не помогает, оружие, в отличие от Турции, не поставляет. Мы попросили, они нам всё что могли показали. Да, они тоже в нас заинтересованы, они на нас надеются. Е.ВОЛГИНА: Коридор Север-Юг, пожалуйста. К.ГЕВОРГЯН: У нас такое взаимодействие экономическое с Ираном есть как с Турцией? Иранцы спрашивают: мы платим за строительство энергоблоков (ну да, они хотят, чтобы это была их станция), а Турции подарки один за другим, как из рога изобилия. Е.ВОЛГИНА: Это про лоббизм, думаете? К.ГЕВОРГЯН: Да. И вполне серьёзно иранские эксперты мне говорят: что же в России такой пул сложился лоббистов, этих людей, у вас совсем все слепые, глаз у них нет, не понимают? А когда иранские овощи и фрукты, мы пообещали, что-то подписали, люди взяли кредиты, построили теплицы, стали нам поставлять и вдруг бац — те, которые у нас контролируют рынки овощные и прочее, сумели, называю вещи своими именами, пролоббировать. И иранские товары оказались в запрете, потому что там что-то не то, в одном месте какая-то фигня возникла. Е.ВОЛГИНА: Удастся, как вы думаете, Азербайджану, может быть с помощью Турции, пробить путь в Нахичевань? К.ГЕВОРГЯН: При условии если Иран обложат, как кабана, по другим границам, и он не сможет вмешаться, то удастся. А если всё же у Ирана хватит пороха и решимости остановить это развитие… Честно говоря, они оккупируют всю Армению. Им нужна вода, им нужен уран. В Армении это есть. Турции нужен уран и у Азербайджана нет урана, а в Армении есть уран и не одно месторождение. Е.ВОЛГИНА: Вы думаете, сейчас Карабахом не ограничатся? К.ГЕВОРГЯН: Нет, конечно, это только начало. Какой там «ограничатся», вы о чём? Вы поймите, что сейчас происходит: сейчас все эти 120 тысяч армян там не останутся, потому что, что заявлял Азербайджан — нам нужна территория. Между прочим, точно такой же разговор, как и на Украине был — территория без людей. Вам не нравится — уезжайте, мы вам дадим коридор — уходите. Что они сейчас и делают. Они хотят депопуляцию провести, заселить туда кого им надо заселить. И дальше это всё не остановится. Это военная машина, она не может остановиться, она насыщается и насыщается. Вы по Flightradar посмотрите, как военно-транспортные самолёты из , из летают сейчас. Куда они столько вооружения везут? Для того чтобы один день в Карабахе войну вести? Нет, конечно. Это же закупается, это деньги, это затраты. Кстати, понятно, что всё подтащено. Они первыми ударами будут по северо-востоку Армении бить, там, где Джермук. Кстати, это ещё советское исследование, Громова что ли, экспедиция была. Всё известно, у Армении есть уран во вполне промышленных масштабах. Очень интересно, согласитесь. Е.ВОЛГИНА: Слушатели наши пишут: «А что, не могли ничего сделать власти в Степанакерте?» К.ГЕВОРГЯН: А что они могли? Е.ВОЛГИНА: Варданян, причём бывший, вчера он там был, ну видео записал. А его какой функционал здесь, что он может сделать? К.ГЕВОРГЯН: Там 120 тысяч человек. Е.ВОЛГИНА: Уже пишут, как они пытаются оттуда улететь. К.ГЕВОРГЯН: В прошлую войну фосфорные снаряды украинские применялись. Что они могут сделать? Что могут сделать наши миротворцы, которых там мало? Е.ВОЛГИНА: Они сейчас только людей помогают оттуда забирать. К.ГЕВОРГЯН: Кроме всего прочего, когда блокировали Лачинский коридор, ничего не могли наши миротворцы сделать. Мне доставляли, как говорится, «в кастрюльке» из Карабаха всякие сведения. Приезжают азербайджанские военные и матом посылают и миротворцев, и армян. Понимаете, миротворцы — это просто флаг, это удерживающий был фактор, но слабый удерживающий фактор. Это слабая позиция, это позиция для удержания, которая всегда будет отступлением. Е.ВОЛГИНА: А что можно было бы сделать? К.