В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Украинские солдаты скоро начнут убивать друг друга

Среди украинских военных можно ожидать массовой сдачи в плен, однако при этом возможны внутренние конфликты вплоть до боевых столкновений между сдающимися и идейными фанатиками. Так считает советник главы правительства Донецкой народной республики Ян Гагин.

Украинские солдаты скоро начнут убивать друг друга
Фото: Свободная прессаСвободная пресса

Видео дня

«Я предполагаю, что возможны даже внутренние конфликты вплоть до боестолкновений внутри, потому что, скажем, фанатики не будут рады тому, что кто-то из их коллег будет пытаться сдаться в плен, и, возможно, даже будет доходить до огневых стычек между ними, и они будут сокращать сами себя», – заявил он в интервью РИА Новости.

Советник главы правительства ДНР подчеркнул, что помимо тех, кто будет готов сдаться в плен, также присутствуют фанатично идейные представители националистического полка «Азов» *. Гагин рассчитывает, что вскоре «противник придет к пониманию, что попытки сопротивляться дальше бесполезны».

Придет ли? К этому давно пора было прийти. И не помешают ли фанатики? Какой вообще может быть масштаб у этого явления? Как к этому относится командование? ВСУ это армия или отряды батьки Махно? Там вообще понятие дисциплины осталось?

– Представление об украинской армии, как о неорганизованной вооруженной толпе – не просто ошибочное, но и очень вредное явление, – уверена председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных .

– ВСУ – это сотни тысяч неплохо вооруженных, хорошо подготовленных, очень мотивированных военных, которые сформированы в боеспособные соединения. Ни о какой махновщине речь не идёт.

«СП»: – Почему украинские военнослужащие не спешат сдаваться в плен? Верят Арестовичу, что смогут победить? Запуганы пропагандистами, что в плену их ждут пытки и смерть? Боятся выстрелов в спину от нациков?

– Мотивация украинских военнослужащих совершенно понятна. Дело тут не в Арестовиче и не в нациках, которые угрожают им выстрелом в спину. За последние восемь лет в вооруженных силах Украины сформировалась четкая антироссийская идеология, которая захватила всех, от рядового до командующего. По психологической устойчивости украинские военные – это те же русские, так же готовые воевать до конца, отстаивая свои убеждения.

«СП»: – На днях был самый массовый случай сдачи в плен – и то, когда закончилась еда, вода, лекарства. Получается, что рассчитывать на капитуляцию противника можно только тогда, когда у него совсем не останется выбора?

– Да, это правильное представление. уже почти полтора месяца находится в полном окружении, и для любого военного абсолютно понятна безвыходность сложившейся ситуации. Однако, украинские военные сдались в плен только при полном отсутствии ресурсов для сопротивления. Именно этот фактор свидетельствует о необходимости полного военного разгрома армии Украины, поскольку любой другой исход будет воспринят, как военная победа Украины, так как ВСУ Украины не признают капитуляцию, если сами не сложат оружия.

«СП»: – Насколько реально то, о чем говорит Гагин? Насколько масштабны могут быть эти боестолкновения? Много ли таких фанатиков, готовых воевать со своими? Фанатики ли это или же люди, сознательно работающие на тотальную войну? Может, это целенаправленная политика командования и власти – уничтожать «предателей»?

– Если такие явления и будут происходить, они не будут носить массового характера, и не будут определять ход и напряженность боевых действий. Конечно, несмотря на устойчивость и боевые качества украинских военных, в безвыходной ситуации они способны поднять белый флаг. Националистические батальоны отлично понимают, что их ожидает в плену, и мотивированы идти до конца. По этой причине вполне возможны столкновения между идейными нациками и кадровыми военными в период, предшествующий полному разгрому.

Но для того, чтобы подойти к этому этапу конфликта, нужна фаза упорных боёв, ожесточенных столкновений и потеря всех ресурсов для военного сопротивления со стороны украинских войск. Украинская власть видит свою задачу в нанесении максимального ущерба российской армии любым путем. И армия, и националистические батальоны будут стараться эту задачу выполнить.

«СП»: – Есть ли у наших военных возможность как-то предотвращать это, убеждать людей сдаваться? Или пусть уже перебьют друг друга?

