В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Битому неймется: Избежавший расстрела британский наемник снова едет на Донбасс

Британский наемник , приговоренный в ДНР к смертной казни, но обменянный впоследствии на российских военных, возвращается в зону боевых действий, сообщает MailOnline.

Битому неймется: Избежавший расстрела британский наемник снова едет на Донбасс
Фото: Свободная прессаСвободная пресса

Видео дня

О том, что он «возвращается на через 50 дней после освобождения от российского смертного приговора», он сам рассказал изданию

Аслин попал в апреле во время боевых действий в попал в плен, а в июне Верховный суд ДНР признал двух граждан Британии и одного марокканца виновными в наемничестве и насильственном захвате власти и приговорил их к высшей мере наказания.

24 июня после вынесения смертного приговора Аслин записал видеообращение из тюрьмы в . Британец сообщил, что произошедшее с ним стало для него уроком и попросил прощения у жителей Донбасса и России за службу в ВСУ. Британец также сообщил, что больше всего боится ударов артиллерии, а все за что он сражался, оказалось ложью и манипуляциями Киева. Аслин также запомнится публике исполнением гимна России на камеру.

Тем не менее, в конце сентября все они были выставлены на обмен при посредничестве олигарха и наследного принца Мухаммеда бен Салмана.

Аслин сообщил журналистам MailOnline, что планирует попасть в зону боевых действий в качестве «военного корреспондента» для YouTube-канала. По словам освобожденного наемника, он собирается «рассказывать истории о жизни украинских солдат на передовой».

Можно ли ему верить? Или ему просто не хватило адреналина, и он снова приехал убивать?

– Гадать относительно личных планов или желаний этого англичанина, конечно, смысла нет никакого, как и комментировать в таком контексте эту новость, – считает политолог, руководитель проекта «Открытая аналитика» Роман Травин.

– В то же время Эйден Аслин благодаря своей истории стал заметным ньюсмейкером. Поэтому, на мой взгляд, решение его использовать именно в качестве блогера или военкора было бы вполне рационально, возможно это связано и с его личным психологическим состоянием и настроением, неготовностью дальше воевать. Хотя, если бы он вернулся в какое-то подразделение ВСУ, это было бы тоже достаточно символично и могло быть эффективно использовано в информационной войне Украиной и Западом. Вполне вероятно, что это может произойти в будущем, а аргументация будет примерно такая: не планировал больше брать оружие в руки, но не могу больше оставаться в стороне.

СП»: – Тот обмен был крайне неоднозначен. Да, нужно было наших вытаскивать, но такой ли ценой?

– Никаким инсайдом я не обладаю, но считаю, что решение по Аслину и двум другим приговоренным к смертной казни в ДНР, было принято как минимум не только ради успешного обмена пленными. Это слишком медийная история и там почти наверняка «в пакете» было еще что-то. Так что, скорее всего, обмен на пленных россиян или военных ЛДНР не был ключевым в этой истории.

«СП»: – По-вашему, обмен уверил их и многих других в полной безнаказанности? Теперь их будет лезть еще больше?

– В какой-то степени, возможно. Но более важную роль играют другие факторы: идеологическая обработка, финансовое вознаграждение, успехи или неудачи сторон на фронте на конкретном этапе боевых действий.

«СП»: – Этот обмен был весьма негативно воспринят обществом. Означает ли это, что второй раз этого Аслина в плен просто не будут брать? Правильно ли это?

– Я считаю, что к сдающимся в плен надо всегда относиться согласно международным конвенциям. Даже если противник их нарушает. Тем более, если человек воюет не с оружием в руках, а в медиа-сфере. Но понятно, что всегда и с любой стороны конфликта в такие моменты многое решает человеческий фактор. Если предположить, что он еще раз попадет в плен, то его судьба будет, как, впрочем, и всегда, зависеть от личной позиции конкретных людей, которые его возьмут в плен.

«СП»: – По-вашему, есть ли вообще надежный способ отбить у западных любителей сафари охоту ехать на Украину? Ведь даже если их расстреливать пачками, им столько платят, что мало кто откажется…

– Нельзя так упрощать ситуацию в вопросах мотивации людей. Понятно, что есть и те, кого Вы называете «любителями сафари». Но там есть и реально идейные люди, которые считают, что едут воевать за правое дело, есть много профессионалов, которые поехали просто зарабатывать хорошие деньги, есть люди, которые там, по сути, по приказу, даже если юридически это оформлено как-то иначе. И, с учетом вовлеченности западных стран в конфликт на Украине, изменить эту ситуацию могут только реальные успехи российской армии.

– Эта ситуация демонстрирует, что в современной Британии нас не считают равными себе людьми, – уверен главный редактор «Форум.мск» .

– А туземцев можно и обмануть ради сохранения собственной жизни.

И тем не менее в плен их все же брать нужно, тут полностью разделяю позицию Ходаковского – вражеский солдат не должен бояться плена. В идеале он должен стремиться в плен. Но не такой, в котором можно подкормиться, подлечиться и обратно убивать туземцев. Плен – это до конца войны.

И своих надо вытаскивать любой ценой. А неоднозначные обмены – это уже применительно к подлости.

СП»: – Теперь они совсем страх потеряют?

– Да, разумеется. Всё «капитаны-сорвиголова» будут здесь. А вот когда будет по-настоящему страшно, побегут. Но это сложная задача, думаю, сегодняшним пропагандистам это не по силам. Надо сделать так, чтобы ехать воевать в Россию было не просто не престижно, а постыдно. Сейчас ведь они защитники свободы и спасители украинских детей от «орков». А надо, чтобы они выглядели кровавыми убийцами. Но это вопрос к нашим пропагандистам – что-то мышей они не ловят.

– Любая невыполненная угроза способствует ослаблению страха, – не сомневается экс-боец ополчения Луганской народной республики .

– Аслин был приговорен к смертной казни, но освобожден спустя пару месяцев. Он может приехать военкором. А через месяц передумать и вступить в ВСУ.

Обмен наших военнопленных – вещь необходимая. Жизнь и свобода нашего солдата по определению более ценна, чем жизнь иностранного наемника. Таким образом, сам по себе обмен вполне мог быть рационален. Но встает вопрос – зачем, в таком случае, были вынесены смертные приговоры? Вот их неисполнение действительно способствует агитации для вступления иностранцев в ВСУ.

Теперь, если Аслин снова попадется в руки нашим бойцам, решать, жить ему или нет, будет условный командир роты. Давайте положимся здесь на чутье наших солдат. Им на передовой видней.

А чтобы другим неповадно было, надо понимать, что жизнь ценней любых денег, и самым эффективным средством агитации я полагаю ракетные удары по расположению личного состава ВСУ.