ГЕВОРГЯН: Что можно было бы сделать, об этом нельзя говорить в открытом эфире. Потому что все решения, которые на сегодняшний день есть, — одно хуже другого. Для этого должна быть решимость. Можно, есть сценарий. Потому что мне понятно, на какой итерации будет использован Азербайджан «в хвост и в гриву», и когда они взвоют, но будет поздно. Вот точно так же как армян сейчас настроили против России, всё армянское общество гудит «Россия виновата», а у азербайджанцев во всём армяне виноваты. Когда они опомнятся и поймут, что их затащили в эту ловушку, я массу имею в виду, а не отдельных людей. Когда их затащили в эту ловушку — мне этот сценарий мой учитель , этнический азербайджанец и сейид со слезами рассказывал — он мне показывал, что ждёт бывший советский Азербайджан. И он мне говорил: это обречено, просто на следующей итерации, сначала армяне, потом будет Азербайджан. Е.ВОЛГИНА: Добрый Дог говорит: «Нужно перестать быть матерью Терезой, решать внутренние вопросы, не помогая тем, кто плюёт нам в лицо и вытирает ноги. Мы слишком долго помогали братушкам, братишкам, сестрёнкам, пора остановиться». К.ГЕВОРГЯН: Это давно известно. Е.ВОЛГИНА: Так существование Российской Федерации полностью завязано на том, что в приграничье российском происходит, вот в чём дело-то. К.ГЕВОРГЯН: Так, давайте я спокойно скажу. Две проблемы России. Не дураки и дороги, дураков везде одинаково; дороги у нас сейчас хорошие, так что это не проблема. А вечная проблема России — это огромная протяжённость территории и границ и катастрофический дефицит населения. Именно поэтому, подчёркиваю, нам необходимо весь свой периметр и по периметру иметь только дружественные страны, чтобы ракеты к нам не прилетали. Поэтому подкуп этих «братушек», строительство у них чего только возможно, любыми способами сделать так, чтобы они были зависимы от нас. Понятно, да? Е.ВОЛГИНА: Получается, преференции и прочее есть, но так называемые «братушки» и так далее… К.ГЕВОРГЯН: А дальше они кидают. Делай, чтобы не кидали. Это же развести руками — да, все сволочи такие. Е.ВОЛГИНА: Надо пожёстче. К.ГЕВОРГЯН: Мы тоже других предаём, мы предали Хонеккера. Кого только мы не предали, коммунистов в Европе. Мы ГДР предали. Мы тоже умеем предавать. Е.ВОЛГИНА: SMS: «Сербов вспомнить можно ещё». К.ГЕВОРГЯН: Не надо думать, что только нас предают. Е.ВОЛГИНА: Слушатели сразу про сербов пишут. К.ГЕВОРГЯН: Конечно, и про сербов можно сказать. Е.ВОЛГИНА: SMS: «А сейчас претензии Вучечу предъявляют». К.ГЕВОРГЯН: Я могу сказать, в Закавказье будет хорватских сценарий. Под хорватским сценарием, точно так же как Украина говорит, это этнические чистки. Е.ВОЛГИНА: Думаете, прямо в Карабахе начнут этнические чистки? К.ГЕВОРГЯН: Естественно. А что, это не геноцид, если их заставляют уйти? Они почему взбунтовались. Если бы их целовали в лобик, как автономия, у них были все права, полиция была бы из своих, они взбунтовались бы? Да они бы жили в этом Азербайджане, как сыр в масле катались. С чего всё началось-то — с дискриминации именно карабахских. В Баку у армян всё было хорошо. И они сказали «у нас тут автономия», и они просились в Российскую Федерацию при Горбачёве. Если бы эта задача была решена, то не было бы крови ни в Баку, ни карабахские войны. Е.ВОЛГИНА: 722-й говорит: «И тут на арену выходят. Есть ли у нас козыри в отношениях с Молдавией?» А козырь какой? Санду вражеская нам, это наш козырь наверно весь. К.ГЕВОРГЯН: Ноль у нас козырей. Е.ВОЛГИНА: С Молдавией? К.ГЕВОРГЯН: Конечно. Е.ВОЛГИНА: Кто-то писал: «Вмешаются ли или ?» К.ГЕВОРГЯН: Пашинян выходит из ОДКБ, ему это и надо было. Он уедет в или где у него недвижимость, ещё куда-то, у него и в Париже недвижимость. Е.ВОЛГИНА: Свой функционал он выполнил. К.