В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

«Ассоциированное трио» Грузии, Молдовы и Украины: европейский выбор или русофобский проект?

В 2021 г. , и создали «Ассоциированное трио», приняв декларацию, подчеркивающую их стремление в и готовность проводить сопутствующие реформы. При этом президент Украины объявил о кризисе инициативы «Восточного партнерства» и отсутствии у нее стратегических целей. Единственным институтом ЕС, который как-либо признал европейские перспективы «трио», стал , но без каких-либо обязательств. Зачем , и Киеву подобный формат, и что будет значить это решение для будущего трех государств, проанализировала доктор политических наук, профессор СПбГУ .

«Ассоциированное трио» Грузии, Молдовы и Украины: европейский выбор или русофобский проект?
Фото: Евразия ЭкспертЕвразия Эксперт

Видео дня

Европейский вектор

Среди стран «Восточного партнерства» Грузия, Молдова и Украина являются наиболее интегрированными с Евросоюзом государствами постсоветского пространства благодаря соглашениям об ассоциации с ЕС. Эти соглашения рассматриваются ими как первый шаг или пролог к полноценному вступлению в Евросоюз, которое представляется им взаимосвязанным с приобретением членства в . Однако продвижения на этом пути нет.

Для решения вопроса необходимо выполнить большой набор требований, что если и возможно сделать хотя бы отчасти, то только в течение длительного периода времени. Кроме того, все три страны имеют территориальные споры. Не менее важно и то, что одобрить вступление Украины, Грузии и Молдовы в ЕС и НАТО должны все страны-участницы этих межгосударственных объединений. Поэтому Грузия, Молдова и Украина с момента подписания договоров об ассоциации в 2014 г. целенаправленно выстраивают «европейский вектор» во внешней и внутренней политике, который предполагает, прежде всего, максимальное дистанцирование от России.

«Европейский выбор» стал притчей во языцех: им объясняют все реформы, все изменения, благодаря ему рисуют картины будущего. В итоге правительства данных стран работают в контексте идеи «либо будущее в ЕС и НАТО, либо конец».

Наиболее часто используемым инструментом демонстрации лояльности для всех трех государств стало их участие в различных региональных структурах, в которых они взаимодействуют со странами Евросоюза (например, Люблинский треугольник). Однако этого оказалось недостаточно, как и заверений от , , и Польши о скорейшем решении вопроса. В итоге Грузия, Молдова и Украина решили пробивать дорогу в Евросоюз и НАТО совместно, создавая кумулятивный эффект политики обращений в соответствующие структуры. Очевидно, что отдельный голос каждой из этих стран легко игнорируется.

Приоритеты «трио»

19 июля 2021 г. в состоялась встреча глав трех стран, обозначившая создание так называемого «Ассоциированного трио». Согласно итоговому документу, формат призван зафиксировать общие приоритеты в достижении цели вступления в Евросоюз и НАТО. Весьма показательно, что на встрече президент Украины Владимир Зеленский заявил: «Украину, Грузию и Молдову объединяет общее стремление к членству в Европейском союзе, и цена за это – аннексия, оккупация и война». Кроме того, согласно принятой на встрече декларации, именно «сотрудничество трех государств позволит обеспечить безопасность и мир в Черноморском регионе».

Иными словами, сразу же обозначено военное измерение данного союза, притом, что сначала было сказано лишь про стремление к членству в ЕС. В данном случае становится очевидным, что хотя вступление в Евросоюз для этой троицы и приоритетнее, Североатлантический альянс не менее важен.

Что продемонстрировал Батумский саммит

Во-первых, принятие декларации на саммите в Батуми подвело черту во внешнеполитической стратегии трех государств. Если ранее правительства лавировали между разными группами влияния в своих странах, то теперь было четко обозначено, что нет никаких альтернатив интеграции с и вступлению в НАТО. Это означает, что русофобская политика значительно активизируется. Российским институтам, бизнесу, политикам, и даже общественным деятелям будет довольно проблематично взаимодействовать с разными общественными и коммерческими группами и структурами в Грузии, Молдове и Украине. Фактически, то отдаление от России, которое началось сразу после распада СССР, сейчас зафиксировано.

