Войти в почту

Эксперты — о причинах и возможных последствиях эскалации ситуации в Косове

На севере не утихают протесты сербского населения. В настоящее время в регионе находятся косовский спецназ и подразделения KFOR, вступавшие в противостояние с безоружными жителями. Сербская армия была приведена в состояние высшей степени готовности. RT обсудил с экспертами действия Запада и возможные последствия дальнейшей деградации обстановки в Косове.

Эксперты — о причинах и возможных последствиях эскалации ситуации в Косове
© RT на русском

Контингент в Косове ни разу по-настоящему не защитил краевых сербов. Об этом говорится в заявлении .

«Западной «квинте» (, Великобритании, , и . — RT), которая теперь картинно возмущается самоуправством своих подопечных в Приштине и судорожно пытается призвать их к порядку, следовало раньше просчитывать последствия рассаживания по четырём северным общинам никого не представляющих «мэров»-албанцев», — говорится в сообщении внешнеполитического ведомства России.

Как заявили в МИД РФ, кризисная ситуация в косовских муниципалитетах Звечан, Зубин-Поток и Лепосавич вполне поддавалась спокойному компромиссному разрешению, однако для её мирного урегулирования ничего сделано не было. В призвали Запад учитывать требования протестующих сербов.

«Призываем Запад заглушить наконец свою лживую пропаганду, прекратить возлагать ответственность за инциденты в Косове на доведённых до отчаяния сербов, которые мирно, без оружия в руках пытаются отстоять свои законные права и свободы. Это тот самый случай, когда в поиске виновных посредникам из США и лучше набраться мужества и посмотреть в зеркало», — подчеркнули в МИД РФ.

Напомним, в конце прошлой недели на севере Косова, где компактно проживают сербы, начались протесты, переросшие в беспорядки и столкновения с косовскими спецназовцами и силами KFOR. Наиболее мощные волнения наблюдались в Звечане.

Причиной выступлений послужило назначение «мэров»-албанцев в конце мая. Сами выборы в органы местного самоуправления состоялись 23 апреля, несмотря на то что сербское большинство бойкотировало голосование: общая явка составила всего 3,5%.

В настоящее время KFOR продолжают стягивать силы в сербские муниципалитеты. Наряду с этим Белград перебросил свои войска к линии разграничения с Косовом. Сербская армия находится в состоянии высшей степени боевой готовности из-за действий Приштины.

Сербский президент потребовал от властей частично признанной республики отменить назначение «мэров»-албанцев. Однако Приштина отказалась идти на уступки.

«Мэры останутся мэрами. Нынешние мэры — единственные, кто имеет право занимать свои посты», — цитирует RT Балканы пресс-секретаря косовского «правительства».

На фоне разразившегося кризиса Вучич провёл встречу с послом РФ в Александром Боцаном-Харченко. Президент проинформировал российского посла о событиях на севере Косова, заявил о «подлой дискриминации» сербов и выразил опасение, что «ситуация развивается в очень плохом направлении».

Боцан-Харченко считает, что конфликт может быть разрешён путём создания Сообщества сербских муниципалитетов, что предусмотрено Брюссельскими соглашениями, заключёнными ещё в 2013 году. Как пояснил дипломат, в рамках данной институции «предполагались и честные выборы, и избрание и назначение представителей в общинах муниципалитетов».

RT обсудил с экспертами причины безволия Запада в нынешнем косовском обострении, а также перспективы его влияния на недавно запущенный в северомакедонском Охриде переговорный процесс.

— Обострение ситуации на севере Косова происходит далеко не первый раз. В чём причины нынешнего противостояния?

Научный сотрудник Института европейских исследований в Белграде Стеван Гайич:

— Главная причина обострения обстановки в том, что Приштина не выполняет Брюссельские соглашения 2013 года. Албанцы взяли на себя обязательства их выполнять, создать и не препятствовать деятельности Сообщества сербских муниципалитетов. Но ничего из этого спустя десять лет сделано не было.

В апреле сербские кандидаты не вышли на выборы (в органы местного самоуправления. — RT), выдвинулись только албанские. Сербское население, которое составляет около 95—97% жителей муниципалитетов, отказалось приходить на избирательные участки. На выборы пришли лишь албанцы. Соответственно, они и проголосовали за своих кандидатов.

После этого «премьер» Косова распорядился ввести спецназ и занять здания администраций муниципалитетов, чтобы посадить туда «мэров»-оккупантов. Конечно, сербы воспротивились такому грубому вмешательству.

Ведущий научный сотрудник Института славяноведения :

— То, что сейчас происходит в Косове, это результат попытки «премьер-министра» Альбина Курти решить вопрос подчинения северных муниципалитетов силовым способом. Его не смутило, что на выборы пришли около 3% жителей, имевших право голоса.

По распоряжению Курти в край были введены вооружённые формирования в тот же момент, когда НАТО проводило учения на территории Косова. Возможно, Курти рассчитывал на поддержку альянса.

Сербскому народу ничего не оставалось, как выйти на улицы с совершенно справедливыми протестами. Но сегодня ситуация складывается так, что помочь им никто не может. Белград вновь стянул войска, но они вряд ли будут введены в Косово.

Научный сотрудник Института Европы РАН :

— Противоречия, которые привели к новому витку кризиса, конечно, гораздо глубже. В данном случае поводом послужили попытки Приштины, по сути, подчинить своей власти четыре муниципалитета (Звечан, Зубин-Поток, Лепосавич и Северная Митровица), где компактно проживают сербы.

