В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Зеленский обжился в роли типичного президента Украины

Зеленский обжился в роли типичного президента Украины
Фото: Деловая газета "Взгляд"Деловая газета "Взгляд"

Два года у власти на и пресс-конференция, прошедшая по этому поводу, дали обильную пищу для комментариев и позволяют сделать несколько важных выводов.

Видео дня

Вывод первый – Зеленский окреп и заматерел. Невнятность и сбивчивость речи президента некоторые наблюдатели поспешили отнести к усталости и неуверенности в себе. На самом деле все ровно наоборот: Зеленский обжился в роли типичного украинского президента, поэтому может позволить себе невнятные пространные монологи и бесконечные «э-э-э». К тому же на большинство вопросов Зеленскому действительно нечего ответить – реальных достижений ни по одному важнейшему пункту повестки дня, начиная с урегулирования в Донбассе и заканчивая ростом тарифов и падением качества жизни украинцев, нет.

При этом всем рейтинг президентской партии «Слуга народа», являющийся своеобразным индикатором президентского рейтинга самого Зеленского, несмотря на значительное падение, вдвое больший, чем у ближайших преследователей – партии «Европейская солидарность» Пи «Оппозиционной платформы – За жизнь» Ви Ю Это позволяет Зеленскому уклончиво отвечать на вопрос о втором президентской сроке (ранее он уверял, что пришел на один срок), а также демонстрировать отсутствие алармистской повестки в политической жизни страны. Если еще несколько месяцев назад всерьез обсуждалась возможная замена Зеленского на более управляемую Западом фигуру, то сейчас речь об этом не идет и ситуация, насколько это вообще может быть на Украине, находится под контролем власти.

Вывод второй – Зеленский получил определенную свободу действий и уже не столь сильно зажат между интересами дуумвирата США – Великобритания и интересами украинских олигархов. С момента вступления в должность президентаАа наблюдается охлаждение интереса к Украине. И даже попытка критического обострения ситуации на линии разграничения с непризнанными республиками с тем, чтобы привлечь внимание метрополии, в итоге не была одобрена Вашингтоном. Более того, Зеленского осадили, попросив снизить масштаб самодеятельности. Новых кредитов отФ тоже нет, как и прорывных инициатив в деле сближения сО им.

В сложившихся обстоятельствах Владимир Зеленский счел, что уровень управляемости должен прямо зависеть от объема поддержки со стороны Запада. По этой причине он даже позволил себе покритиковать лидерови ии («поддержка могла бы быть большей») и лично президента Байдена, для которого отказ от санкций против «Северного потока – 2» станет «личным проигрышем».

Вывод третий – ставка на перформанс, а не реальные действия остается неизменной. Шоу сквозит во всем: начиная с того, что итоги двухлетнего пребывания у власти Зеленский оглашал в ангаре дышащего на ладан авиационного завода «Антонов», продолжая неизменным пиаром проекта «Большая стройка» (вливание денег в строительство дорог, мостов и прочей инфраструктуры), которому больше подходит название «Большой распил», и заканчивая громким судебным процессом в отношении лидера «Оппозиционной платформы – За жизнь» Виктора Медведчука.

Шоу подменяет собой дефицит легитимности решений Зеленского. В этом смысле шестой президент Украины уже переступил черту дозволенного, выйдя за рамки закона (решения Зеленского по замене главы Конституционного суда, внесудебные санкции решением Совета нацбезопасности и др.). А потому и второй срок, как способ избежать ответственности, из желательного может превратиться в жизненно важную необходимость.

Вывод четвертый. У Зеленского размытый, неконсолидированный электорат. Учитывая, что крупнейшие политические силы, которые наступают на пятки Зеленскому и за которыми стоят фигуры Петра Порошенко и Виктора Медведчука, обладают диаметрально противоположными политическими установками (снова-таки, насколько это возможно в извечно многовекторной украинской политике), Зеленскому очень непросто бороться за свой электорат. Иными словами, президент вынужден одновременно заигрывать с националистами (чего стоит только переписка Зеленского с подозреваемой в убийстве журналемета) и пророссийским электоратом юго-востока (что, к слову, Зеленскому удается куда хуже), откуда родом сам президент.

И наконец, пятый вывод состоит в том, что у Зеленского так и не появилось стратегического видения развития Украины. Тщетные попытки обзавестись хотя бы призрачной перспективной членства если не в ЕС, то в НАТО наталкиваются на холодность европейцев и альянса. А объявленная Зеленским деолигархизация, которая по задумке должна стать стержнем внутренней политики на ближайшие месяцы и годы, является не более чем исходной позицией для торга президента с реальной украинской элитой, которая воспринимает его не иначе как картонного президента, президента-ширму, за которой можно заниматься привычным для этой элиты схематозом и разворовыванием страны.