На самом деле Грузия, Молдова и Украина довольно давно его обозначили. Они сотрудничали в рамках , в 2009 г. стали участниками Восточного партнерства, не взаимодействуя с Россией по возникающим вызовам для российского рынка. В 2014 г. они подписали договоры об ассоциации. 2 февраля 2021 г. главы Грузии, Молдовы и Украины совместно обратились к руководству Евросоюза, призвав организацию перейти на новый этап сотрудничества в рамках «Восточного партнерства», чтобы углубить интеграцию. Затем, 17 мая на встрече в Киеве они подписали совместный меморандум о создании «Ассоциированного трио» для углубления сотрудничества и подтверждения «европейского вектора». Забавно, что и на встрече 19 июля был продемонстрирован символический отрыв от России, так как участникам предложили говорить на английском, хотя данная идея в конечном итоге не увенчалась успехом.

Во-вторых, правительства Грузии, Молдовы и Украины своими действиями фактически окончательно разделили собственные общества. Известно, что в экономических вопросах, в том числе в энергетике, взаимодействие с Россией остается значимым, как и в сфере логистики. Не будем забывать, что российский рынок также является привлекательным, тем более, что поставки сельскохозяйственных товаров из этих стран всегда находили своего потребителя и любителя в России: эта продукция хорошо и давно известна, не нуждается в затратной рекламе.

Поэтому потеря российского рынка дорого будет стоить в конечном итоге самим гражданам «Ассоциированного трио». Кстати, особенно болезненным теперь это обстоятельство будет для Молдовы, которая единственная из всех трех стран является наблюдательницей при .

Теперь от идеи возможности взаимовыгодного сотрудничества с Россией происходит отдаление. Так, в Батумской декларации было заявлено о «непоколебимой приверженности ценностям ЕС» и о комплексных реформах, которые государства проводят в соответствии с демократическими принципами Евросоюза. Хотя с учетом событий в общественно-политической сфере и характера избирательных кампаний это вызывает, как минимум, сомнения. Некое «европейское будущее» теперь поднято в качестве знамени, а государства «трио» обязуются его строить и приближаться к нему, но не обозначают, через какой строк его достигнут.

В-третьих, официальные европейские лица всячески приветствовали «европейское движение» Украины, Грузии и Молдовы. Председатель , присутствовавший на встрече, сообщил о планах оказать финансовую поддержку трем государствам, создав инвестиционный пакет на сумму до €17 млрд. Этот проект также позитивно оценил , верховный представитель ЕС по внешней политике, который уже 24 июня получил информацию о готовящемся проекте от глав Министерств иностранных дел Украины, Грузии и Молдовы. Он даже подчеркнул, что в таком стремлении к вступлению видит знак эффективной работы Евросоюза, которой можно гордиться, то есть, в очередной раз воспользовался обстоятельствами, чтобы похвалить наднациональных чиновников.

Не менее важно, что данное событие позволит скорректировать цели Восточного партнерства.

В-четвертых, благодаря обращению к Евросоюзу и НАТО данные страны стремятся нивелировать военное присутствие России. Совместная риторика о российской военной угрозе многократно повышает ставки в противостоянии «коллективного Запада» и России. А правительства Грузии, Молдовы и Украины при этом вполне могут рисковать собственными гражданами, их жизнью и здоровьем. Поэтому после формирования «Ассоциированного трио» можно ожидать совместно подготовленных провокаций в отношении российских миротворцев. При этом их присутствие безосновательно указывается как угроза не только для Грузии, Молдовы и Украины, но и всего континента в целом.

Вывод

Таким образом, цель создания «Ассоциированного трио» Грузии, Молдовы и Украины – привлечь к данным странам дополнительное внимание. Как можно громче кричать о некой угрозе со стороны России, надеясь, что это позволит быстрее получить ответ о возможности европейской интеграции. Вместе с тем, на этом пути их ожидает немало трудностей. Вряд ли сейчас такие сложные страны с социально-экономическими проблемами и внутренним расколом могут быть позитивно восприняты внутри ЕС.

Наталья Еремина, доктор политических наук, профессор СПбГУ