ГЕВОРГЯН: Он выполнил, он исполнитель. Он как Зеленский. Ну что, вы не понимаете этого? Человек с неоконченным журналистским образованием, даже не из . Он когда по-армянски говорит, у людей культурных «уши вянут». Вы однажды заставьте себя и посмотрите, как он перед большим скоплением слушателей на площади выступает. Вы сразу поймёте, что там с психикой тоже, извините пожалуйста, конечно я уже касаюсь тем… Вы посмотрите, он фальцетом кричит. А Зеленский наркоман, а этот то и так далее. Такие люди нужны для этого. Они встроены в этот сценарий, который обкладывает нас тоже как кабана. Е.ВОЛГИНА: Был Янукович, дали мы ему миллиарды рублей, долларов, евро в надежде, что он что сделает — я улажу все вопросы. К.ГЕВОРГЯН: Поэтому это не этнический вопрос, первое, в данном случае точно абсолютно. И даже не религиозный. Религиозный это вопрос для азербайджанцев Ирана и для азербайджанцев Азербайджана. Мне тут недавно Андрей Францевич Клинцевич вдруг говорит: в Азербайджане шииты, они же братья с шиитами в Иране. Я говорю: вы не в курсе, что даже Алиев не ходит в шиитскую мечеть, когда праздники; вы не в курсе, что сидят в тюрьмах люди, окончившие иранские университеты, в самом Азербайджане. Он говорит: я не знал. Я говорю, а вот теперь знайте, можете проверять. Е.ВОЛГИНА: В парламенте поддержали операцию Азербайджана в Карабахе. К.ГЕВОРГЯН: Это понятно, потому что проект Туран на марше. Вы посмотрите, какие у меня на Telegram-канале, я специально это дело опубликовала, просто не знаю уже что делать. Вы посмотрите, в школах в Турции и в Азербайджане какие карты публикуют. У них Османская империя, оказывается, была до Урала, там почти большая часть нашей российской территории. «Мечты, мечты, где ваша сладость?» Мечтать не вредно, как говорится. Они будут: шажок — полшажка отступили, шажок — полшажка отступили. Е.ВОЛГИНА: Мы надеемся договориться, что есть какие-то красные линии. Простите, я сказала слово «красные линии». К.ГЕВОРГЯН: Мы не договоримся. Мы будем обеспокоены. При всём уважении, я всё время на эту тему выступаю, у нас мигрантов тут достаточно? Не хочу подсказывать, они работают у нас, обратите внимание, в разных местах, в том числе в местах стратегически важных. Я имею в виду рестораны, кухни, они там работают, правильно. Е.ВОЛГИНА: Работают. К.ГЕВОРГЯН: Как думаете, среди них есть радикалы? Я вижу их. Е.ВОЛГИНА: Наверняка. К.ГЕВОРГЯН: Особенно когда на девушек мрачных смотришь в хиджабах. Е.ВОЛГИНА: Мы сейчас с вами уйдём в конспирологию какую-нибудь. К.ГЕВОРГЯН: Я не хочу уходить. Как думаете, если они получат отмашку на что-нибудь, это они пока спят. Е.ВОЛГИНА: А как здесь с ними работать? К.ГЕВОРГЯН: Давно надо было работать и не завозить столько мигрантов. Е.ВОЛГИНА: Сейчас вроде бы говорят, что надо ограничить. К.ГЕВОРГЯН: Поздно пить «Боржоми». У нас все задачи одновременно придётся решать, а не последовательно, и не превентивно, а постфактум. Е.ВОЛГИНА: Слушатели писали: «Когда возникла опасность, с вопрос решили. Вроде бы даже договариваемся и мирно всё. Не могут Чечню никак использовать. Почему мы то же самое не можем делать на своих внешних границах?» Чечня внутри страны была. Это вопрос от слушателя я вам цитирую. К.ГЕВОРГЯН: А если на Северный Кавказ сейчас это вернётся, вы полагаете, что застрахован полностью Северный Кавказ от взрыва? Е.ВОЛГИНА: Не знаю, застрахован или нет. К.ГЕВОРГЯН: А вы в курсе, что Турция имеет превалирующие позиции в независимой , например. Е.ВОЛГИНА: В каком плане? К.ГЕВОРГЯН: И сейчас, когда Грузия в лице «Грузинской мечты» вполне готова к переговорам для того, чтобы открыть железную дорогу из России через Абхазию и Грузию в Армению, именно Абхазия против. В прошлый раз была Грузия. Вы в курсе? Е.