– Массовая сдача в плен, безусловно, снижает потери российской армии и облегчает переход под контроль территории. Именно поэтому усилия переговорщиков по капитуляции украинских частей имеют смысл и оправданы. Но нельзя рассчитывать на эту капитуляцию или вражду между военными и нациками, как на фактор, серьезно изменяющий сложность военной операции.

«СП»: – ВСУ будут сопротивляться до полного военного поражения, которое станет очевидным любому – от рядового до командира?

– Сейчас украинская армия получает немалые возможности для сопротивления от своих западных союзников. ВСУ получают новые «Байрактары», «Джавеллины», другое оружие. В Польше и грузят танки, бронетранспортеры, системы залпового огня и т.д. Армия Украины имеет большой ресурс для мобилизации – более 400 тысяч человек могут пополнить ряды ВСУ в самое ближайшее время. Надеяться на легкую победу и массовую сдачу в плен украинских военных – глупая иллюзия, которая оборачивается большими потерями и проигрышем в тактической инициативе.

– Я не думаю, что будут масштабные столкновения, но то, что внутренний конфликт существует – однозначно, – говорит руководитель Центра исследований гражданских и военных конфликтов .

– Это началось ещё в 2014 году, когда часть солдат в ВСУ просто отказывалась воевать со своим народом. Поэтому в последние годы в вооружённые силы Украины были интегрированы националистические элементы, которые выявляли неблагонадёжных и находились в привилегированном положении.

Если брать ВСУ, то процент таких фанатиков достаточно небольшой, но они контролируют руководство. Другое дело добровольческие и националистические батальоны, состоящие главным образом из идейных нацистов, которые практически не подчиняются войсковому командованию.

«СП»: – Командование в курсе таких ситуаций? Оно их поощряет?

– Конечно, командование в курсе, ведь националисты занимаются идеологической обработкой среди военнослужащих Украинской армии. Да, оно поощряло наведение порядка самыми радикальными методами, но сейчас командиры сами попали под их влияние и практически не контролирует ситуацию, об этом неоднократно заявляли сдавшиеся в плен солдаты.

«СП»: – Гагин рассчитывает, что вскоре «противник придет к пониманию, что попытки сопротивляться дальше бесполезны». А еще не пришёл?

– До 24 февраля всем украинским военным усиленно внушали, что они самая сильная и прекрасно вооруженная армия во всей Европе. Понимание того, что это не так и, что сопротивление бесполезно напрямую зависит от действий , ведь ничто так не остужает пыл вояк как поражение на поле боя. Однако украинская пропаганда всячески скрывает реальные потери ВСУ, а небольшие успехи раздувает до невообразимых размеров. И уж тем более тема сдачи в плен там попросту запрещена. Так что, можно согласиться с Гагиным в этом вопросе.

«СП»: – Украинские солдаты сдаются, когда уже нечем воевать и нечего есть. Зачем доводить до крайности? Раньше это нельзя было сделать? Что мешало?

– Тут всё очень просто. Сами сдавшиеся в плен солдаты рассказывают, что командиры объясняли им чем это чревато. Рассказы напоминают страшилки Третьего Рейха образца 1945 года. Тут вам и издевательства над пленными, массовые расстрелы и голодная смерть в лагерях в Сибири. Кроме того, при попытке сдаться существует большая вероятность быть убитыми своими же нациками, которым терять уже нечего. Так что здесь мы видим борьбу между страхом и инстинктом самосохранения.

«СП»: – Означает ли все это, что украинская армия как единый организм, подчиняющийся единому центру, перестал существовать? Насколько она ещё боеспособна?

– Не стоит недооценивать ВСУ. Если в первые дни спецоперации в их рядах наблюдалась растерянность, то сейчас он уже начал приходить в себя, чувствуя поддержку Запада и его помощь оружием. Но при отсутствии грамотного командования все это сводится к минимуму. Это к вопросу о боеспособности.

Насчет единого управления, действительно, существует проблема. После Мариупольского котла, где командование просто бросило националистический батальон «Азов» на произвол судьбы, не сделав никаких попыток для его деблокирования, можно говорить, что между нацистами и властью существуют разногласия и с каждым днём они всё больше. Так что говорить об украинской армии как о едином организме сейчас не приходится.

* Изображения шевронов батальона (полка) «Азов» признано в России экстремистским решением суда от 30.11.2015 и внесено в Федеральный список экстремистских материалов (п. 3269).