В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Троянский конь Байдена

- Член Совета Ассоциации российских дипломатов, доктор политических наук, профессор РГГУ, профессор кафедры дипломатии . Накануне встречи лидеров России и  в Женеве натовская пресса опубликовала сообщение о том, что страны-члены альянса готовятся официально выступить против размещения ядерных ракет наземного базирования в Европе. Вице-президент США Камала Харрис, президент США и генеральный прокурор и глава Меррик Гарланд (слева направо) во время брифинга в Вашингтоне. Стрингер / РИА Новости Имеется в виду, что президент Джозеф Байден представит это предложение российскому лидеру в Женеве на встрече 16 июня. Не приходится сомневаться, что инициатива будет представлена как исторический акт доброй воли коллективного Запада, мудрый и своевременный шаг на пути укрепления безопасности и стабильности на Европейском континенте. Скорее всего, отказ от размещения ядерных ракет наземного базирования в Европе будет представлен как «плата» за согласие России на присоединение к западному военному блоку. Что кроется за этим словоблудием? Ровным счётом ничего. Или, говоря точнее, шитая белыми нитками попытка стратегического обмана — этакий «троянский конь» с ядовитой начинкой. Дело в том, что НАТО никогда и не собирался применять ядерное оружие на территории Европы. Слишком уж бессмысленное, катастрофическое, кощунственное и попросту апокалиптическое занятие — обмениваться ядерными ударами на территории с плотностью населения более 100 человек на квадратный километр, на которой сосредоточены величайшие культурные и исторические ценности нашей цивилизации. Применение ядерного оружия в Европе не входит и в военно-стратегические расчёты . Но наша военная доктрина допускает применение Россией ядерного оружия: «В ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства». Почему в абзаце отдельно допускается применение Россией ядерного оружия в случае агрессии против нее с применением обычных неядерных средств? Да потому что соотношение обычных вооружений в Европе в настоящее время в разы в пользу стран коллективного Запада: по численности военнослужащих — в 5 раз; по числу ударных вертолетов — почти в 3 раза; по самолетам штурмовой авиации — в 3,5 раза; по истребителям — в 6 раз; по авианосцам — в 27 раз; по фрегатам, эсминцам, корветам — в 2,7 раза; по подводным лодкам — в 2,6 раза; по совокупным военным расходам — в 15 раз. Как публично признал 6 июня 2014 г. польский военный министр, российский военный потенциал в шестнадцать раз меньше потенциала НАТО и не может представлять военный угрозы для Европы. Но за утверждениями о «российской военной угрозе» нельзя не видеть прямой угрозы нашей стране со стороны НАТО. Высказывания о миролюбивом характере военного блока — это, как говорят на цивилизованном Западе, словеса для обмана бродячих монахинь. Если не все, то многие прекрасно помнят: когда НАТО уверен, что не получит соответствующего военного отпора, он не останавливается перед актами самой варварской агрессии. Так было, в частности, в 1999 году, когда самолёты ВВС США бомбили парки, детские площадки, телецентр на территории Белграда. Памятно, что одна американская ракета даже разрушила здание посольства в Югославии. По данным НАТО, за время антиюгославской акции авиация стран альянса совершила 38 тыс. боевых вылетов, целью свыше 10 тыс. из них было нанесение бомбовых ударов. По данным сербских СМИ, в среднем на каждого жителя страны пришлось по 20 кг использованной натовцами взрывчатки. В результате бомбардировок, по сербским данным, погибли от 3,5 до 4 тыс. человек, ранения получили около 10 тыс., из которых две трети — мирные жители. Материальный ущерб составил до $100 млрд. За три месяца бомбардировок Югославии силами НАТО на территорию было сброшено в снарядах 15 тонн обедненного урана. После страна заняла первое место в Европе по числу онкологических заболеваний, а за первые 10 лет с момента бомбардировок в республике заболели раком около 30 тыс. человек, из них от 10 до 18 тыс. умерли. Вряд ли стоит сомневаться, что если бы в Вашингтоне не опасались достойного отпора со стороны России, натовские самолеты в пух и прах разбомбили бы и , и всю европейскую — не только европейскую — часть России. Мешало этому наличие у России стратегических ядерных сил (СЯС), а также — на европейском театре — тактического ядерного оружия (ТЯО). Вопрос о ТЯО уже поднимался американской стороной при ратификации договора о наступательных стратегических вооружениях (СНВ-III) в 2010 г. Тогда сенатор от республиканской партии Джеймс Риш, выступая в конгрессе, заявил: «У русских примерно 3 тысячи 800 единиц тактического ядерного оружия, а у нас — менее пятисот. Мы больше не собираемся делать вид, что проблемы не существует, и игнорировать ее». Из этого утверждения сенатора президент , авторитетный российской военный эксперт сделал логичный вывод: если США обеспокоены оружием, которое мы можем применить только на своей территории, «значит, американцы готовятся сюда прийти». Действительно, российское ТЯО — весьма ограниченное (совсем не 3,8 тыс. единиц) число мин, артиллерийских снарядов, авиабомб, торпед с ядерными зарядами на носителях с радиусом действия значительно меньше 500 км, что исключает их включение не только в объем договора СНВ-III, но и денонсированного по инициативе США договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД). Российское ТЯО в основном не находится на боевом дежурстве; тем не менее оно есть и служит в качестве своеобразных российских «ядерных зубов ближнего боя». Имеется в виду, что в случае массированного вторжения сил НАТО на территорию нашей страны мы будем вынуждены применить потенциал, чтобы защитить территориальную целостность и суверенитет. Не это ли мешает пока «добропорядочному и миролюбивому» коллективному Западу воздерживаться от прямой агрессии в восточном направлении? Ведь неизвестно (а точнее, известно), как поведет себя коллективный Запад в случае принятия нами предложения о снятии всех ядерных зарядов с боевого дежурства в Европе. Тем более если это предложение будет преподнесено в пакете с согласием России на принятие в блок НАТО Украины. Вопрос о тактическом ядерном оружии не следует путать с ракетами средней и меньшей дальности, которые были запрещены соответствующим договором 1987 года (ДРСМД), из которого Соединенные Штаты вышли два года тому назад. Разница между ракетами средней и меньшей дальности и упомянутыми тактическими ядерными средствами заключается в дальности радиуса применения. К средствам средней и меньшей дальности относятся ракеты с радиусом действия от 500 до 5500 км. Это отдельная тема переговоров по контролю над вооружениями; Россия всегда выступала против включения в объем ограничений как по СНВ-III, так и по РСМД тактических ядерных средств. Вопрос о ТЯО следует рассматривать скорее в тесной связи с ограничением обычных вооружений в Европе. Но усилиями наших натовских партнеров Договор об обычных вооружениях в Европе (ДОВСЕ) также приказал долго жить. В сложившейся ситуации имеется вынужденная асимметрия потенциалов блока НАТО и России. Попытка отказываться от асимметрии означала бы акт одностороннего разоружения нашей страны перед лицом до зубов вооруженного и агрессивного коллективного Запада. Вообще, вопросы контроля над вооружениями не могут решаться только в каком-либо одном аспекте: ракет, торпед, самолетов, авианосцев или подводных лодок. Все эти вопросы следует рассматривать в контексте глобальной стратегической стабильности и общих интересов международного сообщества, настоятельно диктующих необходимость перехода от конфронтации к сотрудничеству в целях противостояния глобальным проблемам, угрожающим самому существованию нашей цивилизации. Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Троянский конь Байдена
Фото: Инвест-ФорсайтИнвест-Форсайт