ВОЛГИНА: Чтобы эти территории не стали частью России. К.ГЕВОРГЯН: Конечно, там Турция сидит во всех видах. Подробности даже рассказывать не буду. Вы в курсе? Абхазия — это между прочим независимая Черкесия, в какой-то момент. Да, мы признаём, у нас есть «Пятнашка» и среди абхазов есть люди, преданные России и не желающие её предавать. Я сейчас не об этом. А куда они денутся? Ну, придут в Россию эти же люди, вынуждены будут прийти. Запомните, абхазов в Турции проживает больше, чем в Абхазии, и это черкесское сообщество. А это Северный Кавказ — это , это . А конфликт между и Чечнёй не помните? Е.ВОЛГИНА: Помню, конечно. К.ГЕВОРГЯН: А между Ингушетией и Осетией не помните? Да там спичку подбросить и поджечь. Мои источники, мои друзья с Северного Кавказа, глубоко верующие мусульмане, мне поставляют информацию о спящих ячейках и об их активности, чем они занимаются. Они пишут: «Москва когда-нибудь на это обратит внимание?» У нас всё в шоколаде, как всегда. Умиротворили Чечню и всё в порядке. Е.ВОЛГИНА: SMS: «По вашим сценариям: надо весь мир — в труху и начнём сначала». Никто не говорит «весь мир — в труху». К.ГЕВОРГЯН: Я эксперт, а не плакатист. Я могу давать сценарии: какие политические спецоперации реально было бы осуществлять в данном случае. Ещё могу сказать одну вещь, мы вообще не действуем по дальнему периметру для того, чтобы остановить сценарий наших врагов относительно нас. Е.ВОЛГИНА: Дальний периметр — это где? К.ГЕВОРГЯН: В разных других странах, для того чтобы создать им проблемы в их планах. Мы всё время пытаемся постфактум противостоять уже свершающимся их действиям. Е.ВОЛГИНА: Если китайцам удалось помирить саудитов с иранцами. К.ГЕВОРГЯН: Не без нашей помощи, кстати. Е.ВОЛГИНА: Понятно. Было бы прекрасно, если бы Российской Федерации удалось потушить все эти конфликты. К.ГЕВОРГЯН: Нет, это не так делается. У нас нет сильных карт сейчас, в разговоре со стареющим, едущим с ярмарки, очень проблемным и очень опасным именно поэтому доминантом, глобалистами . Они едут с ярмарки, они хотят удержать всё, и они понимают, что им нужно время. Они хотят выиграть время, а ради этого они устроят хаос в Старом Свете, и они его уже устраивают. Они должны развести Россию с Китаем, создать проблему по периметру наших границ, включая Китай, который тоже получит себе проблемы. Посмотрите на карту, с кем Китай граничит. Е.ВОЛГИНА: Будет разъединённая Евразия, вы про это? К.ГЕВОРГЯН: Да. Ещё сумеют подбросить дровишек, чтобы спровоцировать конфликт — дипломатическое противостояние хотя бы, может быть не военное — между и Китаем. Они везде там сейчас разожгут пожары, везде! Е.ВОЛГИНА: Это всё по одним лекалам работает. И это работает, самое удивительное, Каринэ Александровна. Эти лекала одни и те же. Почему они работают? Люди не меняются, что ли? К.ГЕВОРГЯН: Нет. Потому что это социальные методики и манипулировать массами гораздо легче, чем одним человеком. Е.ВОЛГИНА: У нас же есть умные люди, которые понимают функционал этих методик. К.ГЕВОРГЯН: Да, но их не слушают. Чем бюрократия опасна? С одной стороны, хорошо когда у человека есть амбиции и он делает карьеру, а с другой стороны, он всё время боится за свою пятую точку и не проявляет инициативы, а дожидается, пока начальство ему приказ даст. А начальство не даёт приказы, потому что начальство полностью всю картину должно от кого-то получать. А если Андрей Францевич, который участвовал в переговорах… Я его очень уважаю, очень. Но если он не с экспертами-востоковедами по региону разговаривал, а базировался на каких-то базарных представлениях, давно устаревших, что мне делать, как быть? Е.ВОЛГИНА: Каринэ Геворгян была с нами — политолог, востоковед. Каринэ Александровна, спасибо, ждём снова. К.ГЕВОРГЯН: Спасибо.