Приштина добилась номинальной победы албанцев, не имевших к этим общинам никакого отношения. Для сербов это было совершенно незаконно, нелегитимно. Начались столкновения. Со всех сторон сейчас есть пострадавшие.

— Почему, учитывая абсолютно очевидную нелегитимность выборов, KFOR не встали на защиту сербов? Можно ли сделать вывод, что так называемые миротворцы заняли сторону Приштины в этом конфликте?

Научный сотрудник Института европейских исследований в Белграде Стеван Гайич:

— Вместо того чтобы защищать народ, KFOR стал защищать вооружённых спецназовцев от «агрессии» безоружных сербов. Последние дни обстановка в муниципалитетах крайне напряжённая. Я думаю, что единственный вариант мирного разрешения — это «эскортирование» силами KFOR албанских спецназовцев в пункты постоянной дислокации.

Я опасаюсь, что Приштина может попытаться повторить погромы сербов, которые произошли в 1999 и 2004 годах. Это может быть этническая чистка — либо сербов попытаются выгнать из их домов. Приштина недовольна тем, что в муниципалитетах на севере края проживает такое количество сербов, к тому же совершенно нелояльных оккупантам.

Если Запад не выгонит албанских спецназовцев, то у Сербии не будет иного выбора, кроме как вступиться за своё население и взять его под защиту. Пока от Запада мы услышали только успокоительные заявления. Важно, что Сербию поддержали Россия и . Посмотрим, что будет дальше.

Ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН Елена Гуськова:

— Сербия постоянно шла на уступки. По Брюссельскому договору 2013 года она, по сути, ввела границы между Косовом и Сербией, что было, на мой взгляд, неправильным шагом. Приштина считает себя хозяйкой края. Запад этому откровенно покровительствует.

Поэтому вполне естественно, что натовские «миротворцы» выступили на стороне албанских сил. Правда, в ходе столкновений пострадало достаточно много натовцев, и, может быть, Запад всё-таки пойдёт на какую-то деэскалацию.

Сербия, со своей стороны, обратилась с призывом к решению вопроса дипломатическим путём. Однако албанцы в Приштине заявили, что менять результаты выборов не намерены, никто не будет отправлен в отставку, всё должно функционировать по законам Косова и Метохии.

Научный сотрудник Института Европы РАН Павел Кандель:

— Сербия ждёт, что Запад всё-таки поспособствует деэскалации и вразумит Приштину. На мой взгляд, самой приемлемой мерой на данный момент стал бы вывод косовского спецназа из общин с самопровозглашёнными мэрами. Это несколько разрядит обстановку. Дальнейшие шаги по деэскалации уже станут предметом упорных боданий — надеюсь, что дипломатических.

Ответственность за порядок могли бы взять на себя KFOR. Власти Сербии относятся к натовским «миротворцам» как к договороспособной силе, хотя нужно признать, что в ситуации с «мэрами» KFOR явно занял сторону Приштины.

Такое поведение KFOR — следствие двуличной политики Запада, который, с одной стороны, одёргивал Курти, а с другой — никак ему реально не мешал, имея массу рычагов воздействия на него.

— В марте этого года на фоне относительного затишья в Косове в северомакедонском Охриде стартовал новый переговорный процесс, который в каком-то плане подменяет по факту мёртвые Брюссельские соглашения. Как нынешний кризис может на него повлиять?

Ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН Елена Гуськова:

— У меня негативное отношение к этому процессу. В его основе так называемый французско-немецкий план, который может привести к фактическому признанию Косова. Курти не дождался подписания итогового документа и вводом вооружённых формирований решил ускорить процесс подчинения северных муниципалитетов.

В любом случае албанцы не отступятся от того, чтобы считать весь регион своей территорией. Да, они видят, что сербы не подчиняются албанским законам, но будут делать всё, чтобы сломить это сопротивление.

Научный сотрудник Института Европы РАН Павел Кандель:

— Охридский процесс не будет идти, пока в Косове не наступит деэскалация. Если обстановка улучшится, то он продолжится. Контуры будущих договорённостей таковы, что они не будут отменять Брюссельские соглашения. Приштина будет обязана их выполнить, а значит, Сообщество сербских муниципалитетов должно быть создано.

Другой вопрос в том, как Белград и Приштина нормализуют свои отношения. Запад добивается признания Косова, но понятно, что Сербия на это не пойдёт и будет добиваться появления Сообщества сербских муниципалитетов как одного из обязательных условий нормализации отношений. Проблема в том, что Приштина непременно постарается понизить статус этого органа до общественной организации без реальных полномочий.

Научный сотрудник Института европейских исследований в Белграде Стеван Гайич:

— Я надеюсь, что ничего из Охридского процесса не выйдет. В нём абсолютно нет смысла. Тот факт, что за десять лет Брюссельские соглашения не были выполнены, позволяет сделать вывод, что никаких реальных гарантий своих прав сербы Косова не получат.

Да, в итоге может появиться некий новый план, но, на мой взгляд, он будет ещё хуже Брюссельских соглашений. Логика всех этих переговоров состоит в том, чтобы Сербия признала Косово, но это бы так не называлось. Пока ситуация для сербов будет только ухудшаться. Единственная гарантия их защиты — это возвращение Косова и Метохии под контроль Сербии. Ничего другого придумать невозможно.